Как доказать, что преступление не длящееся?

Длящееся преступление

Для разграничения и классификации различных видов преступлений в УК РФ действует 115-я статья. Именно эта норма права выделяет простые и более сложные преступления. К последним относятся длящиеся и продолжаемые преступления. За них предусмотрено более суровое наказание. Об особенностях таких деяний поговорим в этой статье.

За них предусмотрено более суровое наказание.

Продолжаемое преступление

Продолжаемым преступлением называется преступное деяние, совокупно собранное из других более мелких незаконных (тождественных) действий, конечным результатом которого является достижение преступной цели.

Формулировка «тождественных» на прямую относится к составу преступления, а значит каждое отдельное действие несет в себе признаки одного и того же состава правонарушения, но ни одно из этих действий по отдельности не является окончательным преступным действием.

Все, что проделывает нарушитель закона, связано с достижением общей цели.

Вот некоторые примеры:

  1. Чиновник получает взятку, при этом она делится на части, каждый раз переводится определенная сумма.
  2. Завхоз в конце рабочего дня в течении определенного количества дней уносит со склада по мешку цемента.

Характеристика продолжаемого преступления:

  1. Оно подразумевает под собой всегда несколько тождественных противозаконных действий.
  2. Повторение преступления всегда происходит спустя короткий отрезок времени и осуществляется в одной обстановке.
  3. Каждое преступное действие не подлежит самостоятельному определению.
  4. Все совершенные действия должны входить в одну цепь незаконного замысла.
  5. Продолжаемое преступление имеет одну конечную цель.

Понять это можно на следующем примере: если работник украдет материальные ценности сразу и в большом количестве — тогда это кража в особо крупном размере. Но он может воровать по чуть-чуть каждую неделю, скажем, проволоку для ограды приусадебного участка.

В этом случае имеем дело с продолжаемым преступлением. Оградив участок, злоумышленник перестает воровать проволоку, тем самым заканчивается продолжаемое правонарушение.

Продолжаемое преступление может прерываться.

Длящееся преступление. Определение понятия

Уголовный кодекс РФ не содержит понятие длящегося преступления.

Понятие длящегося преступления было дано в Постановлении 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 “Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям”, где длящееся преступление рассматривается как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования.

В судебной практике выработан подход, согласно которому под длящимся преступлением понимается преступное деяние, характеризующееся первоначальным актом действия или бездействия и далее длящееся во времени.

Длящееся преступление начинается и образует оконченный состав конкретного преступления уже либо с момента совершения первого преступного действия (например, при самовольном оставлении части или места службы (ст. 337 УК РФ) – с момента оставления без законного на то основания территории или места службы), либо с акта преступного бездействия (например, при уклонении от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК РФ) – с момента неявки по повестке на призывной пункт или иное установленное место без уважительных причин). Заканчивается такое преступление вследствие либо действия самого виновного, направленного на прекращение преступления (напр., явка с повинной), либо наступления событий, препятствующих дальнейшему совершению преступления (например, вмешательство органов власти), либо когда отпала сама обязанность, невыполнение которой составляло содержание длящегося преступления (например, со смертью ребенка или нетрудоспособного родителя прекращается обязанность виновного платить по решению суда средства на их содержание).

Однако из этого правила возможны исключения, установленные самим актом об амнистии.

Что такое продолжаемое и длящееся преступление

Для того чтобы охарактеризовать продолжаемое и длящееся преступные действия, необходимо обратиться к первоисточнику. Длящееся нарушение УК РФ не определяет, равно, как и не содержит определение продолжаемого нарушения. Эти виды охарактеризованы в Постановлении Пленума ВС СССР в 1961 году и используются для норм действующего уголовного законодательства.

Исходя из наименования длящегося правонарушения понятно, что основным признаком ограничения его от продолжаемого неправомерного действия является непрерывный временной интервал, в пределах которого систематически производились различные действия, направленные на угнетение законных предписаний. Но Уголовный кодекс знает и случаи, когда халатное или умышленное бездействие также являлись показателем отрицания закона.

Продолжаемое правонарушение УК РФ в отличие от предыдущего вида представляет собой совершение различных, но сходных по составу действий, которые вследствие приводят к их определению как преступления. Эти противоправные деяния также должны быть произведены в течение длительного действия.

Если человек совершает кражу единовременно большого количества предметов, например, тонну цемента, то ему вменяют соответствующий состав. Однако если он производит кражу по одному мешку для цели дальнейшего использования общего объёма украденного, например, для строительства сарая, то деяние признают продолжаемым вне зависимости от момента обнаружения факта кражи.

Приводя примеры преступных посягательств, нельзя обойти стороной статью 205 УК РФ (убийство). Такое действие не может иметь характер продолжающегося или длящегося, так как несёт общественную опасность обществу.

Обобщенно можно назвать основные характеристики этих видов общественно опасных деяний:

  1. Длящееся – может быть представлено как действием, так и бездействием.
  2. Продолжаемое – проявляется только в действии преступника.
  3. Характер действий у продолжаемого действия может быть только умышленным, а у длящегося – нет.

Несмотря на различные характеристики этих видов, они преследуют единую цель – совершение общественно опасного деяния.

Особенностью такого нарушения закона является определение момента окончания его совершения.

Критерии длящегося административного правонарушения

Адвокат, к. ю. н. Виталий Шакин, специально для Клерк.Ру

Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации регламентирует самые различные сферы общественных отношений, поэтому можно уверенно предположить, что не найдется такой коммерческой организации, которая ни разу не совершила бы административное правонарушение.

В связи с этим весьма актуальным для юридических лиц (как впрочем и для других субъектов, которые могут быть привлечены за административное правонарушение) является вопрос о сроках давности привлечения к административной ответственности.

Как установлено в ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения. Это так называемый общий срок давности. За нарушения ряда иных отношений (за нарушение законодательства о налогах и сборах, о защите прав потребителей, о рекламе, о лотереях, таможенного, антимонопольного, валютного законодательства и др.) предусмотрен более длительный специальный срок, который равен одному году со дня совершения административного правонарушения.

Если было совершено простое правонарушение, то вопросов по применению приведенных сроков давности, как правило, не возникает. Например, если 1 апреля 2005 года был выявлен факт продажи товаров без применения контрольно-кассовой машины (ст. 14.5 КоАП РФ), то привлечь организацию к ответственности возможно только до 2 июня 2005 года.

Ситуация меняется, если правонарушение является длящимся.

Как указано в ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные в ч. 1 статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения. При этом закон не раскрывает понятия длящегося правонарушения, что приводит к возникновению споров относительно применения сроков давности при совершении отдельных правонарушений.

Следует отметить, что при анализе поставленной проблемы не будет рассматриваться вопрос о том, насколько целесообразно и правомерно по длящимся правонарушениям устанавливать срок исчисления давности с момента их обнаружения. Поставленная задача заключается в другом: найти те критерии, которые помогут отличить длящееся административное правонарушение.

Так, предположим, что организация, суммарная стоимость активов по последнему балансу которой превышает 100 тыс. (на настоящий момент 2 млн.) установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда, приобрела 15 февраля 2004 года определенную долю в другом обществе (в соответствии с надлежащим договором). Согласно ст. 18 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» организация в течение 45 дней с момента совершения данной сделки должна уведомить об этом антимонопольный орган.

Допустим, что юридическое лицо не выполнило данной обязанности (не направило уведомление в государственный орган до 1 апреля 2004 года). Это означает, что было совершено правонарушение в области антимонопольного законодательства – не предоставление соответствующего уведомления в антимонопольный орган (ст. 19.8 КоАП РФ).

Срок давности по таким правонарушениям равен одному году. Но с какого момента следует его исчислять?

Например, антимонопольный орган обнаружил факт совершения правонарушения 4 апреля 2005 года и 8 апреля 2005 года принял решение о привлечении организации к ответственности. Следует ли признать решение государственного органа незаконным, поскольку с момента окончания срока уведомления о сделке (с 1 апреля 2004 года) прошло более года? Или же данное решение обоснованно, поскольку с момента обнаружения правонарушения (4 апреля 2005 года) прошло менее года?

Если признать правонарушение простым, то после 1 апреля 2005 года организацию нельзя привлечь к ответственности, так как прошел год с момента его совершения. Соответственно, решение государственного органа незаконно.

Если же признать правонарушение длящимся то, срок в один год будет исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения, то есть с 4 апреля 2005 года. Соответственно, решение государственного органа будет вполне правомерным.

Тем самым ответ на вопрос о том, можно ли в приведенном примере привлечь организацию к административной ответственности, зависит от того, будет ли признано правонарушение, предусмотренное ст. 19.8 КоАП РФ, длящимся или не будет признано таковым.

Следует отметить, что по своей сути рассматриваемое в примере правонарушение представляет собой нарушение субъектом предусмотренной законом обязанности, при том, что обязанность должна была быть исполнена к установленному в законе сроку. Именно по подобным правонарушениям возникает проблема отнесения их к простым или к длящимся.

Ни в теории, ни в практике не дается окончательного ответа на вопрос о том, признавать ли неисполненную к установленному законом сроку обязанность длящимся административным правонарушением или нет. Одни авторы считают, что это длящиеся правонарушения, другие – придерживаются иной позиции, при том каждая из сторон приводит свои аргументы.

Государственные органы в своей практике в большинстве случаев исходят из того, что подобные правонарушения являются длящимися, что вполне естественно, так как в таком случае контролирующие органы получают дополнительные возможности по воздействию на организации. Фактически в таком случае государственные органы продляют срок давности на неизвестное время, так как обнаружено правонарушение может быть не скоро.

Так, в Письме ГТК РФ от 27 мая 2002 г. N 01-06/20585 «Об отнесении административных правонарушений к длящимся» указано: «… в случае, когда в соответствии с нормативными правовыми актами по таможенному делу обязанность должна быть выполнена к определенному сроку, с момента истечения такого срока правонарушение является оконченным, однако противоправное деяние, заключающееся в невыполнении указанной обязанности, продолжает длиться до его прекращения» 1.

В обоснование того, что подобные правонарушения являются длящимися, специалисты обычно ссылаются на то, что обязанность по уведомлению антимонопольного органа никуда не исчезает и после того, как прошел срок, установленный законом: установленная законодательством обязанность не прекращается в момент наступления установленного для ее исполнения срока. Лицо продолжает быть обязанным исполнить действия, предписанные законом.

Исходя из изложенного, делается вывод, что правонарушение «протекает» во времени (обязанность продолжает не исполняться), что характерно для длящихся правонарушений.

Опровергая данную позицию, авторы, не относящие подобные правонарушения к длящимся, указывают, что не совершение лицом определенной обязанности означает не только само действие (бездействие), но и его результат. Следовательно, делается вывод, что основу противоправных деяний, заключающихся в неисполнении обязанности к определенному сроку, составляет именно фактическое неисполнение (неуведомление – в приведенном примере). Соответственно окончено такое деяние тогда, когда истек срок исполнения обязанности (истек срок подачи заявления в антимонопольный орган). С данного момента и следует исчислять срок давности привлечения к ответственности.

Представляется, что расхождение позиций и дискуссия по рассматриваемому вопросу являются следствием несовершенства административного законодательства. Для сравнения, например, в уголовном праве таких проблем нет.

В УК РФ установлено, что сроки давности исчисляются со дня совершения преступления до момента вступления приговора в законную силу. В связи с особенностью уголовно-правовых отношений в срок давности привлечения к уголовной ответственности включается все время, прошедшее до обнаружения преступления и после этого – до приговора суда. При этом ч. 2 ст. 9 УК РФ определяет время совершения преступления – это время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Поэтому срок давности по всем уголовным преступлениям начинает исчисляться с одной даты – с момента совершения деяния, независимо от того, является ли данное преступление длящимся или нет, обнаружено оно или нет.

Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации, как уже указывалось, не содержит понятия длящегося правонарушения, и кроме того, устанавливает различный момент начала исчисления срока давности по простым и по длящимся правонарушениям, не определяя при этом, что является днем совершения правонарушения.

Данные недостатки, должны быть устранены только законодательным путем. Например, представляется вполне приемлемым, установление в законе единого начала исчисления срока давности – с момента совершения противоправного деяния. Однако, до внесения изменений необходимо обозначить более четкие критерии, которые позволили бы на практике разграничивать простые и длящиеся административные правонарушения.

В общем смысле длящееся правонарушение – это действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой административного наказания, оканчивающееся вследствие действия самого лица, направленного к прекращению правонарушения, либо наступления событий, препятствующих его совершению, либо, когда отпадает сама обязанность, невыполнение которой составляло содержание правонарушения.

Тем самым для длящегося правонарушения характерно начало его осуществления – с момента, когда лицо нарушило закон, и фактическое окончание его совершения – когда лицо само перестало его совершать или правонарушение было пресечено. При этом на всем протяжении (от начала до окончания) длящееся правонарушение является юридически оконченным, что определяет возможность привлечения лица к ответственности. То есть с момента начала совершения противоправного деяния длящееся правонарушение является юридически оконченным, но деяние продолжает осуществляться дальше, до его фактического прекращения.

У недлящихся правонарушений момент начала совершения противоправного деяния совпадает с моментом юридического окончания правонарушения и моментом фактического окончания осуществления правонарушения.

Таким образом, можно условно обозначить, что если при совершении правонарушения имеется возможность его пресечения со стороны государственных органов или же сохраняется возможность прекращения его совершения самим лицом, то это длящееся правонарушение. Именно это и является характерным признаком длящихся правонарушений. Если же таких возможностей нет (поскольку правонарушение фактически окончено когда и начато) – то это обычное правонарушение.

В качестве примера первого правонарушения можно привести ст. 5.32 КоАП РФ, в которой предусмотрена ответственность за уклонение от получения требований работников и от участия в примирительных процедурах. Правонарушение будет окончено фактически лишь тогда, когда либо сам руководитель устранит свое нарушение или на это укажут ему уполномоченные органы.

В случае с неуведомлением антимонопольного органа возможности пресечения или прекращения правонарушения нет. Лицо не может вернуть время назад и отправить уведомление в срок. Даже, если лицо направит уведомление, то оно все равно может быть привлечено к ответственности за нарушение сроков. Пресечь правонарушение государственные органы также не могут, так как оно уже совершено, уже нарушены сроки. Можно только потребовать представить уведомление, но это не устранит факта совершения правонарушения.

Таким образом, представляется более обоснованной, логичной и последовательной позиция, в соответствии с которой противоправные деяния, заключающиеся в неисполнении обязанности к определенному сроку, не являются длящимися. Соответственно исчисление сроков давности по таким правонарушениям следует осуществлять с момента их совершения, когда обязанность не была исполнена к установленному сроку.

Для того, чтобы определить длящееся правонарушение или простое, необходимо проанализировать признаки его состава и определить имеется ли возможность пресечения или прекращения деяния. В длящихся правонарушениях противоправное деяние совершается до момента его пресечения или самостоятельного прекращения. В рассматриваемом примере о неуведомлении антимонопольного органа противоправное деяние уже совершено. При этом сохраняется обязанность совершить определенные действия, что не означает того, что само противоправное деяние продолжает совершаться. В связи с этим, решение антимонопольного органа о привлечении организации к ответственности должно быть признано незаконным.

Следует отметить, что разрешение вопроса об ответственности за административные правонарушения, заключающиеся в неисполнении обязанности в срок, будет зависеть в первую очередь от того, как положения кодекса будут трактоваться и применяться на практике.

И тут имеются как положительные, так и отрицательные моменты.

Читайте также:  Валютный счет в балансе: актив или пассив?

Так, например, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года, № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» 1 неоднократно указывается, что:

– невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением;

– срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в своем Постановлении от 1 сентября 2003 г. N Ф08-3268/03 указывает: «Обязанность по получению согласия ограничена во времени, согласие антимонопольного органа необходимо получать до совершения сделки. Следовательно, нарушение статьи 18 названного закона считается законченным в момент совершения сделки и с этого момента следует исчислять срок привлечения к административной ответственности» 3. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа в своем Постановлении от 1 июня 2005 года по делу N А42-4765/03-12 4 также соглашается с тем, что невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением и что срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока.

Сараев Д.В., анализируя рассматриваемую проблему, приводит в пример решение апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы.

Арбитражный суд г. Москвы сделал выводы, что длящимся является такое правонарушение, которое носит непрерывный характер и совершается ежедневно, вплоть до его пресечения (обнаружения). Длящееся правонарушение в любой момент может быть пресечено и устранено непосредственно самим правонарушителем 5.

Приведенные из практики примеры решений указывают на то, что суды склонны разрешать дела исходя из позиции, в соответствии с которой невыполнение обязанности к установленному законом сроку не является длящимся правонарушением. В тоже время необходимо заметить, что в практике по схожим ситуациям существуют и иные, противоположные судебные решения.

Так, тот же Федеральный Арбитражный Суд Северо-Западного округа в Постановлении от 14 марта 2005 года (по делу N А56-28535/04) признал ошибочными выводы суда первой инстанции 6.

Суд первой инстанции признал незаконным решение о привлечении общества к ответственности по ч. 2 ст. 16.17 КоАП РФ в связи с пропуском срока давности. Однако суд кассационной инстанции указал, что правонарушение, предусмотренное ч. 1 и ч. 2 ст. 16.17 КоАП РФ, является длящимся, в связи с чем таможенные органы не пропустили срока давности привлечения общества к ответственности.

Таким образом, судебная практика по рассматриваемой проблеме неоднозначна. Вследствие этого остается только ждать выводов Высшего Арбитражного Суда РФ по данному вопросу, так как до законодательных изменений в связи со спорностью позиции практика пойдет по тому пути, который будет установлен высшей судебной инстанцией. На данный момент Высший Арбитражный Суд РФ ограничился только разъяснением относительно того, что является днем обнаружения административного правонарушения 7.

1 См.: Таможенные ведомости. 2002. N 9.

2 См.: Российская газета. 2005. 19 апреля.

3 См.: Справочно-правовая система «Гарант».

5 См.: Сараев Д.В. Реализация норм о сроках привлечения к административной ответственности и практика их применения арбитражными судами // Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения. 2003. N 1-2.

6 См.: Справочно-правовая система «Гарант».

7 См.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2003. N 3 .

, анализируя рассматриваемую проблему, приводит в пример решение апелляционной инстанции Арбитражного суда г.

Ограничение единого продолжаемого преступления от совокупности

>500200172%100%
дел в нашей практикегод начала работы по делам о наркотикахдел доведены до положительного результатагарантия конфиденциальности

В частности, многочисленные ошибки допускаются при квалификации содеянного по совокупности преступлений, в то время как действия лица необходимо было квалифицировать по признакам единого продолжаемого преступления.

Длящиеся и продолжаемые преступления в УК РФ

Для удобства квалификации нарушений, законодатель в статье 15 УК РФ определяет простые преступления, которые совершаются однократно и более сложные случаи. Если нарушение закона повторяется несколько раз или требует для достижения целей много противозаконных актов, его именуют длящееся преступление УК РФ. Существует еще одно понятие в определении сложных преступлений, оно заключается в продолжение одного и того же действия, такие злодеяния называют продолжаемые. Оба вида сложных преступлений влекут за собой более строгое наказание, хоть в Уголовном кодексе отсутствует единая статья, регламентирующая подобные действия.

Понятие длящегося преступления может быть применено к нарушениям, описанным не только Уголовным, но и Административным, Гражданским кодексами.

Как доказать отсутствие умысла в совершении преступления?

Статистика нашего государства показывает, что большинство преступлений совершается умышленно. Однако не в каждом преступлении очевиден факт умышленности в совершении преступления. В таком случае, необходимо доказать факт его наличия или отсутствия. Бывает, что следователи намеренно не видят очевидных фактов и только опытному адвокату по уголовным делам под силу доказать отсутствие умысла в совершении преступления. Однако давайте разберем наиболее важные моменты.

ВНИМАНИЕ: смотрите также видео с советами адвоката по уголовным делам и пишите в комментариях свой вопрос для скорейшего решения проблемы.

Под умыслом законодатель подразумевает самую распространенную форму вины, за которую грозит наказание.

ОСОБЕННОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СРОКОВ ДАВНОСТИ ПО ДЛЯЩИМСЯ И ПРОДОЛЖАЕМЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ

И. Камынин, старший прокурор управления правового обеспечения Генеральной прокуратуры РФ.

После введения в действие УК РФ в него было внесено более сотни различных поправок. Некоторые из них были продиктованы сложившейся практикой, что, в свою очередь, оказало позитивное влияние на проводимую уголовно-правовую политику. Однако ряд законодательных новелл выполнены, мягко говоря, на недостаточно высоком профессиональном уровне, и они технологически слабо вписываются в ткань уголовного права.

Не стану останавливаться на примерах, тем более что не это является главным предметом настоящей статьи. Хотелось бы обратить внимание на имеющиеся законодательные резервы, которые, на мой взгляд, могут улучшить понимание системы уголовного права в целом.

Речь пойдет о так называемых длящихся и продолжаемых преступлениях. Как ни странно, но несмотря на объективную необходимость и практическую значимость в уголовном законодательстве так и не нашли себе место определения длящихся и продолжаемых преступлений. Трудно это чем-либо объяснить. По-видимому, подобное решение связано с недооценкой теоретической доктрины о таких преступлениях. Но если оставить проблему нетронутой, то непременно придется сталкиваться на практике с реальными сложностями.

Одним из правовых источников, устанавливающих порядок течения сроков давности по длящимся и продолжаемым преступлениям, по-прежнему является Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. (в редакции Постановления Пленума от 14 марта 1963 г.) “Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям”. Однако источник этот значительно устарел и нуждается в серьезном обновлении.

В соответствии с п. 4 указанного Постановления “длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти)”.

Там же сказано, что “срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного (добровольное выполнение виновным своих обязанностей, явка с повинной, задержание органами власти и др.)”.

Попытку затронуть проблему правового регулирования длящихся и продолжаемых преступлений предпринял Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 11 июня 1999 г. “О практике назначения судами уголовного наказания”. Но по существу, кроме констатации в нашем законодательстве длящихся и продолжаемых преступлений, иных конструктивных моментов в нем не замечено.

Вернемся к практическим вопросам. В соответствии с Конвенцией СНГ “О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам” (Минская конвенция 1993 г.) в Генеральную прокуратуру РФ поступают требования о выдаче иностранных граждан за совершенные на территории запрашивающей стороны преступления. Участились случаи, когда запрашивающая сторона требует выдать своих граждан за преступления, связанные с уклонением от воинской обязанности и военной службы. Статья 57 Конвенции устанавливает основания, служащие для отказа в выдаче лица. Одно из таких оснований – истечение сроков давности для возбуждения уголовного дела и приведения в исполнение приговора.

Для решения вопроса о том, истек ли срок давности по данному преступлению, можно обратиться к ч. 3 ст. 78 УК РФ, согласно которой “течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда”.

Исходя из указанного законодательного предписания, казалось бы, имеет важное значение лишь подтвержденный факт уклонения от следствия или суда. И если в материалах об экстрадиции есть постановление о привлечении такого лица к уголовной ответственности и постановление об объявлении его в розыск, то соответственно срок давности с этого момента приостанавливается. Учету подлежит только срок между моментом совершения действия (бездействия) и датой объявления такого лица в розыск.

На мой взгляд, в выдаче лица при такой формулировке закона может быть отказано в случае, если между моментом совершения действия (бездействия) и началом уклонения от уголовного преследования истекли сроки давности.

Между тем законодатель, устанавливая правовой режим течения сроков давности, не делает различий между обычными преступлениями и преступлениями длящимися или продолжаемыми. Таким образом, два отдельных источника правового регулирования по-разному интерпретируют порядок течения сроков давности за совершенные преступления применительно к тем случаям, когда лицо скрылось от следствия либо суда. С одной стороны, УК РФ позволяет приостанавливать течение сроков давности, а с другой, упомянутое выше Постановление Пленума Верховного Суда СССР связывает начало течения сроков давности с окончанием преступления.

Попробуем разобраться в сложившейся ситуации. Так, на основании ч. 1 ст. 78 УК РФ течение сроков давности начинает исчисляться со дня совершения преступления. Иными словами, совершенное правонарушение должно содержать все признаки общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом. В противовес этому положению по-прежнему продолжает действовать порядок, согласно которому длящееся преступление может быть окончено лишь по воле лица, его совершившего, либо в результате действий правоохранительных органов, воспрепятствовавших совершению такого рода преступления. Изложенное свидетельствует о том, что к длящимся преступлениям неприменимы нормы уголовного закона о неоконченных преступлениях, несмотря на то что по существу указанные преступления не окончены.

Парадокс заключается в том, что в случае отсутствия доброй воли лица, совершившего, допустим, уклонение от воинской обязанности и военной службы, и непринятия правоохранительными органами мер по установлению и изобличению такого лица в совершении указанного преступления оно не будет считаться оконченным. И одновременно в силу названных причин нельзя говорить о приготовлении либо покушении на преступление.

Неопределенность этим законодательным положениям придают и теоретические споры о том, являются ли длящиеся преступления преступлениями с формальным или материальным составом.

Сложившуюся ситуацию можно было исправить, если бы законодатель использовал в рамках уголовного закона несколько иную правовую модель применительно к длящимся и продолжаемым преступлениям.

С целью унификации норм о длящихся и продолжаемых преступлениях целесообразно обратиться к действующему административному законодательству. В Кодексе РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ) использован довольно интересный прием. Давность привлечения к административной ответственности за длящиеся правонарушения согласно ч. ч. 2 и 3 ст. 4.5 исчисляется со дня обнаружения такого правонарушения. На все иные правонарушения, не являющиеся длящимися, распространяется общий порядок отсчета сроков давности со дня их совершения.

В чем преимущество подобной конструкции?

Во-первых, она позволит более четко определить начало течения сроков давности за длящиеся преступления, не дожидаясь, пока такое преступление будет закончено. Тем самым мы избежим коллизии между длящимися и неоконченными преступлениями, срок давности по которым исчисляется со дня их совершения, и поставим в равные правовые условия всех лиц, обвиняемых в совершении такого рода преступлений.

Во-вторых, новый порядок будет стимулировать нарушителей к возвращению к нормальной жизни, поскольку в данном вопросе появится правовая определенность. Это, однако, ни в коей мере не освобождает лицо от исполнения своих законных обязанностей. Например, нарушитель, уклонявшийся от воинской обязанности и военной службы, после принятия всех процессуальных решений по делу будет обязан исполнить свой долг.

И, наконец, самое главное – предложенное решение проблемы снимет остроту теоретического спора по поводу того, относить ли длящиеся преступления к формальным либо материальным составам. Таким образом, на законодательном уровне удастся преодолеть неопределенность в вопросе о начале течения сроков давности по длящимся преступлениям, избежав при этом оценки о моменте окончания таких преступлений.

Безусловно, попутно возникнет ряд иных вопросов. Что понимать под обнаружением преступления? Могут ли длящиеся преступления составлять латентную преступность? Возможно ли образование идеальной или реальной совокупности преступлений, являющихся длящимися?

Начнем с того, что в законе необходимо будет дать перечень составов, на которые станет распространяться новый режим течения сроков давности. Передавать такое право правоприменителю было бы неверно, поскольку это может привести к неодинаковой оценке совершенных преступлений и исказить суть проводимой уголовной политики.

Конечно, я не идеализирую предложенную модель правового регулирования. У нее есть свои достоинства и недостатки. Меня могут упрекнуть и в том, что в теории уголовного права отсутствует доктрина обнаружения преступления. Согласен. Но в таком случае можно использовать соответствующие положения уголовно-процессуального законодательства о поводах и основаниях для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК РФ). Момент обнаружения преступления, полагаю, следует связывать с моментом возникновения повода для возбуждения уголовного дела (читай – сообщения о совершенном или готовящемся преступлении). Обнаружение преступления не должно отождествляться с процессуальным решением о возбуждении уголовного дела, в котором констатируется время совершения преступления.

Допустим, компетентные органы впервые получили сообщение о том, что некий предприниматель уклонился от уплаты налогов, однако с момента уклонения прошло более шести лет. Это обстоятельство не должно быть препятствием для привлечения такого лица к уголовной ответственности. Если же до принятия процессуального решения по делу компетентным органам была известна информация об уклонении предпринимателя от уплаты налогов, но они не приняли по ней необходимых мер, то такое лицо, безусловно, должно быть освобождено от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 78 УК. Сюда же должны включаться случаи вынесения необоснованных решений по материалам, поскольку граждане не должны нести ответственность за допущенные ошибки правоохранительных органов. Разумеется, такой порядок правового регулирования неприменим к лицам, скрывшимся от следствия либо суда.

Подобные ситуации возникают в деятельности органов прокуратуры. К примеру, в рамках исполнения соглашений об оказании правовой помощи поступают запросы, из которых усматривается, что уголовное дело было возбуждено после истечения предельных сроков привлечения лица к уголовной ответственности. И при этом компетентные органы обладали информацией о совершенном правонарушении и соответственно о правонарушителе. На мой взгляд, процессуальная нераспорядительность ни в коей мере не должна влиять на процессуальное положение лица и в данном случае есть все основания для применения общего правила течения сроков давности применительно к конкретной категории преступлений. Здесь отсчет времени уже будет производиться с даты совершения преступления, а не с момента его обнаружения.

Принципиальным остается вопрос об установлении максимальных сроков, позволяющих освободить лицо от уголовной ответственности. В основном, как показывает анализ норм о длящихся и продолжаемых преступлениях, вред по таким делам причиняется публичным интересам. Установленная обязанность четко прописана в законе, соответствующим государственным органам предоставлены полномочия по контролю за исполнением всеми лицами своих обязательств. Отмечая особенности конструкций указанных норм, можно сделать вывод о том, что любые возможные правонарушения в данной сфере должны находиться в поле внимания компетентных органов. И когда какому-либо нарушению (неисполнению обязанностей) не будет дана правильная правовая оценка, то это может быть только результатом ошибки либо злоупотребления со стороны уполномоченных должностных лиц.

Возьму на себя смелость утверждать, что такие преступления могут составлять латентную преступность. Давайте проанализируем, например, ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство). Потенциальным критикам, ставящим под сомнение утверждение о принадлежности этого преступления к длящимся, приведу следующий аргумент. Попробуйте несколько видоизменить содержание названной статьи и сформулировать ее таким образом: “Уклонение от регистрации либо от получения специального разрешения (лицензии). “. Как видно, смысл и содержание нормы не меняются, однако исходя из ее новой буквальной трактовки она приобретает более ясные признаки длящегося преступления.

Читайте также:  Как правильно распутать дело о мошенничестве?

Криминологические исследования констатируют наличие в теневой экономике огромных финансовых средств. Во многом в результате незаконной предпринимательской деятельности, когда ни государство в лице его компетентных органов, ни иные уполномоченные лица не имеют информации о проводимой незаконной деятельности. Это позволяет нарушителям получать сверхдоходы, значительно превосходящие по своим размерам особо крупные доходы, предусмотренные уголовным законодательством.

А теперь представим себе такую ситуацию. Допустим, факт незаконной предпринимательской деятельности установлен спустя более шести лет с момента, когда лицо встало на путь нарушения закона. Исходя из ч. 1 ст. 78 УК РФ, такое лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. Но при этом почему-то забывается, что нарушитель от подобной незаконной деятельности получил сверхдоходы, которые, конечно же, должны влиять на тяжесть содеянного. Для этого достаточно дополнить действующую редакцию ст. 171 УК частью 3, где указать новый квалифицирующий признак и отнести указанный состав к категории тяжких преступлений. И тогда срок давности для освобождения от уголовной ответственности будет уже составлять десять лет.

Именно для устранения подобных законодательных неточностей и будет служить новая правовая доктрина о приоритете даты обнаружения длящегося преступления перед иными показателями.

Естественно, нельзя устанавливать слишком размытые

Изложенное свидетельствует о том, что к длящимся преступлениям неприменимы нормы уголовного закона о неоконченных преступлениях, несмотря на то что по существу указанные преступления не окончены.

Как доказать, что преступление не длящееся?

В.Г. Шумихин
Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и прокурорского надзора
Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

Рассматривается определение длящегося преступления в теории. Выявляются конструктивные признаки длящегося преступления. Предлагается понятие длящегося преступления. Анализируется позиция судебной практики на определение конкретных преступлений в качестве длящихся. Налоговые преступления как длящиеся преступления.

Ключевые слова: уголовное право; преступление; длящееся преступление; конструктивные признаки; понятие длящегося преступления

Дискуссионным вопросом современной теории и практики применения уголовного закона остается решение вопроса об отнесении тех или иных преступлений к числу длящихся. Первопричина таких разногласий коренится в отсутствии разработанного понятия длящегося преступления, его признаков.

В теории уголовного права были даны различные определения длящегося преступления. Н.С. Таганцев определял длящееся преступление как преступное состояние, деяние раз совершившееся и непрерывно повторяющееся до наступления какого-либо противоположного события [9, с. 351]. В этом определении подмечено главное, что длящееся преступное деяние осуществляется непрерывно на стадии оконченного преступления и образует по сути преступное состояние.

В.Н. Кудрявцев определял основу длящегося преступления как не выполняемую лицом правовую обязанность, возникшую в связи с его поступком [5, с. 265]. Подобный подход к определению длящегося преступления разделяют и другие известные ученые [7, с. 368]. Данный подход основан на определении длящегося преступления, которое дал Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 24 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям»: действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования [8, с. 5]. Н.Ф. Кузнецова, справедливо критикуя такое узкое определение длящегося преступления, указывает на малофункциональность признака неисполнения обязанности в понятии длящегося преступления. Она полагает необходимым сделать акцент в этой дефиниции на том, что на стадии оконченного преступления оно продолжает совершаться, как бы растягивая во времени преступное последствие [6, с. 309–310]. В этом определении правильно подчеркнут признак непрерывности осуществления преступного деяния, однако ошибочно, на наш взгляд, говорить о растягивании во времени преступных последствий, поскольку все длящиеся преступления имеют конструкцию формального состава преступления, не включающего преступные последствия.

В рамках системы континентального уголовного права можно отследить общие подходы к определению длящегося преступления. Профессор К.Роксин из ФРГ относит к длящимся деяния, при которых деликт не заканчивается осуществлением состава деяния, но длящийся деликтной волей субъекта деликт столь долго продолжается, сколь сохраняется созданное им противоправное состояние (Zustand) [4, с. 289]. По смыслу статьи 56 Уголовного кодекса Голландии «непрерывные действия» существуют там, где действия, являющиеся результатом одного решения преступника, приравниваются к действиям одинакового характера и должны оцениваться по одной норме [10, с. 77–78]. В этих определениях указан такой характерный субъективный признак длящегося преступления, как цель преступного деяния субъекта.

Во всех определениях длящегося преступления есть один общий признак – непрерывность осуществления преступления на стадии оконченного преступления. Однако этого признака недостаточно для отчетливого понимания, какое преступление относится к длящимся преступлениям? Первым признаком длящегося преступления выступает непрерывность негативного воздействия на объект преступления. Общественные отношения, поставленные под охрану, непрерывно нарушаются в течение всего времени осуществления длящегося преступления. Так, при совершении незаконного хранения огнестрельного оружия с момента его начала и до момента его окончания происходит деформация отношений общественной безопасности, эти отношения подвергаются непрерывному преступному воздействию.

Вторым признаком длящегося преступления выступает непрерывность осуществления преступного действия или бездействия, которая образует своеобразное преступное состояние. Так, при незаконном хранении огнестрельного оружия это преступное поведение осуществляется субъектом непрерывно и вне зависимости от того, чем занят субъект: находится он в отъезде, отдыхает, пребывает в состоянии сна, сидит за праздничным столом, выполняет производственные функции и т.д. Непрерывность преступного действия или бездействия длится до момента его смерти, деятельного раскаяния, пресечения преступления правоохранительными органами.

Третьим признаком длящегося преступления является субъективный признак – это цель действий преступника. Субъективная сторона длящегося преступления характеризуется только виной в форме прямого умысла, поскольку все составы длящихся преступлений, как отмечалось выше, имеют конструкцию формального состава. Причем прямой умысел преступника всегда формируется конкретной целью преступника, которая может быть указана или не указана прямо в диспозиции статьи Особенной части уголовного закона. Например, при незаконном хранении огнестрельного оружия субъект осознает общественно опасный характер этих действий и имеет цель осуществлять неразрешенное хранение огнестрельного оружия, что и формирует волевой момент вины – желание незаконно хранить оружие. Длящееся преступление, таким образом, характеризуется субъективным признаком – целью лица осуществлять непрерывно преступное деяние.

Данные три признака позволяют достаточно обоснованно классифицировать преступления, относящиеся к длящимся. На основе этих конструктивных признаков можно сформулировать понятие длящегося преступления. Длящееся преступление – это деяние, непрерывно посягающее на объект уголовно-правовой охраны путем непрерывного его осуществления субъектом на стадии оконченного преступления и с целью непрерывного его совершения.

К длящимся преступлениям следует отнести похищение человека, предусмотренное в ст. 126 УК РФ. Похищение человека – это захват, перемещение и лишение его свободы. Действия преступников, удерживающих похищенного, являются осуществляемым непрерывно похищением в течение более или менее продолжительного времени до момента его добровольного освобождения самими преступниками или пресечения их преступных действий самим потерпевшим или другими лицами. Личная свобода потерпевшего, как объект этого преступления, непрерывно нарушается в течение осуществления преступных действий. Целью действий преступников является удержание потерпевшего, изъятого из привычной среды обитания, т.е. его похищение.

По этим же критериям можно проанализировать спорный вопрос об отнесении к длящимся преступлениям побега из места лишения свободы, ареста или из-под стражи (ст. 313 УК РФ). Э.Т. Борисов отмечал, что интересы правосудия, нарушаемые побегом, продолжают нарушаться последующим уклонением от отбывания наказания [1, с. 61]. Оконченный побег из места лишения свободы нарушает интересы правосудия, они непрерывно нарушаются с момента окончания побега и последующего нахождения субъекта вне места лишения свободы, так как приговор суда об отбывании лишения свободы не исполняется. Побег непрерывно до момента явки с повинной, смерти субъекта или его пресечения правоохранительными органами нарушает интересы правосудия. Побег есть непрерывно совершаемое деяние, начатое с момента оставления места лишения свободы. Суть деяния, называемого побегом, заключается в уклонении от исполнения приговора суда о назначении и отбытии наказания в виде лишения свободы. Побег как одна из форм уклонения от отбывания наказания в виде лишения свободы есть определенное состояние – нахождение «в бегах». Третий признак длящегося преступления – цель на совершение непрерывного деяния – также характерен для побега из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи. Осужденный к лишению свободы совершает это преступление и осуществляет его непрерывно с одной целью – находиться на свободе и не отбывать наказание по приговору суда.

Российская судебная практика определяет длящееся преступление с позиций указанного постановления Пленума Верховного Суда СССР 1929 г. Так, в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» в том же ключе дано определение длящегося административного правонарушения: длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом. Пленум указал, что невыполнение предусмотренной названными правовыми актами обязанности к установленному сроку свидетельствует о том, что административное правонарушение не является длящимся [2, с. 4]. Последнее разъяснение, на наш взгляд, не корректно. Во-первых, невыполнение определенных действий, в том числе и правовой обязанности к определенному сроку, свидетельствует только о том, что правонарушение следует считать оконченным. Во-вторых, дальнейшее неисполнение обязанностей после указанного срока будет свидетельствовать о непрерывно осуществляемом правонарушении на стадии оконченного. Следовательно, невыполнение правовой обязанности к определенному сроку не исключает отнесения таких к числу длящихся. В этом контексте представляется возможным рассматривать проблемы квалификации налоговых преступлений, предусмотренных ст. 198 и 199 УК РФ. Анализ положений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. №64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» позволяет сделать вывод о явной противоречивости его разъяснений. Так, в постановлении нет четкого разъяснения – следует ли считать данные преступления длящимися. С другой стороны, Пленум прямо указал на три признака, характеризующих последние как таковые. Во-первых, Пленум в п. 1 и 3 постановления указал, что данные преступления непрерывно воздействуют на объект уголовно-правовой охраны, вызывая вред в виде непоступления денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации [3, с. 18]. Во-вторых, Пленум подчеркнул, что с объективной стороны уклонение от уплаты налогов и сборов есть умышленное невыполнение конституционной обязанности платить установленные налоги и сборы. При этом возникает «состояние неуплаты» с момента их фактической неуплаты в срок, установленный налоговым законодательством [3, с. 18]. Наконец и третий признак длящегося преступления указан в п. 8 постановления Пленума: целью этих преступлений является полная или частичная неуплата налога или сбора [3, с. 19]. Признание уклонение от уплаты налогов и сборов с физического лица или организаций длящимися преступлениями, как нам представляется, позволяет и более справедливо разрешать вопросы об исчислении давностных сроков. Сроки давности привлечения к уголовной ответственности за эти преступления соответственно будут исчисляться с момента их обнаружения, а не со дня неуплаты налогов и сборов.

Таким образом, три конструктивных признака определяют длящееся преступление как деяние: во-первых, непрерывно нарушающее общественное отношение, охраняемое уголовным законом; во-вторых, осуществляемое непрерывно на стадии оконченного преступления, в-третьих, целью субъекта является непрерывное его совершение.

Библиографический список

1. Борисов Э.Т. Квалификация продолжаемых и длящихся преступлений, совершенных на территории нескольких союзных республик // Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения / Краснояр. гос. ун-т. Красноярск. 1985.

2. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. №6.

3. Бюллетень Верховного Суда РФ 2007. №3.

4. Жалинский А.Е. Современное немецкое уголовное право. М.: ТК «Велби», изд-во «Проспект», 2004.

5. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: «Юристъ», 1999.

6. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений». М.: Изд-во МГУ, 2007.

7. Наумов А.В. Российское уголовное право: курс лекций. Т. 1: Общая часть. М.: Юрид. лит., 2004.

8. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Юрид. лит., 1997.

9. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Тула: Автограф, 2001. Т. 1.

10. Уголовный кодекс Голландии / науч. ред. проф. Б.В. Волженкин. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2000.

8 постановления Пленума целью этих преступлений является полная или частичная неуплата налога или сбора 3, с.

Легко ли доказать невиновность невиновному? История о том, как защита добивалась прекращения уголовного преследования лица, непричастного к совершению ряда преступлений

Адвокат в Новосибирске – Новости – Адвокатская практика Спиридонова М.В. – Уголовные дела – Легко ли доказать невиновность невиновному? История о том, как защита добивалась прекращения уголовного преследования лица, непричастного к совершению ряда преступлений

Фабула дела.

Единое продолжаемое преступление

Цитата
Магдалина написал:
переквалификации на продолжаемое преступление, это как понять?
Цитата
Магдалина написал:
Нам многие говорят, что почти без разницы, сколько эпизодов будут, дадут на несколько месяцев, может на год меньше.
Цитата
Магдалина написал:
переквалификации на продолжаемое преступление, это как понять?
Цитата
Магдалина написал:
Нам многие говорят, что почти без разницы, сколько эпизодов будут, дадут на несколько месяцев, может на год меньше.

Суд назначает по каждому эпизоду наказание, затем складывает их, как правило, применяя частичное сложение. Например, 5+6+4+7+5+4 = 8.
Соответственно, при уменьшении объема обвинения уменьшится и наказание. Если ваш адвокат обещает ” сделать только один эпизод “, прежде всего надо понять, что он имеет ввиду. Допустим, оставить только эпизод №4, а по остальным оправдать, либо переквалифицировать на продолжаемое преступление. Я лично думаю, что он имеет ввиду второе.

Не вдаваясь в нюансы, можно сказать, что Вы правы: при равнозначных по тяжести эпизодах, уменьшение их количества по любым основаниям, как правило, не ведет к кардинальному уменьшению срока.

Цитата
Spin Spin написал:
На 217 заявили о ходатайстве о изменении 228 в 1 статью т.к. заказ был
разовый на одну сумму, о чем мы уже указывали на допросах.

Цитата
AtaTa написал:
При этом, гражданин Б не знал о количестве НС, хранящийся в городах М и П (в каждом из городов у сообщников гр. А были изъяты НС в особо крупном размере), а просто выполнял вышеуказанные функции за процент с продаж.

ИМХО, это обстоятельство указывает на то, что умысел Б не был направлен на один и тот же объект, что снижает шансы для вменения Б единого продолжаемого преступления.

Но с другой стороны, как видно из надзорных определений по делу братьев Ласеков , продолжаемым преступлением был признан сбыт конопли из двух партий: сначала братья собрали продали один мешок, потом собрали 15 мешков и продали часть из них. Объектом, Верховный Суд видимо посчитал коноплю, произрастающую на поле. Кроме того, вывод о тождественности действий он сделал исходя и из других признаков: один и тот же вид НС, одни и те же закупщики.

Если Б хочет объединения эпизодов, я думаю, ему нужно дать показания насчет своей осведомленности о том, что сбывалась одна и та же изначально имевшаяся партия.
Но тогда он потеряет имеющее преимущество (приготовление) по части эпизодов, поскольку, если объединять всё, то получится оконченная ч. 5 ст. 228.1. Хотя, преимущество это иллюзорное, на сроке оно вряд ли скажется – как ни считай, навесить прилично возможность всяко имеется. Итог будет зависеть от иных обстоятельств.

Прошу также обратить внимание на то, что ранее содержащаяся в п. 13 ППВС №14 формулировака изменена и больше не содержит разъяснения, касающегося продолжаемого преступления :

” . в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по части 3 статьи 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ “.

Цитата
AtaTa написал:
Но как оно должно быть квалифицировано по закону?

А это как суд решит. Закон не содержит понятия “продолжаемое преступление”. Обосновать можно любое из принятых решений. Попробуйте найти приговор Алтайского краевого суда Папидзе и др. Прокурор просил переквалифицировать эпизоды в единое преступление, суд отказался. ВС признал доводы, приведенные в приговоре, верными.

Мотивация переквалификации Мосгорсуда по делу Еремкиной:
“однoго и тoгo же вида, oднoму же и тому же лицу, в oдном и том же месте и oдним и тем же спoсобом с незначительным разрывoм по времени мeжду трeмя эпизодами, предстaвляющeй собой по сyществy единoe прoдолжаемое преступление”

Прокурор просил переквалифицировать эпизоды в единое преступление, суд отказался.

Отсутствие состава преступления

Уголовное дело может быть возбуждено только при наличии состава преступлении. Из-за отсутствия такового лицо не может быть привлечено к ответственности даже если имело место общественно опасное деяние. В законодательной базе это положение закреплено п.1 ч.1 статьи 24 УПК. Статья 304 УПК гарантирует освобождение лица от уголовного преследования, если его действия не были преступными, либо в них не было всех необходимых признаков преступления. О том, что это за признаки, в чем заключается состав преступления и как можно защитить свои права, речь пойдет далее.

Под составом преступления следует понимать установленный законом определенный перечень объективных и субъективных признаков преступления, которые характеризуют это деяние как представляющее опасность для общества.

В состав преступления должны входить следующие составляющие:

  • объект преступления – сторона, которой был причинен вред;
  • объективная сторона – действия либо бездействие, повлекшие за собой наступление негативных последствий;
  • субъект – виновное в преступлении лицо;
  • субъективная сторона – умысел, его мотивы либо неосторожность.

Помимо этого все элементы состава преступления разделяются на обязательные и факультативные. Под первыми следует понимать обязательные для состава преступления признаки. Факультативные элементы чаще всего используются для дополнения основного состава преступления.

Но следует понимать существенную разницу между отсутствием состава преступления и отсутствием события преступления. Первое – отсутствие правонарушающего деяния конкретного лица, второе – отсутствие самого деяния.

Таким образом, отсутствие состава преступления может освободить от ответственности конкретное лицо, но не остановить производство по случившемуся противозаконному деянию.

Различие этих двух понятий можно рассмотреть на конкретном примере. Допустим, лицо заявило о краже машины, а оказалось, что ее никто не крал. Сам гражданин припарковал ее в другом месте и забыл об этом. Тут будет иметь место отсутствие события преступления. Если лицо обвиняют в неуплате кредита за машину, а он его действительно не платил, но и машины у него нет. В таком случае состав преступления отсутствует.

Таким образом, отсутствие состава преступления будет иметь место, когда:

  • деяние расценивается как правомерное ввиду сложившихся в конкретной ситуации обстоятельств – самооборона, нанесение вреда при попытке задержать правонарушителя;
  • в совершенном деянии отсутствуют сразу все либо определенные важные признаки состава преступления;
  • вскоре после совершения деяния был принят закон, который отменяет его преступность, а соответственно и наказуемость.

Тут будет иметь место отсутствие события преступления.

Что такое продолжаемое и длящееся преступление

Деяния, имеющие длительность во времени, могут рассматриваться как уголовные, административные или иные юридические нарушения. Типичность и складывающаяся картина преступления, короткий временной промежуток учитываются как отягчающие факторы и позволяют установить системность противоправных действий. Анализ всех объективных обстоятельств осуществляется судебными органами, которые решают, являются ли преступления обособленными или это продолжаемое одно преступное деяние.

Объективная сторона каждого преступного деяния подразделяется ст.15 УК РФ на простое и сложное по своему составу.

К простым относятся преступления, совершенные однократно, сложные случаи подразделяются на две разновидности: длящиеся и продолжаемые. Пример из судебной практики показывает действие понятия длящегося и продолжаемого преступления. Согласно ст.151, продажа алкоголя несовершеннолетним, зафиксированная повторно в учетный период, приводит к квалификации как продолжающееся преступное деяние и карается административным взысканием. Уклонение от обязательств по кредитам, исполнения воинского долга или побег из мест лишения свободы являются длящимися преступлениями. Они происходят в определенный момент и затем продолжаются во времени беспрерывно.

В данном случае не возникает дискретности преступных поступков, как в случае продолжаемого нарушения закона.

Длящееся преступление статья.

§ 6. Квалификация длящихся и продолжаемых преступлений

§ 6. Квалификация длящихся и продолжаемых преступлений

Длящиеся и продолжаемые преступления относятся к единым сложным преступлениям. Их отличает от простых преступлений механизм причинения общественно опасных последствий, не одним действием (бездействием), а растяжением во времени окончания деяния или достижение результата совершением ряда однородных действий, с одной целью и направленных к одному итогу.

Некоторые УК государств СНГ и Балтии включили понятия длящихся и продолжаемых преступлений в нормы Общей части[354]. В ряде проектов УК РФ такие нормы тоже предлагались. Длящиеся преступления кодексы чаще всего определяют через признак продолжительного невыполнения обязанностей. Они также трактуются большинством теоретиков. В.Н. Кудрявцев считает, что «в основе длящегося преступления не выполняемая лицом правовая обязанность, возникшая в связи с его поступком»[355]. Длительность этих преступлений (дезертирство, незаконное хранение оружия, участие в банде и т. д.) образуется не за счет первоначального акта действия, а за счет последующего бездействия. А.В. Наумов понимает под длящимся преступлением действия или бездействие, сопряженное с последующим длительным Невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования. Примерами таких преступлений являются: побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК РФ) уклонение от прохождения военной или альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК РФ), дезертирство (ст. 338 УК РФ). Эти преступления совершаются в течение более или менее продолжительного времени. Они характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступления[356]. В предлагаемой мною дефиниции акцент делается на том, что на стадии оконченного преступления оно продолжает совершаться, как бы растягивая во времени преступное последствие. Неисполнение обязанности не включается, потому что обязанность не совершать преступлений лежит на всех лицах. Длительность помимо тавтологичности («длящееся» — «длительно») и оценочности не всегда отражает продолжительность во времени, если, к примеру, дезертира или «уклониста» от призыва в армию задержат в день совершения преступления. Признак непрерывности осуществления умышленного состава преступления удачен. Только побег из мест лишения свободы и из-под ареста длящимся преступлением не является. Он заканчивается сразу после оставление мест лишения свободы и ареста[357]. Правильно отмечал М.И. Бажанов, что побег не длящееся преступление, поскольку его нельзя отождествлять с самим-уклонением от отбывания наказания, которое само по себе не наказуемо[358].

Уголовный кодекс Грузии содержит самостоятельную главу IV «Виды единого преступления». Статья 13 «Длящиеся преступления»: «…преступление, предусмотренное одной из статей или частей настоящего Кодекса, совершение которого начинается действием или бездействием, и которое затем осуществляется непрерывно.

2) Длящееся преступление является оконченным с момента прекращения деяния».

Подробно описывает длящееся преступление ст. 29 УК Республики Молдовы. «(1) Длящимся преступлением признается деяние, характеризующееся непрерывным совершением преступной деятельности в течение неопределенного времени. В случае длящегося преступления множественности преступлений не существует.

(2) Длящееся преступление признается оконченным с момента прекращения преступной деятельности или благодаря наступлению событий, препятствующих осуществлению такой деятельности».

Признак невыполнения обязанностей (на мой взгляд, малофункциональный) предусматривает ч. 5 ст. 19 УК Республики Таджикистан: «Не признается повторным преступление, состоящее в длительном невыполнении обязанностей, характеризующее непрерывное осуществление состава одного длящегося преступления».

Оканчивается длящееся преступление с момента добровольного прекращения с явкой с повинной или без нее (например, выбросил незаконно хранимое оружие), задержания субъекта или прекращения обязанности, от выполнения которой он уклонялся (уклонист от службы в армии вырос до непризывного возраста и т. д.).

Вопросы квалификации длящегося преступления следующие: является ли то или иное преступление длящимся или нет; каковы особенности оценки соучастия в таком деянии; допустим ли добровольный отказ от длящегося преступления; как оценивать совокупность преступлений.

Спор в литературе вызывает оценка как длящегося преступления побега из мест лишения или из-под ареста. М.И. Бажанов напоминает, что даже Сенат его решил и признал побег не длящимся преступлением[359].

Возникал на практике вопрос, относить ли неуплату налогов и других платежей к длящимся преступлениям. Полагаю, что неуплата налогов, в отличие, например, от уклонения от уплаты алиментов, не является длящимся преступлением. Налоговым кодексом РФ и подзаконными нормативными актами установлены жесткие сроки уплаты налогов. Неуплата налогов в эти сроки образует оконченный состав преступления по ст. 194, 198 и 199 УК. Неуплата в следующем году образует новый состав данного преступления. Квалифицируются они по совокупности, если предусмотрены разными частями названных статей.

Участие в банде (ч. 2 ст. 209), незаконном вооруженном формировании (ч. 2 ст. 208), деятельности объединения, посягающего на личность и права граждан (ч. 2 ст. 239), незаконное хранение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222), участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп (ч. 2 ст. 210) и т. п. являются длящимися преступлениями.

До окончания длящегося преступления пособничество в нем квалифицируется по правилам соучастия. Иные виды соучастия фактически невозможны. Укрывательство субъектов длящихся преступлений, которое само тоже длящееся преступление, после его начала становится пособничеством. В этом случае при пособничестве не учитывается примечание к ст. 316 о том, что «лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником». Если бы массовое укрывательство вооруженных боевиков на Северном Кавказе в ходе военных конфликтов квалифицировалось как пособничество и неотвратимо наказывалось, многих жертв и разрушений в регионе можно было избежать. Закон не должен молчать, когда говорят пушки.

Специфика длящегося преступления допускает добровольный отказ от него на стадии лишь подготовительных деяний. На стадии же начала исполнения состава, которое образует уже оконченный состав, добровольный отказ фактически затруднен или исключен. Например, субъект незаконно хранит огнестрельное оружие. Нескольких часов хранения достаточно для признания состава преступления по ч. 1 ст. 222 УК оконченным. При добровольном уничтожении лицом хранимого им оружия уголовное дело не возбуждается не в силу добровольного отказа, а за малозначительностью деяния или утраты им общественной опасности. Вступление в банду или преступное сообщество образует оконченный состав. Освобождение от уголовной ответственности допустимо лишь в силу деятельного раскаяния. Об этом, в частности, говорит примечание к ст. 208: «Лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Все преступления, которые совершает субъект длящегося преступления до его завершения, вменяются ему в ответственность по правилам идеальной совокупности.

К единым сложным преступлениям относится продолжаемое преступление. Оно совершается посредством ряда однородных действий (бездействия), направленных к единой цели и совершаемых по единому умыслу, образующих в целом одно преступление. Понятие продолжаемого преступления удачно разработано практикой и теорией в РСФСР еще с 1924 г. С тех же пор оно с небольшими модификациями вошло в ряд УК стран СНГ. Норма о продолжаемом преступлении содержалась в официальном проекте УК РФ 1992 г.

Уголовный кодекс Грузии (ст. 14 «Продолжаемое преступление») устанавливает:

«1. Продолжаемым является преступление, предусмотренное одной их статей или частей статей настоящего Кодекса, включающее два или более действий, совершенных с единой целью и общим умыслом.

2. Продолжаемое преступление является оконченным с момента совершения последнего деяния».

Сходное понятие предложено УК Республики Молдова (ст. 30): «Продолжаемым преступлением признается деяние, совершенное с единым умыслом, характеризующееся двумя или более идентичными преступными действиями, имеющими общую цель и составляющими в общем одно преступление.

(2) Продолжаемое преступление признается оконченным с момента совершения последнего преступного действия или бездействия».

Уголовный кодекс Украины в ч. 2 ст. 32 проводит различие между повторными и продолжаемыми преступлениями: «…повторность отсутствует при совершении продолжаемого преступления, состоящего из двух или более тождественных деяний, объединенных единым преступным умыслом».

Из УК РФ реформой 8 декабря 2003 г. неоднократность была исключена. Проблема разграничения ее и продолжаемого преступления отпала, хотя сохранилась в квалификации фактически неоднократных, хотя юридически не признаваемых таковыми преступлений. Совершение, к примеру, сотни краж с простым составом, квалифицируется по ч. 1 ст. 158 по эпизодам, как и однократно совершенная кража. Принцип соответствия квалификации тяжести содеянного оказался перечеркнутым. Как отмечалось, декриминализировать следовало не неоднократность в целом, а лишь так называемую общую неоднократность, сохранив специальную, предупреждающую рецидивную и профессиональную преступность.

При квалификации продолжаемых преступлений возникают вопросы размежевания продолжаемого преступления и систематического, совершаемого рядом схожих действий (бездействия) преступления; понимания общего умысла с точки зрения его конкретизированности; соотношения продолжаемого преступления с малозначительным деянием.

Продолжаемое преступление слагается из двух и более преступлений, которые выполняют функции этапов достижения запланированного преступления. Например, кражи деталей с завода, производящего телевизоры, с целью собрать дома целый телевизор, кража с ткацкой фабрики небольших кусков ткани для пошива кухонных «прихваток», передников, ковриков, кража ведрами нефти из нефтепровода и т. д. Систематические мелкие хищения с производственных объектов так называемыми «несунами» не представляют собой продолжаемого хищения, если отсутствует цель создать из похищенного нечто целое и исполняемое по заранее запланированному сценарию. Действия «несунов» квалифицируются по КоАП РФ как административно наказуемое мелкое хищение.

Пленум ВС СССР в постановлении от 11 июля 1972 № 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» (с изм. 26 апреля 1984 г.) разъяснил судам, что «продолжаемым хищением следует считать неоднократное незаконное безвозмездное изъятие государственного или общественного имущества, складывающееся из ряда тождественных преступных действий, имеющих общую цель незаконного завладения государственным или общественным имуществом, которое охватывается единым умыслом виновного и составляет в своей совокупности одно преступление»[360].

Главными признаками продолжаемого преступления, таким образом, являются а) тождественность двух или более действий; б) общая цель; в) единый умысел. Общая цель и единый умысел предполагают один план действий с реализацией его согласно общей цели по единому умыслу в одном общественно опасном последствии. Так, в судебной практике США известен случай, когда банковский служащий посредством компьютера перечислял со счетов клиентов всего по одному центу. К моменту его разоблачения он стал миллионером. Налицо продолжаемое преступление с целью похитить именно крупную сумму валюты. Если бы преступление было раскрыто на первых этапах хищений и доказана его общая цель стать миллионером, содеянное следовало квалифицировать как покушение на хищение миллиона долларов.

Прямой умысел продолжаемого преступления, как представляется, может быть неконкретизированным, например, похитить столько, сколько удастся, но итоговая сумма должна быть достаточно внушительной. Пресечение продолжаемого преступления на первых этапах при установлении цели на совершение не малозначительного деяния не может квалифицироваться как малозначительное деяние. Например, ухаживающая за тяжелобольным пациентом на дому медсестра запланировала похитить ценные собрания сочинений из его библиотеки. Изобличенная на краже первого тома она совершила не малозначительное деяние, а покушение на кражу собраний сочинений, о продаже которых заранее договорилась с хозяином антикварной книжной лавки.

Истязание и получение взятки по частям, кража понемногу строительного материала для возведения дачи — все это виды единого продолжаемого преступления.

Итак, можно сделать выводы:

1. Продолжаемое преступление квалифицируется по статье или части статьи УК как единое сложное преступление, этапы совершения которого, хотя внешне и схожи с самостоятельными оконченными преступлениями, таковыми не являются;

2. Продолжаемое преступление признается оконченным до достижения запланированной цели;

3. Прерванное преступление по обстоятельствам, не зависящим от лица готовящего продолжаемое преступление или начавшего его исполнять, квалифицируется как неоконченное преступление по ст. 30 УК и статье, предусматривающей продолжаемое преступление;

4. При покушении на совершение продолжаемого преступления первые действия-этапы его совершения не оцениваются как малозначительные (ч. 2 ст. 144 УК) и не инкриминируются виновному как самостоятельные преступления;

5. От неоднократного, систематического мелкого хищения, в частности, производственного, единое продолжаемое преступление отличается наличием плана и цели использовать похищенное для достижения более или менее весомого результата. Отсутствие такой цели, умысла и плана поэтапного достижения общественно опасного последствия, исключает квалификацию содеянного как единого сложного продолжаемого преступления.

Квалификация длящихся и продолжаемых преступлений.

Добавить комментарий