Арест имущества по уголовному делу: судебная практика

Чье имущество?

ВС напомнил, что по ч. 1 ст. 115 УПК арест может быть наложен только на имущество обвиняемого/подозреваемого, но суды должны проверять, действительно ли названное в ходатайствах имущество принадлежит этим лицам. Только в случаях, когда из материалов дела с очевидностью следует, что имущество у третьих лиц фактически принадлежит обвиняемому или приобретено им на доходы, которые были получены от преступлений, суды могут обоснованно такое имущество арестовать. В качестве примера приводится решение Пятигорского городского суда Ставропольского края от 28 ноября 2017 года. Тогда под арест попала гостиница. Она находилась в собственности у некого ООО, учредителями которого были близкие родственники обвиняемого по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере). Тогда суд установил, что гостиница была куплена на преступные доходы, а на третьих лиц оформлена, чтобы скрыть доходы. Арест суд наложил, чтобы обеспечить возмещение ущерба бюджету (около 82 млн руб.)

Фактор единственного жилья.

Правовые последствия ареста

Основным последствием выступает пресечение возможности распоряжаться собственностью по личному усмотрению. На протяжении фиксированного срока владелец не сможет продать, подарить конкретный предмет или использовать иной способ его отчуждения.

Если же судом ограничивается право пользования, то производится изъятие ценностей с дальнейшей передачей на хранение в правоохранительные органы. Обычно подобное происходит, если объект получен в ходе преступления и признан вещественным доказательством.

По завершении уголовного производства арестованные и конфискованные ценности возвращаются законному владетелю. Прочие предметы (орудия, имущество, нажитое в ходе преступления) изымаются безвозвратно на условиях перехода в собственность государства либо ликвидации.

Также в документе прописываются конкретные виды ограничений и интервал их действия.

Работа адвоката при обжаловании решений о наложении ареста на имущество по уголовным делам

1. Вступление. Причины востребованности адвокатской помощи по обжалованию решений о наложении ареста на имущество.

За последние несколько лет отмечается резкий рост количества решений о наложении арестов на имущество подозреваемых, обвиняемых и третьих лиц по уголовным делам экономической направленности. Соответственно растет и количество обращений за адвокатской помощью по вопросу обжалования таких решений. По моим оценкам, данный количественный рост связан с несколькими факторами. В первую очередь это общий тренд на криминализацию гражданско-правовых сделок и решение экономических проблем путем уголовного преследования. Во-вторых, активность следственных органов все увеличивается, а размер возмещенного по уголовным делам ущерба в настоящее время является для следователей одним из наиболее значимых статистических показателей при оценке их деятельности. И, в-третьих, в России, к сожалению, по-прежнему наблюдается дефицит справедливого правосудия. Если бы судьи не занимали соглашательскую позицию по отношению к подавляющему большинству ходатайств следователей, в том числе о наложении арестов на имущество, вникали в существо каждого заявленного ходатайства и проверяли их с точки зрения обоснованности, количество подобных необоснованных ходатайств наверняка бы резко сократилось.

Однако цель данной публикации заключается не в критике существующей системы отправления правосудия, а в выработке рекомендаций относительно того, как, куда и с использованием каких аргументов адвокату обжаловать решение о наложении ареста на имущество по уголовному делу.

2. О порядке рассмотрения ходатайств о наложении ареста на имущество и апелляционного обжалования данного решения.

Для начала немного теории уголовного процесса. Порядок наложения ареста на имущество по уголовному делу регламентируется ст.ст. 115-116 УПК РФ. Целью наложения ареста на имущество по уголовному делу законодатель называет обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества.
Наложение ареста на имущество осуществляется только на основании судебного решения, получаемого по ходатайству следователя, дознавателя. Следователь такое ходатайство согласовывает с руководителем следственного органа, а дознаватель с прокурором.
Ходатайство рассматривается единолично судьей районного суда или военного суда аналогичного уровня. Участие лица, на имущество которого планируется наложить арест, уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. На практике это означает, что данное лицо узнает о судебном решении постфактум, и в большинстве случаев сроки апелляционного обжалования к моменту обращения за юридической помощью к адвокату будут пропущены (хотя и по уважительным причинам, связанным с незнанием о таком решении), и необходимо будет подавать ходатайство о восстановления этих сроков в суд по месту вынесения обжалуемого решения.
Апелляционная жалоба на решение районного суда или военного суда аналогичного уровня о наложении ареста на имущество подается в судебную коллегию по уголовным делам суда уровня субъекта Российской Федерации в течение 10 суток с момента вынесения обжалуемого решения. Жалоба подается через суд, вынесший обжалуемое решение.
В случае пропуска срока обжалования по объективным причинам он может быть восстановлен путем подачи ходатайства в районный суд, вынесший решение. Лично я в этом случае готовлю отдельное ходатайство о восстановлении сроков, которое подаю одновременно с апелляционной жалобой. Знаю, что многие коллеги формулируют просьбу о восстановлении сроков для обжалования непосредственно в апелляционной жалобе, и этот вариант является вполне рабочим. Однако полагаю, что отдельное ходатайство о восстановлении сроков является наиболее правильным вариантом, так как жалоба адресуется в иной суд и лишь подается через районный суд, а у ходатайства о восстановлении сроков иной адресат.
Апелляционная жалоба на решение о наложении ареста на имущество должна содержать:

1) наименование суда апелляционной инстанции, в который подается жалоба;
2) данные о лице, подавшем апелляционные жалобу, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения;
3) указание на судебное решение и наименование суда, его постановившего или вынесшего;
4) доводы лица, подавшего апелляционные жалобу с указанием предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований;
5) перечень прилагаемых к апелляционным жалобе материалов;
6) подпись лица, подавшего апелляционные жалобу.

3. Структура апелляционной жалобы на судебное решение о наложении ареста на имущество.

Структурно любая апелляционная жалоба состоит из:

– верхних реквизитов (так называемой «шапки») с указанием данных суда апелляционной инстанции, а также данных о лице, подавшем апелляционную жалобу; названия документа (апелляционная жалоба);

– вводной части, состоящей из ссылки на реквизиты обжалуемого решения и описания кратких обоснований, которые использовал суд первой инстанции при вынесении этого решения (судебное решение обосновано тем, что …);

– мотивировочной части с перечислением предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований (с судебным решением не согласен, считаю его незаконным и необоснованным по следующим основаниям …).
При этом, если аргументов несколько, то целесообразно для удобства читающего разбивать их структурно по разделам с наименованием каждого раздела в виде короткого тезиса, который в дальнейшем более подробно раскрывается.
Полагаю, что объем аргументации должен быть в каждом случае индивидуальным, то есть нельзя утверждать, что жалоба должна быть обязательно короткой или большой по объему. Жалоба должна быть понятна тому человеку, который будет ее изучать и содержать достаточно доводов и аргументации для ее удовлетворения, то есть ключевым критерием для оценки качества жалобы является достаточность (но не избыточность) аргументации. Очевидно, что, если это жалоба на объемное судебное решение с подробной аргументацией, нельзя говорить о том, что она должна быть объемом в 2 страницы, поскольку этого может быть недостаточно для опровержения всех аргументов. Вместе с тем нельзя увлекаться и объемами ради объемов. В любом случае из апелляционной жалобы должны быть исключены различные повторы, объемные цитаты из нормативных актов или судебной практики (любую цитату, если уж она приводится, можно сократить до только значимых для оценки обжалуемого решения слов); разнообразные вводные слова-паразиты.
Имеются различные методы распределения аргументов в апелляционной жалобе (от наиболее слабого к наиболее сильному; от наиболее сильного к наиболее слабому; вначале процессуальные нарушения, затем несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела и т.п.). На мой взгляд, при наличии действительно сильной аргументации особого значения это не имеет. Лично я, как правило, вначале ссылаюсь на аргументы, связанные с несоответствием фактическим обстоятельствам, распределяя их по принципу от сильного к слабому, а затем перехожу к процессуальным нарушениям, которые также распределяю по этому же принципу.
Если апелляционная жалоба предусматривает какие-либо приложения, которые обосновывают доводы автора жалобы, то опять же для удобства читающего целесообразно ссылаться на эти приложения в тексте мотивировочной части (приложение № … к настоящей апелляционной жалобе).

– просительной части, содержание которой должно в полной мере соответствовать реальным полномочиям той судебной инстанции, в которую жалоба адресуется (в отношении апелляционной жалобы на решение о наложении ареста на имущество просительная часть, как правило, должна звучать так: постановление N-ского районного суда N-ской области от конкретной даты о наложении ареста на конкретное имущество, принадлежащее конкретному лицу, отменить, принять по ходатайству следователя (дознавателя) новое судебное решение, в удовлетворении ходатайства отказав);

– приложений, которые нумеруются с указанием количества листов каждого прилагаемого к апелляционной жалобе документа;

– подписи автора апелляционной жалобы, а также даты ее составления.

4. Наиболее часто используемые доводы при апелляционном обжаловании решений о наложении ареста на имущество.

Из числа наиболее часто допускаемых при наложении арестов на имущество по уголовным делам и соответственно аргументов при апелляционном обжаловании данных решений можно выделить следующие:

– арест накладывается на имущество третьих лиц, не являющихся подозреваемыми (обвиняемыми) при отсутствии исключительных оснований, перечисленных в части 3 статьи 115 УПК РФ (имущество получено в результате совершения преступления, предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).
В данном случае аргументация при обжаловании, как правило, должна заключаться в отсутствии правовых оснований для наложения ареста, ссылках на то, что собственник имущества не имеет никакого отношения к расследуемому деянию, приобрел имущество на законных основаниях задолго до совершения данного деяния (к жалобе в этом случае могут быть приложены документы, свидетельствующие о законности приобретения имущества, а также подтверждающие наличие у собственника законных доходов для его приобретения), а арест нарушает его права на пользование и распоряжение имуществом;

– несоразмерность стоимости имущества, на которое наложен арест, и возможных имущественных взысканий по приговору суда.
В данном случае аргументация при обжаловании, как правило, заключается в приведении сведений о стоимости имущества, на которое наложен арест (в жалобе могут прилагаться документы о стоимости) и оценке возможных имущественных взысканий по приговору суда. Например, арест наложен на жилое помещение стоимостью несколько миллионов рублей, а расследуемое деяние, согласно постановлению о возбуждении уголовного дела имущественного ущерба не причинило или причинило ущерб, меньший чем несколько миллионов рублей, гражданский иск по делу не заявлен, штраф в качестве основного или дополнительного вида наказания по инкриминируемой статье УК РФ не предусмотрен, конфискации данная статья также не предусматривает.

– при наложении ареста не установлена истинная принадлежность имущества. Согласно судебному решению, арест наложен на имущество, которое принадлежит обвиняемому N, а согласно имеющимся в распоряжении адвоката документам, в том числе данным о регистрации сделки в компетентных органах, имущество принадлежит иному лицу.
В этом случае к апелляционной жалобе в обязательном порядке прилагаются документы, подтверждающие официальную принадлежность имущества нынешнему собственнику (выписки из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество, справки, договоры и т.п.).

– при наложении ареста на имущество третьего лица, не являющегося подозреваемым (обвиняемым), в нарушение ч. 3 ст. 115 УПК РФ не определен срок наложения ареста на имущество или такой срок превышает срок, на который продлено расследование.

– на имущество, на которое наложен арест, в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено имущественное взыскание.
Перечень такого имущества содержится в ст. 446 ГПК РФ. Наиболее часто нарушения допускаются в части наложения ареста на единственное пригодное для проживания жилье, недвижимость, являющуюся предметом ипотеки, предметы домашней обстановки, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие).

Безусловно, допускаются и иные нарушения, выявление которых может способствовать успешному апелляционному обжалованию решения о наложении ареста на имущество, однако систематизировать их достаточно сложно, поскольку речь идет о разнообразных «технических» процессуальных нарушениях. Я бы для выявления подобных нарушений рекомендовал адвокатам обращать внимание на то, уполномоченными ли лицами вынесено и согласовано ходатайство о наложении ареста на имущество, надлежащий ли суд рассмотрел ходатайство, имеется ли протокол судебного заседания, соответствует ли он требованиям УПК РФ, продлен ли срок предварительного расследования в установленном порядке, полным ли является материал, представленный следователем (дознавателем) в обоснование ходатайства о наложении ареста на имущество, по тому ли делу принято решение о наложении ареста (встречались случаи, когда, изготавливая решение, судья из-за спешки оставлял данные совершенно другого дела) и иные сходные обстоятельства.

5. Работа адвоката при рассмотрении судом ходатайств о продлении срока наложения ареста на имущество, апелляционном обжаловании последующего судебного решения.

В силу ч. 3 ст. 115 УПК РФ при наложении ареста на имущество третьих лиц, не являющихся подозреваемыми (обвиняемыми), суд устанавливает срок такого ареста с учетом сроков предварительного расследования. В дальнейшем срок ареста на имущества по ходатайству следователя (дознавателя) может быть продлен в судебном порядке, который подробно описан в ст. 115.1 УПК РФ.
При рассмотрении ходатайства следователя (дознавателя) в судебном заседании имеет право участвовать лицо, на имущество которого наложен арест, а также его адвокат.
Я рекомендую до рассмотрения такого ходатайства в обязательном порядке заранее прибывать в суд, знакомиться со всеми материалами, представленными следователем в обоснование ходатайства, а также готовить на него письменные возражения. При этом аргументация в данных возражениях в большинстве случаев будет сходной с аргументацией, которая приведена выше при описании доводов, которые могут быть использованы при подготовке апелляционных жалоб на решение о наложении ареста на имущество. Письменные возражения пишутся в произвольной форме, однако по структуре сильно напоминают вышеприведенную структуру апелляционной жалобы за исключением того, что они адресуются непосредственно в суд, рассматривающий ходатайство следователя.
В судебном заседании адвокат заявляет ходатайство о приобщении данных письменных возражений, а также документов, обосновывающих его доводы об отсутствии оснований для продления срока наложения ареста на имущество. Устное выступление в судебном заседании может заключаться в зачитывании подготовленных возражений (вариант для тех, кто пока еще не готов выступать публично), либо же выступлении без чтения, но с использованием аргументации, которая была заранее проработана. Естественно, сильнее смотрится не чтение, а красивое выступление адвоката, но необходимо признать, что ключевым в нынешних реалиях отправления правосудия все же является глубина проработки позиции, уровень подготовки и аргументации, а не мастерство ораторской подачи.

6. Механизм освобождения имущества из-под ареста, наложенного по уголовному делу, через подачу иска в рамках гражданского судопроизводства.

Необходимо отметить, что существует определенная практика и имеются даже отдельные успешные прецеденты фактического освобождения имущества, арест на которое наложен в рамках уголовного дела, через гражданское судопроизводство.
Такие иски подаются в районный суд по месту нахождения арестованного имущества и содержат требования об освобождении имущества от ареста. Рассматриваются иски в порядке гражданского судопроизводства. У автора имеются определенные сомнения относительно юридической правильности такого механизма фактически скрытого или повторного обжалования судебного решения, принятого в рамках уголовного судопроизводства, а также реальной исполнимости возможного судебного решения, принятого в порядке гражданского судопроизводства, об освобождении имущества от ареста в случае конкуренции с вступившим в силу решением суда в рамках уголовного судопроизводства, поэтому он никогда подобную тактику борьбы с арестом имущества не использовал, не является большим специалистом в гражданском процессуальном праве, в связи с чем не может дать большого количества практических советов относительно того, как же реализовать данный механизм. Представляется, что аргументация при подготовке искового заявления в большинстве случаев сходна с приведенной выше аргументацией для апелляционного обжалования решений о наложении арестов на имущество по уголовному делу.
При этом, учитывая, что определенная положительная для адвокатов практика рассмотрения исковых заявлений об освобождении имущества от ареста по уголовному делу все же имеется, такой механизм в некоторых случаях можно признать действенным.

В заключение, традиционно пожелав коллегам удачи в обжаловании судебных решений о наложении ареста на имущество по уголовным делам и выражая надежду, что данная публикация им немного поможет, позволю себе дать еще один совет: в случае реального несогласия с судебным решением никогда не сдавайтесь и не останавливайтесь на проигранной стадии апелляционного обжалования. Только если вы пройдете все стадии обжалования и используете все свои аргументы, вы сможете сказать себе, что сделали все, что зависело от вас. А сделать для своего доверителя в этой и иных правовых ситуациях все возможное – это и есть то, что формирует авторитет нашей юридической профессии и, возможно, будет способствовать тому, к чему мы все стремимся и о чем мечтаем. Установлению справедливого правосудия, которого нам, адвокатам, так порой не хватает.

В данном случае аргументация при обжаловании, как правило, заключается в приведении сведений о стоимости имущества, на которое наложен арест в жалобе могут прилагаться документы о стоимости и оценке возможных имущественных взысканий по приговору суда.

КС забраковал нормы УПК, связанные с арестом имущества

Конституционный суд РФ признал не соответствующим Конституции ряд положений Уголовно-процессуального кодекса РФ, касающихся вопросов, которые должны разрешаться судом при вынесении приговора.

Поводом для оценки конституционности ч. 1 ст. 73 (обстоятельства, подлежащие доказыванию), ч. 1 ст. 299 (вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора) и ст. 307 (описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора) УПК РФ стала жалоба жительницы Волгоградской области. В марте 2016 года несколько граждан были признаны виновными по ст. 159 УК РФ и осуждены за хищения денег вкладчиков жилищно-строительного кооператива. За потерпевшими было признано право на удовлетворение гражданских исков, а вопрос о размере возмещения вреда передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. При этом был сохранен до полного возмещения вреда арест, ранее наложенный на ряд имущественных объектов. В их числе – двухкомнатная квартира в Волгограде и автомобиль женщины, участвовавшей в уголовном деле как свидетель. В качестве обвиняемой, гражданского ответчика или лица, обязанного возместить вред, причиненный виновными, она не привлекалась.

Владелица автомобиля и квартиры подала кассационные жалобы, однако они остались без удовлетворения. Суды указывали, что обстоятельства, послужившие основанием для наложения ареста на имущество, не отпали, и нашли подтверждение в ходе рассмотрения уголовного дела по существу: эти объекты были переданы одной из осужденных в собственность свидетельницы, являвшейся соучредителем юрлица, созданного для сохранения денежных средств и имущества, добытых преступным путем.

Женщина подала жалобу в КС РФ, указывая, что ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК РФ не соответствуют Конституции, поскольку из-за пробела в действующем правовом регулировании позволяют суду после вступления приговора в силу сохранить арест, ранее наложенный на имущество, без установления, доказывания и изложения в приговоре обстоятельств, подтверждающих, что это имущество получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества. Если решение вопроса о судьбе имущества, подлежащего конфискации, урегулировано УПК РФ, то в отношении имущества, не подлежащего конфискации, но подвергнутого аресту для обеспечения гражданского иска имеется, по мнению заявительницы, правовая неопределенность, позволяющая ограничивать права его собственников.

Как отметил КС РФ, наложение ареста на имущество не может быть произвольным и должно быть обусловлено предполагаемой причастностью конкретного лица к преступной деятельности или предполагаемым преступным характером происхождения конкретного имущества либо основываться на законе, устанавливающем материальную ответственность лица за действия подозреваемого или обвиняемого.

Наложение ареста на имущество иных лиц допускается лишь в целях обеспечения предполагаемой конфискации имущества или сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по уголовному делу, и лишь при условии, что относительно имущества имеются достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности.

Вынося приговор, суд разрешает в нем, помимо прочих, вопросы о том, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере, как поступить с имуществом, на которое наложен арест, как поступить с вещественными доказательствами. Вместе с тем в предмет доказывания по уголовному делу, в состав вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, и в содержание описательно-мотивировочной части обвинительного приговора формально не включен вопрос о правовых основаниях использования имущества лица, не являющегося обвиняемым или материально ответственным, для возмещения причиненного потерпевшему вреда. Это позволяет оставить вопрос об обоснованности ареста нерешенным.

Наложение ареста на имущество относится к мерам процессуального принуждения и носит временный характер. Поэтому наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением данного уголовного дела.

Таким образом, сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым или материально ответственным, для обеспечения гражданского иска после вступления приговора в законную силу означает несоразмерное и необоснованное умаление права собственности, не отвечает конституционным критериям справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод, не обеспечивает гарантии охраны собственности законом и гарантии судебной защиты, а потому противоречит Конституции РФ.

Дальнейшее после постановления приговора производство по гражданскому иску в целях разрешения вопроса о размере возмещения также предполагает возможность обеспечения иска посредством наложения ареста на имущество, который, однако, не может произвольно применяться к имуществу лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим материальную ответственность.

Тем не менее необходимость достижения баланса прав и законных интересов лица, на имущество которого наложен арест, с одной стороны, и прав потерпевших, с другой стороны, не исключает правомочия федерального законодателя осуществлять правовое регулирование такого ареста для целей возмещения причиненного вреда. К нему может относиться предоставление надлежащих процессуальных гарантий защиты прав лиц, у которых находится это имущество, и установление процедурных механизмов перевода ареста этого имущества из уголовного в гражданское судопроизводство в случае признания в приговоре права на удовлетворение гражданского иска при обосновании в нем фактической принадлежности имущества, находящегося у лица, не являющегося подозреваемым, обвиняемым, осужденным или материально ответственным, лицу, признанному приговором виновным в совершении преступления.

В результате КС РФ признал ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК РФ не соответствующими Конституции в той мере, в какой они позволяют сохранять после вступления приговора в законную силу арест, наложенный в рамках производства по уголовному делу на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска.

Читайте также:  Что такое квотируемое рабочее место для инвалидов

Правоприменительные решения, вынесенные в отношении заявительницы и основанные на оспариваемых положениях УПК, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Постановление КС не подлежит обжалованию и вступает в силу со дня официального опубликования.

Женщина подала жалобу в КС РФ, указывая, что ч.

Что показывает судебная практика по данной статье?

В судебной практике арест имущества, как правило, встречается в уголовных производствах, связанных с превышением должностных полномочий, воровством, а также предпринимательской деятельностью.

Примером назначения ареста на имущество может быть случай с мошенничеством. Гражданина Крюкова привлекли к ответственности по статье 159 ч. 4 УК. Обвиняемый, вместе со своими товарищами обманным путем лишил гражданина Полякова квартиры в центре города и переписал ее на себя. Судья арестовал спорное имущество, а виновного Крюкова приговорил к тюремному заключению на 6 лет и назначил штраф в 1 млн. рублей.

Решением суда было признано, что договор купли-продажи, составленный между Крюковым и Поляковым − недействительный. Недвижимость опять была обращена в собственность Полякова. Вступившее в законную силу решение суда в данном случае служит основанием для государственной регистрации права собственности, снятия ареста с вышеуказанного имущества и внесения записи о прекращении ограничений прав в Единый государственный реестр.

Судьи, понимая длительность процедуры и волокиту с бумагами на арестованное имущество, стараются накладывать арест или конфисковать имущество только при гражданских исках или при махинациях, где предметом спора или объектом преступления выступает ценное имущество.

Статья 115. Наложение ареста на имущество

СТ 115 УПК РФ

1. Для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса. При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом.

2. Наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

3. Арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации). Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса. При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом, и указать срок, на который налагается арест на имущество, с учетом установленного по уголовному делу срока предварительного расследования и времени, необходимого для передачи уголовного дела в суд. Установленный судом срок ареста, наложенного на имущество, может быть продлен в порядке, установленном статьей 115.1 настоящего Кодекса.

4. Арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание.

5. При наложении ареста на имущество может участвовать специалист.

6. Арестованное имущество может быть изъято либо передано по усмотрению лица, производившего арест, на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу, которые должны быть предупреждены об ограничениях, которым подвергнуто арестованное имущество, и ответственности за его сохранность, о чем делается соответствующая запись в протоколе.

7. При наложении ареста на денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда, а также следователя или дознавателя на основании судебного решения.

8. При наложении ареста на имущество составляется протокол в соответствии с требованиями статей 166 и 167 настоящего Кодекса. При отсутствии имущества, подлежащего аресту, об этом указывается в протоколе. Копия протокола вручается лицу, на имущество которого наложен арест, с разъяснением права в установленном настоящим Кодексом порядке обжаловать решение о наложении ареста на имущество, а также заявить мотивированное ходатайство об изменении ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество, или об отмене ареста, наложенного на имущество.

9. Арест, наложенный на имущество, либо отдельные ограничения, которым подвергнуто арестованное имущество, отменяются на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении данной меры процессуального принуждения либо отдельных ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество, отпадает необходимость, а также в случае истечения установленного судом срока ареста, наложенного на имущество, или отказа в его продлении. Арест на безналичные денежные средства, находящиеся на счетах лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, наложенный в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, также отменяется, если принадлежность арестованных денежных средств установлена в ходе предварительного расследования и отсутствуют сведения от заинтересованного лица, подтвержденные соответствующими документами, о наличии спора по поводу их принадлежности либо принадлежность этих денежных средств установлена судом в порядке гражданского судопроизводства по иску лица, признанного потерпевшим и (или) гражданским истцом по уголовному делу.

Арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание.

Сохранение после приговора ареста имущества лиц, не связанных с осужденными, противоречит Конституции

17 апреля Конституционный Суд вынес Постановление № 18-П/2019, в котором рассмотрел вопрос о возможности оставления под арестом после вынесения приговора имущества лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за действия осужденных.

По мнению суда, освобождение от ареста является преждевременным, и оценка доводам, указанным в заявлении, может быть дана только по итогам рассмотрения уголовного дела по существу судом первой инстанции.

Арест имущества по уголовному делу: судебная практика

Правовой механизм освобождения имущества от ареста, наложенного при производстве по уголовному делу

Автор рассматривает правовые особенности защиты имущественных интересов заинтересованного лица – добросовестного приобретателя (не является фигурантом уголовного дела) при наложении ареста на имущество по уголовному делу. Уделено внимание процедурным нарушениях в ходе предварительного следствия.

Заявитель приобрел автомобиль. Спустя определенный период времени следователь санкционировал изъятие автомобиля в рамках уголовного дела (в качестве вещественного доказательства), в котором заявитель не является фигурантом (добросовестный приобретатель транспортного средства). Рассмотрим правовую конструкцию дальнейшего поведения собственника автомобиля.

Процедура рассмотрения судом иска добросовестного приобретателя в рамках уголовного дела.

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 21.10.2014 № 25-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей и девятой статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Аврора малоэтажное строительство» и граждан Ш. и Э.» положения части 3 и части 9 статьи 115 УПК РФ признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой этими положениями в системе действующего правового регулирования не предусмотрен надлежащий правовой механизм, применение которого позволяло бы эффективно защищать в судебном порядке права и законные интересы лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками по уголовному делу, право собственности которых ограничено чрезмерно длительным наложением ареста на принадлежащее им имущество, предположительно полученное в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого.

Частью 2 статьи 442 ГПК РФ установлено, что заявленный лицами, не принимавшими участия в деле, спор, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, рассматривается судом по правилам искового производства.

В соответствии с пунктом 1 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31.03.1978 № 4 «О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста (исключение из описи)», которое действует на территории России и в настоящее время в части, не противоречащей законодательству Российской Федерации, споры об освобождении имущества от ареста суды рассматривают по правилам искового производства независимо от того, наложен ли арест в порядке применения мер обеспечения иска, обращения взыскания на имущество должника во исполнение решения или приговора суда, наложенного, в том числе, в рамках предварительного расследования. Кроме того, согласно пункту 3 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31.03.1978 № 4 суд не вправе отказать в принятии искового заявления об освобождении имущества от ареста, если дело, в связи с которым наложен арест на имущество, не разрешено.

Иск об освобождении имущества от ареста может быть предъявлен собственником, а также лицом, владеющим в силу закона или договора имуществом, не принадлежащим должнику. Ответчиками по таким искам являются должник, у которого произведен арест имущества, и те организации или лица, в интересах которых наложен арест на имущество (пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31.03.1978 № 4).

Другими словами, руководствуясь частью 9 статьи 115 УПК РФ и учитывая положения статьи 30 ГПК РФ, заявитель вправе подать иск, который подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства (формулировка искового заявления – об освобождении имущества от ареста, исключения из списка вещественных доказательств – автомобиля).

В силу части 1 статьи 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Иски об освобождении имущества от ареста являются спорами по требованиям имущественного характера, не подлежащим оценке, и рассматриваются районным судом (п. 6 Постановления Пленума от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»).

В соответствии с частью 1 статьи 30 ГПК РФ иски об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения арестованного имущества (исключительная подсудность).

Таким образом, для дел об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи установлена исключительная подсудность. Данные исковые требования предъявляются в суд по месту нахождения арестованного имущества. При этом вид имущества, об освобождении которого от ареста предъявлен иск (движимое или недвижимое), значения не имеет.

Верховный Суд РФ в определении от 08.12.2015 № 5-КГ15-172 указал, что иск об освобождении имущества от ареста, наложенного по уголовному делу, подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства (часть 2 статьи 442 ГПК РФ).

Процедурные нарушения со стороны следственного органа

Отдельно необходимо обратить внимание на процедурные нарушения предварительного следствия.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ (Определение от 29.05.2018 № 1338-О), при разрешении вопроса о наложении ареста на имущество и продлении срока применения данной меры процессуального принуждения, особенно когда речь идет об имуществе, принадлежащем лицу, не являющемуся подозреваемым, обвиняемым и не несущему по закону материальную ответственность за их действия, необходимо учитывать добросовестность приобретателя, а также предназначение этого имущества для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации) не доказано и носит характер предположения. К тому же автомобиль является транспортным средством, изначально предназначенным для передвижения, а не средством финансирования или предметом расчета либо платежа. Как отмечал Конституционный Суд РФ, изъятие предметов и документов, подлежащих признанию вещественными доказательствами, применяется для обеспечения процесса доказывания с учетом прав и законных интересов их собственников или владельцев (Постановление от 07.03.2017 № 5-П), а потому не в ущерб доказыванию суд вправе передать арестованное имущество на хранение собственнику, в том числе установить ограничения, связанные с владением, пользованием или распоряжением арестованным имуществом (части третья и шестая статьи 115 УПК РФ).

В данном случае в процессе предварительного следствия был проигнорирован факт добросовестности заявителя – собственника транспортного средства (решения районного суда по гражданскому делу), который не является фигурантом уголовного дела.

В соответствии с ч. 3 ст. 115 УПК РФ арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Таким образом, наложение ареста на имущество должно быть обусловлено предполагаемой причастностью конкретного лица к преступной деятельности или предполагаемым преступным характером происхождения (использования) конкретного имущества, либо основываться на законе, устанавливающем материальную ответственность лица за действия подозреваемого или обвиняемого. Если для стадии предварительного расследования такие выводы могут носить характер обоснованных предположений, то на стадии принятия решения по существу выводы о необходимости сохранения обеспечительных мер должны основываться на исследованных доказательствах и быть наряду с иными обстоятельствами доказанными, а не носящими предположительного характера.

В данном случае причастность заявителя к преступлению не установлена, обвинение ему не предъявлялось. Не установлено, что транспортное средство получено в результате преступных действий заявителя либо использовалось или, что оно предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления, либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, не установлено обстоятельств.

Сохранение ареста, наложенного на автомобиль в ходе предварительного следствия, за пределами предварительного следствия и судебного разбирательства существенно нарушает права добросовестного собственника и не соответствует правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 29.11.2012 № 2227-О.

Конституционный Суд РФ заключает, что по смыслу закона меры обеспечения не могут быть бесконечными, поскольку наложение ареста на имущество относится к мерам процессуального принуждения, применяемым в целях обеспечения установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора, и в качестве таковой носит временный характер, так как наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением данного уголовного дела.

Если при этом возникает спор о том, кому принадлежит вещественное доказательство, и соответственно, кому оно в случаях, установленных уголовно-процессуальным законом, должно быть возвращено, то он подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства (п. 6 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, ст. 22 ГПК РФ).

Из материалов уголовного дела следует, что при решении вопроса о вещественных доказательствах (автомобиля) в настоящее время владельцем указанного имущества на основании документов о праве собственности является другое лицо (не является фигурантом уголовного дела).

Поскольку имущество (автомобиль) находится в собственности заинтересованного лица, арест, наложенный на вышеуказанный автомобиль, подлежит отмене (Апелляционное постановление Московского городского суда от 08.02.2018 № 10-495/2018).

С другой стороны, при вынесении постановления об аресте транспортного средства следователем в нарушение ч. 2 статьи 115 УПК РФ не конкретизирован запрет, связанный с арестом автомобиля.

Любой арест влечет ущерб, который, тем не менее, должен находиться в рамках разумного.

Добросовестный владелец имущества, которое находится под арестом в рамках уголовного дела, должен иметь право на возвращение данного имущества. В свою очередь он был лишен возможности пользования транспортным средством в течение длительного периода времени, что является недопустимым, поскольку любое вмешательство публичных властей в имущественные права частных лиц осуществлялось на законных основаниях и не должно быть произвольным (Постановление ЕСПЧ от 08.01.2008 по делу «Юцис против Литвы»).

Арест автомобиля представлял собой временное ограничение его использования и, таким образом, относится к сфере действия второго абзаца статьи 1 Протокола 1 от 20.03.1952 к Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 04.11.1950 (Постановление ЕСПЧ от 23.10.2008 по делу «Хужин и другие против Российской Федерации»).

Действительно, изъятие транспортного средства не влекло лишение заявителя имущества, но лишь временно препятствовало пользованию и распоряжению им.

Любые меры, принимаемые государством, включая меры по контролю за использованием собственности лица, должны характеризоваться разумной связью пропорциональности между применяемыми средствами и преследуемой целью. Это правило выражено в понятии «справедливого равновесия», которое должно быть установлено между требованиями общего интереса и необходимостью защиты фундаментальных прав лица (Постановление ЕСПЧ от 24.10.2006 по делу «Эдвардс против Мальты»).

Производство по уголовному делу, в рамках которого было вынесено постановление о наложении ареста, не отвечает требованию «разумного срока», предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Уполномоченные органы не рассматривали возможность оставить автомобиль у заявителя, запретив заявителю распоряжаться им.

Тем самым, российские власти (в лице, следователя) не достигли «справедливого равновесия» между требованиями общих интересов и необходимостью защиты права заявителя на уважение собственности, нарушив статью 1 Протокола 1 к Конвенции (Постановление ЕСПЧ от 22.01.2009 по делу «Боржонов против Российской Федерации»).

Следователь фактически изменил природу имущества (транспортного средства) заявителя из «законно приобретенного» (решение районного суда по гражданскому делу подтверждает добросовестность собственника) на «полученное преступным путем имущество» с момента вынесения постановления об аресте имущества. Тем самым, следователь признал, что имущество явилось «орудием» («объектом») преступления, нарушив статью 1 Протокола 1 к Конвенции (Постановление ЕСПЧ от 05.02.2009 по делу «Сан против Российской Федерации»).

Более того, ничто не препятствовало российским властям, ответственным за регистрацию транспортного средства, в установлении чистоты сделки (легитимность получения имущества). К исключительной компетенции государства относятся определение условий и порядка отчуждения своего имущества в пользу лиц, которых оно считает имеющими на него право, и контроль соблюдения этих условий. Кроме того, сделки в отношении автомобиля также требовали легализации государством процедуры, специально направленной на повышение безопасности собственника (в данном случае, решением суда собственник автомобиля признан добросовестным). При таком количестве регулятивных органов, обеспечивающих чистоту имущественного титула на автомобиль, заявитель (собственник) не должен был оценивать риск прекращения права собственности в связи с недостатками, которые должны были быть устранены в рамках процедур, специально введенных в этих целях. Упущение властей не могло оправдать последующие санкции против добросовестного приобретателя данного имущества. Ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованного лица, особенно в отсутствие иных конфликтующих интересов. Иными словами, риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованного лица (Постановление ЕСПЧ от 06.12.2011 по делу «Гладышева против Российской Федерации», Постановление ЕСПЧ от 24.05.2007 по делу «Радчиков против Российской Федерации»).

В заключение, хотелось бы обратить внимание на особенности межотраслевой преюдиции в данном деле.

В соответствии со ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ (постановления от 11.05.2005 № 5-П, от 05.02.2007 № 2-П и от 17.03.2009 № 5-П), исключительная по своему существу возможность преодоления окончательности вступивших в законную силу судебных актов предполагает установление таких особых процедур и условий их пересмотра, которые отвечали бы прежде всего требованиям правовой определенности, обеспечиваемой признанием законной силы судебных решений, их неопровержимости, что применительно к решениям, принятым в ординарных судебных процедурах, может быть поколеблено, если какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство или обнаруженные фундаментальные нарушения неоспоримо свидетельствуют о судебной ошибке, без устранения которой компетентным судом невозможно возмещение причиненного ущерба.

Такой подход корреспондирует практике Европейского Суда по правам человека, который полагает, что отступление от требований правовой определенности может быть оправдано только обстоятельствами существенного и непреодолимого свойства и что пересмотр окончательного судебного решения возможен лишь для исправления фундаментального нарушения или ненадлежащего отправления правосудия.

В данном случае, решением по гражданскому делу, которое в силу ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, имеет преюдициальное значение в части фактических обстоятельств дела, установление факта добросовестного приобретения транспортного средства.

При этом Конституционный Суд РФ отметил, что отказ следователя или прокурора, осуществляющих уголовное судопроизводство, от признания действия преюдициальности как свойства законной силы судебного решения, принятого в порядке гражданского судопроизводства, означал бы преодоление вступивших в законную силу судебных решений, что не соответствует природе правосудия, принципам самостоятельности судебной власти и независимости суда. Постановлением КС РФ от 21.12.2011 № 30-П признаны не противоречащими Конституции РФ положения ст. 90 УПК РФ, предусматривающие возможность для суда, следователя и прокурора без дополнительной проверки признать обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского судопроизводства.

Правовой механизм освобождения имущества от ареста, наложенного при производстве по уголовному делу.

Наложение ареста на имущество в рамках расследования уголовного дела

В данной статье разберем основные моменты и особенности наложения ареста на имущество в порядке уголовного судопроизводства.

Согласно ст. 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора, возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном ст. 165 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации. При решении вопроса о наложении ареста на имущество для обеспечения возможной конфискации суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение.

Таким образом, первоначальное решение об аресте принимает лицо, осуществляющее предварительное расследование, то есть следователь, либо дознаватель, однако окончательное решение по данному вопросу принимает суд. Стоит также отметить, что судебная практика по вопросу ареста по требованию должностного лица в уголовном деле идет практически во всех случаях, когда в гражданском деле нередки случаи отказа в наложении обеспечительных мер, в том числе ареста. Следовательно, наложение ареста судом по требованию должностных лиц в уголовном деле – это наиболее эффективная и реальная мера.

Смысл наложения ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

Читайте также:  Могут ли сократить работника после декретного отпуска?

Само ходатайство об аресте подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства. То есть эта мера еще и быстро применяемая.

Арест в уголовном деле может быть наложен на имущество, находящееся и у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого, либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления, либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Таким образом, не обязательно накладывать арест на имущество подозреваемого и/или обвиняемого, порой это и не имеет смысла, поэтому закон предусматривает иную возможность, а именно: арестовать имущество, если по нему прошло уже много сделок, и даже если последний добросовестный покупатель не является осознанным и умышленным участником мошеннической схемы.

Закон предусматривает и ограничения при наложении ареста. Так, арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание:
К таковому имуществу относятся:
жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением такого имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
земельные участки, за исключением такого имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает сто установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда;
используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку), а также хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания;
семена, необходимые для очередного посева;
продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении;
топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;
средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;
призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

При фактическом наложении ареста на имущество может участвовать специалист, чаще всего им выступает профессиональный оценщик, способный в силу специализации осуществить расчет стоимости арестованного имущества, либо указать на особенности данного предмета, свидетельствующие о том, что он стал предметом преступления и имеет следы криминального происхождения (например, на автомобиле – это следы вмешательства в нанесенный номер кузова).

Имущество, на которое наложен арест, может быть изъято либо передано по усмотрению лица, производившего арест, на хранение собственнику или владельцу этого имущества, либо иному лицу, которое должно быть предупреждено об ответственности за сохранность имущества, о чем делается соответствующая запись в протоколе.

Данное положение позволяет проконтролировать арест и фактическое нахождение имущества у определенного лица, которое под протокол отвечает за его сохранность.

Предметом ареста может быть, как видно, не только недвижимое имущество, но и лицевые счета и денежные средства, ценные бумаги, находящиеся в банках и иных кредитных учреждениях, при этом закон также предусматривает по таким арестам ряд особенностей. Во-первых, при наложении ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично лишь в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Во-вторых, руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда, а также следователя или дознавателя на основании судебного решения.

При наложении ареста на имущество составляется протокол. А при отсутствии имущества, подлежащего аресту, об этом также указывается в протоколе. Копия протокола вручается лицу, на имущество которого наложен арест.

Таким образом, наиболее эффективной данная мера будет, если при подаче заявления об аресте имущества следователю и/или дознавателю Вы в нем укажете конкретное движимое или недвижимое имущество, подлежащее аресту. Следователь, как и дознаватель, в кратчайшие сроки своим запросом могут установить принадлежность данного имущества и затем самостоятельно разрешить вопрос о передаче в суд ходатайства об аресте.

Отмена наложения ареста на имущество происходит на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость. Чаще всего на практике данная мера сохраняется до постановления приговора, и одновременно с его провозглашением суд прямо указывает на судьбу арестованного имущества.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что достаточно действенным и эффективным является наложение ареста в рамках уголовного дела. Это мера, принимаемая судом на практике, чаще всего, безусловно и без возражений, если с таковым ходатайством выходит в суд следователь или дознаватель, позволяет удовлетворить интересы потерпевшего, в целях заявляемого им гражданского иска. Она имеет свои особенности, которые были рассмотрены в данной статье, знать которые необходимо для своевременного реагирования на противоправные действия мошенников.

То есть эта мера еще и быстро применяемая.

КС: Изъятие имущества в качестве вещдока должно быть обосновано. Конституционный Суд разъяснил применение норм УПК, позволяющих изымать имущество в качестве вещественных доказательств без решения суда

Как рассказал «АГ» адвокат АП Белгородской области Михаил Пустотин, представляющий интересы заявителя, поводом для обращения послужило то, что принадлежащее «Синклит» оборудование для производства сигарет постановлением следователя было приобщено в качестве вещественного доказательства по уголовному делу, возбужденному по п. «а» ч. 6 ст. 117.1 УПК РФ. В постановлении указано, что оборудование служило средством совершения преступления, может служить средством обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Компания пыталась обжаловать действия ведомства, в частности, «Синклит» настаивала на том, что арест ее имущества, приобщенного к делу в качестве вещественного доказательства, должен был производиться в порядке ст. 115 УПК РФ по санкции суда. Однако суд первой инстанции указал, что следователь наделен правом, а не обязанностью обращаться в суд с ходатайством о наложении ареста. Апелляция поддержала это решение, добавив, что в порядке ст. 115 УПК РФ арест вещественных доказательств распространяется только на имущество, полученное в результате совершения преступления, как следует из положений п. 3.1. ч. 2 ст. 82 УПК РФ. Адвокат рассказал, что суды первой и второй инстанций руководствовались действующими нормами УПК РФ, поэтому заявитель решил не обращаться в Верховный Суд, а просить КС РФ разъяснить обнаружившуюся неопределенность норм УПК.

В своем постановлении Конституционный Суд указал, что изъятие по уголовному делу имущества (в том числе в виде наложения на него ареста или признания его вещественным доказательством с режимом хранения, ограничивающим права владения и пользования имуществом), которое находится у лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми и не несущих по закону материальной ответственности за действия подозреваемого, обвиняемого, и использование которого в совершении преступления лишь предполагается, может иметь лишь временный характер и применяться при предоставлении таким лицам процессуальных гарантий защиты прав посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и равенства.

В то же время Суд подчеркнул, что институт наложения ареста и институт изъятия и хранения вещественных доказательств имеют разное предназначение в уголовном процессе. Тем обстоятельством, что изъятие имущества в качестве вещдока и его удержание при наложении ареста на основании судебного решения, принятого по ходатайству следователя или дознавателя, позволяют распространить на данные отношения предварительный судебный контроль за их законностью и обоснованностью, не предопределяется использование процедуры наложения ареста на имущество во всех случаях, когда соответствующие предметы используются в качестве вещественных доказательств для раскрытия преступления и разрешения уголовного дела, тем более при обеспечении возможности последующего судебного контроля.

Изъятие, по мнению Конституционного Суда, должно быть обосновано, в том числе при возникновении судебных споров по соответствующим вопросам. Обязанность по обоснованию при этом лежит на уполномоченных лицах органов предварительного следствия и дознания, причем одной только ссылки на то, что данный предмет обладает свойствами вещественного доказательства, недостаточно.

Как напомнил КС РФ, в Постановлении от 16 июля 2008 г. № 9-П он уже отмечал, что оценка судом законности и обоснованности изъятия у собственника или владельца имущества в связи с приобщением его к уголовному делу в качестве вещественного доказательства не может, по смыслу ст. 81 и 82 УПК РФ, ограничиваться установлением формального соответствия закону полномочий применяющих данную меру должностных лиц органов предварительного расследования. Суд должен прийти к выводу, что иным способом обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач невозможно.

В таких случаях должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается данный вопрос, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника или владельца и общества, а также возможные негативные последствия изъятия имущества. В зависимости от указанных обстоятельств дознаватель, следователь и затем суд должны определять, подлежит ли это имущество изъятию либо в соответствии с подп. «а», «б» п. 1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ оно может быть сфотографировано, снято на видео- или кинопленку и возвращено собственнику или владельцу на хранение до принятия решения по уголовному делу.

Конституционный Суд подчеркнул, что изъятие и удержание в качестве вещдоков в досудебном производстве по уголовным делам о преступлениях в сфере экономической деятельности предметов, используемых при осуществлении предпринимательской деятельности и принадлежащих лицам, не являющимся в этих уголовных делах подозреваемыми, или обвиняемыми, или теми, кто несет материальную ответственность за их действия, несоразмерно конституционно значимым ценностям ограничивало бы право частной собственности. Тем более если для обеспечения сохранности таких вещественных доказательств не требуется их изъятия или допускается их незамедлительное возвращение последним на ответственное хранение после производства необходимых следственных действий.

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что оспариваемые положения УПК РФ не противоречат Конституции в выявленном данным постановлением конституционно-правовом смысле. Решения, вынесенные в отношении компании «Синклит», подлежат пересмотру.

Комментируя для «АГ» постановление КС РФ, Михаил Пустотин сообщил, что расценивает его положительно, – по его мнению, оно поставит препон незаконным действиям правоохранительных органов.«Суд разъяснил смысл действий оспариваемых нами статей УПК. Это мнение является, по сути дела, законом и выражается в том, что нельзя изымать, а если изъято, то незамедлительно возвращать на ответственное хранение то имущество, которое задействовано в производственном цикле лиц, не являющихся обвиняемыми, подозреваемыми или по закону несущими материальную ответственность за их действие», – указал адвокат.

Адвокат заметил, что суды общей юрисдикции формально подходят к рассмотрению вопросов обоснованности изъятия имущества в качестве вещдоков: «Есть полномочия у следователя? Есть. Дальше они не вдаются в существо самой проблемы».

По мнению Михаила Пустотина, данное постановление является подходящим правовым механизмом для всех без исключения предпринимателей, в той или иной мере пострадавших от аналогичных действий правоохранительных органов. Он отметил, что КС достаточно четко расписал, что такого рода ограничения не соизмеримы с другими конституционными ценностями, в частности, правом на труд, на использование своих способностей для незапрещенной экономической деятельности.

Так считает и научный консультант юридического бюро Legal Choice Кирилл Кавченков: «Вроде бы и УПК РФ, и разъяснения высших судов на стороне предпринимателей: установлены краткие сроки возвращения предметов, не признанных вещественными доказательствами по делам экономической направленности, а также указано на необходимость соблюдения интересов предпринимательского сообщества. Вместе с тем, реально столкнувшись с такой проблемой, предприниматель крайне ограничен в инструментах обжалования: жаловаться можно в прокуратуру, вышестоящий следственный орган и суд. Как показывает правоприменительная практика, к таким жалобам все вышеперечисленные инстанции подходят крайне формально, не вдаваясь на досудебной стадии в оценку доказательств».

Кроме того, эксперт пояснил, что на практике субъекты предпринимательской деятельности сталкиваются с произволом правоохранительных органов. «Одними из форм такого произвола являются изъятие и длительное необоснованное невозвращение имущества индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, которое удерживается органами дознания и следствия, что препятствует осуществлению нормальной экономической деятельности и приводит к негативным последствиям в виде убытков и, зачастую, банкротству», – отметил он.

Однако, по мнению Кирилла Кавченкова, Конституционный Суд оставил данный вопрос без конкретного решения, в очередной раз обязывая и суды, и следствие с дознанием соблюдать баланс интересов сторон и не допускать нарушения прав предпринимателей. «Вот и появится очередной пункт в виде ссылки на данное постановление в жалобах грамотных адвокатов», – заключил эксперт.

Управляющий партнер АБ «Забейда и партнеры» Александр Забейда считает, что ситуации, подобные той, с которой столкнулся заявитель жалобы, – не редкость. Он пояснил, что следователь или дознаватель, расследуя уголовное дело, в первую очередь заботится о своих интересах и интересах следствия (например, сохранности вещественного доказательства), и уже во вторую – об интересах третьих лиц, чьи права затронуты расследованием.

По словам Александра Забейды, бывают случаи, когда у следователя нет возможности в ходе осмотра места происшествия определить, необходимо ли ему изъятие оборудования или нет. «Он мог бы принять такое решение, посоветовавшись со специалистом или экспертом. Но как быть, если такое лицо в производстве следственного действия не участвует, а обеспечить такое участие в короткие сроки не представляется возможным? Разумеется, при таких обстоятельствах следователь не будет рисковать и примет решение об изъятии оборудования. Поэтому с этой точки зрения КС абсолютно прав», – поясняет адвокат.

В то же время он отметил, что бывает и так, что такого рода уголовно-правовые инструменты используются сторонами при бизнес-конфликтах. «Любая война – это, в первую очередь, деньги, то есть расходы. Лишив своего оппонента источника средств на осуществление процессуального противостояния, недобросовестная сторона может легко добиться нужного ей результата, чем и пользуется в тех случаях, когда следователя или иное лицо, проводящее расследование, удается коррумпировать», – заключил Александр Забейда.

Уполномоченный по правам предпринимателей, заключенных под стражу, Александр Хуруджи считает, что КС РФ обоснованно признал, что предметы, проходящие по уголовным делам, не должны изыматься у собственников, если обеспечение их сохранности и проведение с ними необходимых следственных действий не требуют такого изъятия. «По сути, этим решением он подтвердил соответствие Конституции уже давно сложившуюся практику. Согласно ей, правоохранительные органы очень часто оставляют изъятое по уголовным (административным) делам имущество собственникам под их письменное обязательство обеспечить сохранность этого имущества как вещественное доказательство до вступления приговора суда в силу», – отметил эксперт.

Эксперт отмечает, что хранение вещдоков – процедура затратная, и в случае изъятия расходы ложатся на бюджет, поэтому правоохранительным органам выгодно передать такое имущество собственнику. Отказы в возвращении имущества собственникам весьма редки. «Впрочем, бывают случаи, когда изъятие используется как способ влияния на предпринимателей в коррупционных целях. Касаясь этих аспектов, целесообразнее для устранения возможных нарушений при изъятии имущества актуализировать обзоры правоприменительной практики, адресованные, прежде всего, сотрудникам правоохранительных органов, а также усилить ведомственный и прокурорский надзор за такими процессуальными действиями, так как наибольшее количество нарушений при изъятии происходит не в судах», – заключил Александр Хуруджи.

Он пояснил, что следователь или дознаватель, расследуя уголовное дело, в первую очередь заботится о своих интересах и интересах следствия например, сохранности вещественного доказательства , и уже во вторую об интересах третьих лиц, чьи права затронуты расследованием.

Аресту не подлежит

С жалобой на положения Уголовно-процессуального кодекса РФ в КС обратилась жительница Волгограда Ирина Янмаева, которая несколько лет назад проходила свидетелем по делу о хищении денег, принадлежащих вкладчикам жилищно-строительного кооператива. За потерпевшими по делу суд признал право на возмещение вреда в рамках гражданского судопроизводства. А до полной расплаты с ними сохранил арест, наложенный ранее на несколько “вещественных доказательств”, в том числе квартиру и машину свидетельницы. Суды общей юрисдикции руководствовались тем, что основания для ареста не исчезли: “Эти объекты были переданы одной из осужденных в собственность Янмаевой, являвшейся соучредителем юридического лица, созданного в целях сохранения денежных средств и имущества, добытых преступным путем”. Однако заявительница полагает, что такой подход стал возможен исключительно из-за пробела в законодательстве, которое урегулирует только процесс конфискации имущества.

Статьи 73, 299 и 307 УПК РФ не обязывают суды доказывать, что имущество свидетеля по уголовному делу получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества, указала Янмаева в своем заявлении. Тем самым оказываются нарушенными сразу несколько положений Основого закона страны, в том числе гарантированное Конституцией РФ право частной собственности и право на судебную защиту.

В своем решении КС прежде всего напомнил, что в соответствии со статьей 35 Конституции РФ “никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда”.

И хотя закон позволяет накладывать арест на имущество лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, но лишь в целях обеспечения сохранности вещественных доказательств и при наличии доказанных оснований полагать, что это имущество имеет отношение к преступлению.

Пролонгация ареста в обеспечение гражданского иска также возможна, но в этом случае владелец должен быть привлечен по делу в качестве гражданского ответчика.

– Наложение ареста на имущество относится к мерам процессуального принуждения, применяемым в целях обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства, и в качестве таковой носит временный характер, – напомнил КС свое постановление 2018 года по делу ООО “Синклит”. – А потому наложение ареста в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением данного уголовного дела.

На основании вышеизложенного КС РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения оспоренных статей УПК РФ, поскольку в системе действующего правового регулирования они приводят к несоразмерному и необоснованному умалению права собственности и не обеспечивают гарантии охраны собственности законом, вытекающие из принципа неприкосновенности собственности, а также гарантии судебной защиты.

Дело Ирины Янмаевой подлежит пересмотру.

Вместе с тем в постановлении КС особо отмечено, что на будущее федеральный законодатель вправе предусмотреть правовые механизмы для перевода арестованного имущества из уголовного в гражданское (арбитражное) судопроизводство – при обосновании фактической принадлежности арестованного имущества лицу, признанному приговором виновным в совершении преступления.

– Наложение ареста на имущество относится к мерам процессуального принуждения, применяемым в целях обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства, и в качестве таковой носит временный характер, – напомнил КС свое постановление 2018 года по делу ООО Синклит.

Наложение ареста на имущество в рамках расследования уголовного дела

В данной статье разберем основные моменты и особенности наложения ареста на имущество в порядке уголовного судопроизводства.

Согласно ст. 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора, возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном ст. 165 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации. При решении вопроса о наложении ареста на имущество для обеспечения возможной конфискации суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение.

Таким образом, первоначальное решение об аресте принимает лицо, осуществляющее предварительное расследование, то есть следователь, либо дознаватель, однако окончательное решение по данному вопросу принимает суд. Стоит также отметить, что судебная практика по вопросу ареста по требованию должностного лица в уголовном деле идет практически во всех случаях, когда в гражданском деле нередки случаи отказа в наложении обеспечительных мер, в том числе ареста. Следовательно, наложение ареста судом по требованию должностных лиц в уголовном деле – это наиболее эффективная и реальная мера.

Смысл наложения ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

Само ходатайство об аресте подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства. То есть эта мера еще и быстро применяемая.

Арест в уголовном деле может быть наложен на имущество, находящееся и у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого, либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления, либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Таким образом, не обязательно накладывать арест на имущество подозреваемого и/или обвиняемого, порой это и не имеет смысла, поэтому закон предусматривает иную возможность, а именно: арестовать имущество, если по нему прошло уже много сделок, и даже если последний добросовестный покупатель не является осознанным и умышленным участником мошеннической схемы.

Закон предусматривает и ограничения при наложении ареста. Так, арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание:
К таковому имуществу относятся:
жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением такого имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
земельные участки, за исключением такого имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает сто установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда;
используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку), а также хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания;
семена, необходимые для очередного посева;
продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении;
топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;
средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;
призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

Читайте также:  Срок за употребление и изготовление амфетамина

При фактическом наложении ареста на имущество может участвовать специалист, чаще всего им выступает профессиональный оценщик, способный в силу специализации осуществить расчет стоимости арестованного имущества, либо указать на особенности данного предмета, свидетельствующие о том, что он стал предметом преступления и имеет следы криминального происхождения (например, на автомобиле – это следы вмешательства в нанесенный номер кузова).

Имущество, на которое наложен арест, может быть изъято либо передано по усмотрению лица, производившего арест, на хранение собственнику или владельцу этого имущества, либо иному лицу, которое должно быть предупреждено об ответственности за сохранность имущества, о чем делается соответствующая запись в протоколе.

Данное положение позволяет проконтролировать арест и фактическое нахождение имущества у определенного лица, которое под протокол отвечает за его сохранность.

Предметом ареста может быть, как видно, не только недвижимое имущество, но и лицевые счета и денежные средства, ценные бумаги, находящиеся в банках и иных кредитных учреждениях, при этом закон также предусматривает по таким арестам ряд особенностей. Во-первых, при наложении ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично лишь в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Во-вторых, руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда, а также следователя или дознавателя на основании судебного решения.

При наложении ареста на имущество составляется протокол. А при отсутствии имущества, подлежащего аресту, об этом также указывается в протоколе. Копия протокола вручается лицу, на имущество которого наложен арест.

Таким образом, наиболее эффективной данная мера будет, если при подаче заявления об аресте имущества следователю и/или дознавателю Вы в нем укажете конкретное движимое или недвижимое имущество, подлежащее аресту. Следователь, как и дознаватель, в кратчайшие сроки своим запросом могут установить принадлежность данного имущества и затем самостоятельно разрешить вопрос о передаче в суд ходатайства об аресте.

Отмена наложения ареста на имущество происходит на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость. Чаще всего на практике данная мера сохраняется до постановления приговора, и одновременно с его провозглашением суд прямо указывает на судьбу арестованного имущества.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что достаточно действенным и эффективным является наложение ареста в рамках уголовного дела. Это мера, принимаемая судом на практике, чаще всего, безусловно и без возражений, если с таковым ходатайством выходит в суд следователь или дознаватель, позволяет удовлетворить интересы потерпевшего, в целях заявляемого им гражданского иска. Она имеет свои особенности, которые были рассмотрены в данной статье, знать которые необходимо для своевременного реагирования на противоправные действия мошенников.

Само ходатайство об аресте подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства.

Отмена наложения ареста на имущество в порядке уголовного судопроизводства

Власенко Н.В., кандидат юридических наук, судья Саратовского областного суда.

Иванов А.Н., кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой публичного права Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Обеспечение исполнения приговора в части имущественных взысканий и возможной конфискации имущества весьма проблематично без использования механизма наложения ареста на имущество. На сегодняшний день это единственно возможная обеспечительная мера возмещения причиненного преступлением материального и морального вреда, осуществляемая в стадии досудебного производства. Посредством наложения ареста на имущество обеспечивается реализация нормы ст. 52 Конституции РФ об охране законом прав потерпевших от преступлений и обеспечении государством компенсации причиненного ущерба. Этим же процессуальным действием обеспечивается осуществление такой меры уголовно-правового характера, как конфискация имущества (ст. ст. 104.1, 104.2 УК РФ), обстоятельства, связанные с которой, входят в перечень подлежащих обязательному доказыванию при производстве по уголовному делу (п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК РФ).

При этом если процессуальные нормы, регламентирующие процедуру наложения ареста на имущество, изложены достаточно подробно, то порядок отмены данной меры процессуального принуждения законодателем практически не раскрыт. Между тем большая часть вопросов связана именно с отменой ареста и исключением из описи имущества .

Черепанов Д.В. Освобождение имущества из-под ареста: теория и практика правового регулирования // Адвокатская практика. 2005. N 4. С. 39.

Если в наложении ареста на имущество отпадает необходимость, то данная мера процессуального принуждения отменяется на основании постановления следователя (дознавателя), в производстве которого находится уголовное дело. То есть такое решение следователь (дознаватель) принимает самостоятельно, без судебного решения.

По мнению Н.А. Власовой, необходимость в дальнейшем аресте имущества отпадает, если: а) уголовное дело прекращается; б) причиненный преступлением вред полностью добровольно возмещен в процессе досудебного производства; в) квалификация обвинения изменена на статью Особенной части УК РФ, санкция которой не предусматривает имущественных взысканий, если арест наложен только для их обеспечения; г) в процессе расследования не доказано, что имущество, на которое наложен арест, приобретено преступным путем .

См.: Меры процессуального принуждения в досудебном производстве по уголовным делам. М., 2005. С. 161 (автор главы – Н.А. Власова).

К.Б. Калиновский называет следующие основания отмены наложения ареста на имущество: а) прекращение уголовного дела или преследования конкретного лица (ст. ст. 213, 239 УПК РФ); б) постановление оправдательного приговора (ст. 306 УПК РФ); в) отказ истца от гражданского иска (ч. 5 ст. 44 УПК РФ); г) добровольное возмещение ущерба; д) отказ судом в удовлетворении иска; е) оставление иска без рассмотрения (ч. 3 ст. 250, ч. 2 ст. 306 УПК РФ); ж) уменьшение обвинения так, что назначение конфискации невозможно; з) вынесение приговора без назначения конфискации имущества; и) недоказанность преступного происхождения имущества добросовестного приобретателя .

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб., 2003. С. 326 (автор главы – К.Б. Калиновский).

По мнению Б.Т. Безлепкина, необходимость ареста имущества может отпасть: а) при установлении, что арест наложен на имущество, которое в соответствии с действующим законодательством не может быть подвергнуто аресту (имеются вещи, указанные в Перечне имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда); б) если совершенным преступлением не был причинен материальный ущерб; в) если не подтвердилось, что имущество иных лиц приобретено преступным путем; г) если обвиняемый возместил причиненный вред путем возвращения потерпевшему (гражданскому истцу) индивидуально определенных или одинаковых вещей или посредством денежной компенсации убытков .

Безлепкин Б.Т. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). 4-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 169 – 170.

Ф.Н. Багаутдинов наряду с перечисленными называет еще одно основание отмены наложения ареста на имущество: если в ходе следствия установлена принадлежность описанного имущества не обвиняемому, а другому лицу .

См.: Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение имущественных прав личности при расследовании преступлений. М., 2002. С. 188.

С учетом изложенных точек зрения, а также действующего уголовно-процессуального законодательства основаниями отмены наложения ареста на имущество, на наш взгляд, являются случаи, когда:

подозреваемый (обвиняемый) во время предварительного расследования полностью возместил причиненный им ущерб, в обеспечении которого наложен арест;

истец отказался от гражданского иска;

изменено обвинение на статью УК РФ, мера уголовного характера в виде конфискации которой не предусмотрена, а арест на имущество был наложен в обеспечение конфискации;

не подтвердились сведения, что имущество других лиц получено в результате преступных действий подозреваемого (обвиняемого) либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

уголовное дело было полностью прекращено производством либо частично, но именно в той части, в связи с наличием которой был наложен арест на имущество;

установлено, что арест наложен на имущество, на которое по закону не допускается обращение взыскания.

Помимо этого, следователь или дознаватель при наличии к тому оснований может часть из арестованного имущества исключить (например, на сумму частично возмещенного ущерба, причиненного преступными действиями обвиняемого (подозреваемого)).

По мнению П.С. Яни, если суд примет решение об отмене наложения ареста на имущество, то он может быть снят либо самим судебным решением, либо последующим постановлением следователя (дознавателя), обязанных сделать это в соответствии с решением суда . Представляется, что при наличии судебного решения следователю (дознавателю) нет надобности выносить постановление об отмене данной меры пресечения.

Яни П. Обращение взыскания на арестованное имущество // Законность. 1995. N 9. С. 27.

В постановлении об отмене наложения ареста на имущество (включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, ценные бумаги и их сертификаты) должно быть указано: а) фамилия, инициалы следователя (дознавателя); б) кем, когда, на каком основании, на какое имущество был наложен арест, а также кому принадлежит; в) обстоятельства (основания), в результате которых в применении этой меры отпала необходимость; г) точное наименование имущества, арест которого отменяется, и место его нахождения; д) фамилия, имя, отчество лица, на имущество которого был наложен арест (которому должно быть возвращено имущество); е) кому направлена копия настоящего постановления (фамилия, инициалы собственника или владельца имущества, а также иного лица, которому это имущество передано на хранение либо наименование учреждения, которому передано на хранение освобождаемое от ареста имущество, банка или иного кредитного учреждения, эмитенту, держателю реестра ценных бумаг и депозитарию и т.д.

В случае отмены наложения ареста на строение следователь (дознаватель) должен направить в соответствующий территориальный орган Росрегистрации и Роснедвижимости, а также в нотариальную контору по месту нахождения строения копию постановления об отмене постановления о наложении ареста на имущество.

При отмене постановления об аресте транспортного средства информация об этом направляется в МРЭО ГИБДД по месту регистрации автотранспортного средства.

Полагаем, что в целях обеспечения законных прав и интересов потерпевших и гражданских истцов данные участники уголовного судопроизводства также должны быть безотлагательно ознакомлены с постановлением (судебным решением) об отмене наложения ареста на имущество. Соответственно, порядок обжалования данного постановления должен разъясняться не только обвиняемому (подозреваемому), но и потерпевшему, а также гражданскому истцу.

Представляется, что арест имущества может быть отменен как полностью, так и в отношении конкретного имущества (его определенной части).

Возврат имущества, переданного на хранение лицу, назначенному следователем (дознавателем), по нашему мнению, должен оформляться протоколом возврата имущества после оплаты владельцем или собственником возвращаемого имущества расходов по его хранению и оценке, если такие расходы были понесены соответствующими органами или организациями. Протокол возврата имущества должен быть составлен в трех экземплярах, первый из которых вручается собственнику или владельцу возвращаемого имущества, второй – лицу, осуществлявшему хранение имущества, третий приобщается к материалам уголовного дела. В протоколе возврата имущества указываются: дата вынесения постановления об отмене наложения ареста на имущество, сведения об участниках данного процессуального действия, точное наименование возвращаемого имущества, его количество, замечания собственника (владельца) имущества о его состоянии.

Свои особенности имеются при возврате денежных средств. Согласно п. 4.7 “Временной инструкции о порядке учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам в органах прокуратуры Российской Федерации” от 7 июня 2006 г. N 29 денежные средства, находящиеся на хранении в органах казначейства, возвращаются следующим образом: 1) после вынесения постановления о прекращении уголовного дела следователь незамедлительно уведомляет о принятом процессуальном решении законного владельца денежных средств и предлагает ему сообщить банковские реквизиты счета для их перечисления; 2) изъятые денежные средства перечисляются прокуратурой субъекта Российской Федерации или приравненной к ней военной и иной специализированной прокуратурой законному владельцу на указанный им счет в течение трех рабочих дней после получения соответствующих сведений.

При этом одновременно с платежным поручением на перечисление средств законному владельцу в органы казначейства представляется заверенная в установленном порядке копия постановления или выписка из него. Согласно данной Инструкции основанием возврата денежных средств, находящихся на хранении в органах казначейства, является постановление о прекращении уголовного дела. По нашему мнению, основанием возврата денежных средств может быть не только прекращение уголовного дела. Изложенные выше основания отмены наложения ареста на имущество распространяются и на возврат денежных средств.

Продукты и промтовары, сданные на хранение в торговые организации, – писал В.Г. Власенко, – подлежат возврату в натуре, если же они реализованы, выдаются их заменители, а при невозможности – денежный эквивалент стоимости . Вместе с тем следует учитывать, что прекращение или приостановление уголовного дела не всегда влечет прекращение гражданско-правовой ответственности. В подобных ситуациях, по мнению В.Г. Власенко, “выносить постановление о снятии ареста и возврате имущества, изъятого органами дознания, предварительного следствия, до принятия судом мер по обеспечению гражданского иска не следует” . К.Б. Калиновский полагает, что при приостановлении дела, прекращении производства по гражданскому иску, оставлении его без рассмотрения уголовно-процессуальная мера принуждения в виде наложения ареста на имущество может быть заменена аналогичной гражданско-процессуальной мерой в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством. Для этого, – полагает К.Б. Калиновский, – по ходатайству гражданского истца уголовно-процессуальный арест имущества целесообразно продлить на срок, достаточный для предъявления иска в порядке гражданского судопроизводства . Думается, что данное суждение не соответствует положениям действующего УПК РФ. Так, в ст. 213 УПК РФ отсутствует указание на обязанность следователя (дознавателя) приостановить постановление о прекращении уголовного дела (или постановление об отмене наложения ареста на имущество), в том числе в части решения вопроса о судьбе имущества, освобождаемого от ареста, в случае его обжалования.

См.: Власенко В.Г. Вопросы теории и практики возмещения материального ущерба при расследовании хищений государственного и общественного имущества / Под ред. Д.П. Рассейкина. Саратов, 1972. С. 125.
Он же. С. 126.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб., 2003. С. 326.

Представляется, что в данном случае следует руководствоваться Определением Конституционного Суда РФ от 17 октября 2006 г. N 411-О, согласно которому “в целях обеспечения прав и законных интересов. потерпевших и гражданских истцов, законодатель предоставляет органу дознания, дознавателю, следователю, прокурору и суду как право приостановить исполнение обжалуемого решения (ч. 7 ст. 125 УПК РФ), так и право хранить имущество, являющееся вещественным доказательством по уголовному делу, в случае, когда спор о нем подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вплоть до вступления в силу решения суда (ч. 1 ст. 82 УПК РФ)” .

Определение Конституционного Суда РФ от 17 октября 2006 г. N 411-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества “Инвестиционная финансовая компания “Домедко-Хаксли Лимитед” на нарушение конституционных прав и свобод пунктами 8 и 9 части второй и частью четвертой статьи 213 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”.

На наш взгляд, ст. 115 УПК РФ следовало бы дополнить частью десятой, регламентирующей порядок обеспечения законных прав потерпевшего и гражданского истца, изложив ее в следующей редакции: по ходатайству гражданского истца либо других заинтересованных лиц суд вправе продлить действие наложенного на имущество ареста и после прекращения производства по уголовному делу на срок, не превышающий 1 месяц.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что вопросы, касающиеся отмены наложения ареста на имущества в рамках уголовного процесса, нуждаются в дальнейшей разработке и законодательном урегулировании.

Изложенные выше основания отмены наложения ареста на имущество распространяются и на возврат денежных средств.

Постановление суда о снятии ареста с имущества и запрета на совершение регистрационных действий

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

14 июня 2016 года г. Самара

Судья Самарского районного суда г.Самары Грибова Е.В., с участие представителя прокуратуры Октябрьского района г.Самары Бородина А.Ю., представителя Департамента управления имуществом г.о. Самара Михина А.В., представителя заявителя Л. С.В., действующего по доверенности Малафеева В.А., при секретаре Рафиковой М.Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании ходатайство Л. С.В. о снятии ареста с имущества и запрета на совершение регистрационных действий,

установил:

Постановлением Октябрьского районного суда г. Самара от дд.мм.гггг по уголовного делу № 2013 10178 был наложен арест на объекты недвижимого имущества, в том числе квартиру, расположенную по адресу: (адрес) , принадлежащую на праве собственности Л. С.В.

Приговором Самарского районного суда г.Самары от дд.мм.гггг подсудимые К. В.С. Л. Р.Е., С. П.П., П. Н.К., Т. Е.А., К. Т.П. Е. Я.О., М. К.Г. признаны виновными в совершении инкриминируемых им органом предварительного расследования преступлений и им определено соответствующее наказание.

Гражданский иск Департамента Управления Имуществом г.о. Самара к Ку. В.С., Л. О.Е., С. П.П., Е. Л.О., Т. Е.А., П. Н.К., М. К.Г., К. Т.П. о взыскании в счет возмещения причиненного материального ущерба солидарно, оставлен без разрешения, разъяснено право на обращение с иском в порядке гражданского судопроизводства.

В целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска сохранен арест на квартиру, наложенный постановлением Октябрьского районного суда г. Самара от дд.мм.гггг, расположенную по адресу: (адрес) , собственником которой является Л. С.В.

Представитель Л. С.В., действующий по доверенности Малафеев В.А., обратился в суд сходатайством об отмене ареста на указанную квартиру. В судебном заседании Малафеев В.А. ходатайство поддержал. Представитель потерпевшего Департамента по управлению имуществом г.о.Самара, действующий о доверенности Михин А.В., а так же представитель прокуратуры Октябрьского района г.Самары не возражали против удовлетворения ходатайства и снятия ареста и запрета на совершение регистрационных действий с недвижимого имущества — квартиры, расположенной по адресу: (адрес) .

Выслушав мнение участников процесса, исследовав представленные суду документы, суд находит ходатайство Л. С.В. подлежащим удовлетворению Последующим основаниям.

В соответствии с ч. 9 ст. 115 УПК РФ наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 21.10.2014 № 25-П положения ч.3 и ч.9 ст.115 УПК РФ не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 35 (части 1 — 3), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой этими положениями в системе действующего правового регулирования не предусматривается надлежащий правовой механизм, применение которого — при сохранении баланса между публично-правовыми и частноправовыми интересами — позволяло бы эффективно защищать в судебном порядке права и законные интересы лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками по уголовному делу, право собственности которых ограничено чрезмерно длительным наложением ареста на принадлежащее им имущество, (предположительно) полученное в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого.

Суд исходит из того, что общий срок ареста на квартиру сохраняется более тех лет, Л. С.В. не может распорядиться данным жилым помещением как собственник.

Приговором Самарского районного суда от 10.12.2014 за потерпевшим сохранено право на обращение с гражданским иском.

Апелляционным постановлением Самарского областного суда от 23.11.2015 срок сохранения ареста на указанную квартиру установлен до 07.05.2016.

Судом установлено, что основания, которые учитывались при наложении ареста на указанное жилое помещение, в настоящее время отпали, из пояснений представителя потерпевшего Департамента управления имуществом г.о.Самара в отношении данной квартиры в настоящее время каких-либо гражданский исков не заявлено, против снятия ареста не возражает.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.115, 397 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Ходатайство Л. С.В. о снятии ареста и запрета на совершение регистрационных действий в отношении с недвижимого имущества, наложенного постановлением Октябрьского районного суда г. Самары от 27.06.2013, удовлетворить.

Снять арест и запрет на совершение регистрационных действий в отношении недвижимого имущества — квартиры, расположенной по адресу: (адрес) .

Постановление может быть обжаловано в Самарский областной суд через Самарский районный суд г.Самары в течение 10 суток.

Судья: подпись. Копия верна.

Судья: Е.В. Грибова

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Другую практику адвоката Анатолия Антонова Вы можете посмотреть в открытом доступе здесь

Выслушав мнение участников процесса, исследовав представленные суду документы, суд находит ходатайство Л.

Комментарий к применяемой статье

С целью более грамотного понимания применения статьи к ней ведущими специалистами уголовного права даются коммендации, помогающие более тщательно понять смысл закона.

Конституционный суд отдельно разъясняет ч.1 ст. 115 уголовно-процессуального кодекса. Он объясняет, что арест имущества не предполагает полное изъятие вещей из пользования виновника. Согласно закону, собственник ограничен лишь в правах отчуждения имущества. Лишиться его полностью он может при случае, если его признают виновным, и он не сможет погасить образовавшуюся стоимость иска добровольно и самостоятельно в срок, установленный законом.

[bold]По сути, решение вопроса может быть таким:[/bold]

  1. Подсудимого признают виновным, и он лишается имущества, если не выплатить нужные суммы.
  2. Подсудимого признают виновным, и он не лишается имущества, добровольно возместив ущерб.
  3. Человека оправдывают и собственность, а также все арестованное возвращают, а запреты снимают.

Также стоит объяснить ч.3 данного закона российской федерации, поскольку он предполагает наложение запрета на действия с собственностью на чужих лиц.

Стоит отметить, что такое решение может возникнуть, если при проверке материалов дела обнаружилось, что причинённый убыток был потрачен по указанию виновника на приобретение имущества. В таких ситуациях возможно применение данного закона к иным лицам, даже если они не подозревали о такой ситуации.

Для таких лиц отмена данного ограничения возможна только в случае, если они самостоятельно либо с помощью органов правосудия докажут, что вещи приобретались не на преступные средства. Если данный факт будет доказан, то проблема будет решена. Однако, некоторые неудобства, связанные с запретом регистрационных действий, придётся потерпеть.

260, часть 2 УК РФ.

Добавить комментарий