Религия и ювенальная криминология

Криминология общая и ювенальная

Существование ювенальной криминологии в рамках общей криминологии как ее самостоятельной ветви признается всеми криминологами — российскими и западными. Для последних это очевидно еще и потому, что для них ювенальная криминология — это, как правило, область специальных научных интересов неюристов: социологов, психологов, психиатров, врачей иных медицинских специальностей. Более того, в западной криминологии существует мнение, что ювенальная криминология — это наука неюридическая и она не входит в систему отраслей права. Тот факт, что ювенальной криминологией занимаются преимущественно неюристы, наложил свой отпечаток и на направления криминологических исследований, их содержание в целом (на научные программы, реализуемые в рамках соответствующих научных центров, факультетов университетов). При сопоставлении избранных для криминологических исследований объектов действующей ювенальной юстиции наблюдается значительное их сходство именно в использовании в обоих случаях неюридических научных познаний.

Не возникает сомнений, что ювенальная криминология — неотъемлемая составная часть общей криминологии — отражает ее общую концепцию, методологию и методики. Поэтому в литературе по криминологии ювенальная криминология обязательно включается в качестве раздела общей криминологии. Это характерно и для западной, и для отечественной криминологии. К сожалению, в российской криминологии уделяется больше внимания этой общности, а не концептуальной специфике ювенальной ветви. Западные криминологи этот вопрос специально не разрабатывают по иной причине: их, видимо, больше интересуют разработка и обоснование конкретных программ криминологических исследований тех или иных проблем, относящихся к несовершеннолетним.

Позиция отечественных криминологов относительно общности ювенальной и общей криминологии несколько иная. И в этом смысле понятие криминологии как науки о преступности, ее причинах, личности преступника и предупреждении преступности (это, конечно, общая схема предмета криминологии) целиком относится и к криминологии ювенальной. Теоретическим вопросам специфики ювенальной криминологии исторически внимание уделялось гораздо меньшее, чем криминологии как науке о преступности, ее причинах, личности преступника и предупреждении преступности, т.е. общей. Этот пробел заметен и в учебной литературе. Если сравнить между собой некоторые новые учебники и учебные пособия по криминологии для юридических вузов, можно обнаружить распыленность материала о несовершеннолетних по многим разделам. Ювенальная криминология стабильно отражена в разделе Особенной части учебников, где речь идет о разных субъектах или объектах преступлений (преступность несовершеннолетних, женщин, экологическая преступность и т.д.). Даже в вузовском учебнике “Криминология” под редакцией Н.Ф. Кузнецовой и Г.Н. Миньковского, изданном в 1998 г., где гл. X “Криминологическая характеристика преступности несовершеннолетних и молодежи” написана Г.Н. Миньковским[70] — основателем этого направления в отечественной криминологии, ювенальная криминология как самостоятельная тема не обозначена[71].

Недостаточное внимание к ювенальной криминологии провоцирует опасность игнорирования прав и свобод несовершеннолетних как в самих криминологических исследованиях, так и в использовании их результатов в рамках ювенальной юстиции.

В заключение остановимся на специфических признаках ювенальной криминологии, отличающих ее от общей криминологии:

• особый объект криминологических исследований — личность несовершеннолетнего с ее специфическими признаками: а) подвижностью в связи с физическим и социальным ростом человека; б) вытекающим из этого социально-правовым статусом несовершеннолетнего; в) особенностями поведения несовершеннолетних — неадекватностью в конфликтных ситуациях, завышенными или, наоборот, заниженными возрастными ролевыми ожиданиями;

• особая микросреда несовершеннолетнего с ее влиянием на его личность и поведение. Речь идет о семье, школе, досуге, ближайшем окружении, работе. Особая роль — воспитание и влияние взрослых;

• научная разработка соответствующей системы мер предупреждения отклоняющегося от нормы (девиантного) поведения, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Превентивная часть ювенальной криминологии напрямую связана с ювенальной юстицией в рамках ее предупредительного “воздействия на личность и поведение несовершеннолетних.

Специфика ювенальной криминологии состоит в том, что комплекс исследуемых обстоятельств и признаков личности несовершеннолетних преступников значительно шире, чем при изучении преступности взрослых. В ст. 392 УПК России и в ст. 89 УК РФ на это есть указания.

Однако принцип повышенной правовой защиты несовершеннолетних, характерный для ювенальной юстиции и отраженный в нормах уголовного и уголовно-процессуального права, не получает адекватного отражения в криминологии. Связано это с тем, что ювенальная юстиция — это действующая система правосудия, реализующая свои функции при расследовании и судебном разбирательстве конкретных уголовных дел несовершеннолетних. Криминологические исследования, предметом которых является преступность несовершеннолетних, не являются частью правоохранительного механизма. Криминология, изучая проблемы преступности несовершеннолетних с помощью научных методик, получает данные, предназначенные:

для более углубленного изучения причин преступности, личности несовершеннолетнего преступника;

использования результатов массовых криминологических исследований для оценки тенденций в преступности несовершеннолетних на базе соответствующих изменений в социально-экономической обстановке в стране;

определения “болевых точек” в преступности несовершеннолетних на данный момент.

Эти результаты криминологических исследований очень важны, но прежде всего для решения стратегических задач борьбы с преступностью несовершеннолетних, а не для расследования и судебного разбирательства по конкретным делам.

Вместе с тем установление состояния, динамики, структуры преступности несовершеннолетних при анализе статистических показателей и качественных характеристик преступности несовершеннолетних (то, чем во всем мире занимается ювенальная криминология) дает в руки следователя, суда тактическое оружие по конкретному уголовному делу (внимание обращается на серьезные изменения в условиях жизни и воспитания, ценностных ориентациях самих подростков, например, в современной России при переходе ее к рыночной экономике).

Дата добавления: 2016-11-02 ; просмотров: 801 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Теоретическим вопросам специфики ювенальной криминологии исторически внимание уделялось гораздо меньшее, чем криминологии как науке о преступности, ее причинах, личности преступника и предупреждении преступности, т.

Ювенальная криминология и принципы ювенальной юстиции

Во взаимосвязи ювенальной криминологии с ювенальной юстицией особое место занимают два принципа ювенальной юстиции: повышенная юридическая защита прав и интересов несовершеннолетних и социальная насыщенность ювенальной юстиции и ювенальной криминологии.

Принцип повышенной юридической защиты рассматривался в лекциях I и III. Специфика взаимосвязи ювенальной юстиции и ювенального уголовного права на базе этого принципа раскрыта в лекции V. Определим, в чем заключается специфика взаимосвязи ювенальной юстиции и ювенальной криминологии.

Поскольку, как отмечалось, эта взаимосвязь опосредованная, необходимо прежде всего выяснить содержание принципа повышенной защиты в рамках ювенальной криминологии.

Речь пойдет о требованиях закона к криминологическим исследованиям и к разработке и внедрению мер профилактического характера.

Как всякое научное исследование, объектом которого является человек, криминологическое исследование подчиняется конституционному требованию ст. 21 Конституции РФ, а именно: никто не может без добровольного согласия быть подвергнут медицинским, научным или иным опытам. В этой же статье говорится об охране государством достоинства личности, а в ст. 23 Конституции — о праве каждого на свободу и личную неприкосновенность. Соблюдение этих конституционных норм относится и к собственно криминологическим исследованиям несовершеннолетних, когда, например, отбираются исследуемые и контрольные группы несовершеннолетних, и к разработке и дальнейшему применению мер профилактики правонарушений.

Наряду с конституционными нормами ювенальная криминология должна учитывать требования повышенной защиты прав несовершеннолетних, выработанные отраслями права. Выше они уже рассматривались. В данной главе речь пойдет о защите прав несовершеннолетних разных возрастных подгрупп при разработке и проведении криминологических исследований и реализации их результатов при проведении профилактических мероприятий в отношении несовершеннолетних.

В ювенальной криминологии разработаны специальные методики выбора объектов исследования, исследуемых и контрольных групп несовершеннолетних для сравнительного исследования, методов криминологического анализа, включая разработку специальных тестов для оценки уровня развития интеллекта, скорости реакции и ориентации в заданной обстановке и многое другое, имеющее значение для комплексного изучения личности несовершеннолетних. Очевидно, что для суда — конечного потребителя этих научных данных — существенно, в каком правовом режиме проводились исследования, не было ли таких нарушений в содержании и направленности, которые ведут и к нарушению прав и законных интересов несовершеннолетних, участвующих в этих исследованиях. Например, если в группу риска включены несовершеннолетние, к ней не относящиеся, или сама группа риска вызывает сомнения, тогда работа криминолога с представителями этой группы является нарушением прав человека. То же можно сказать о недооценке в проведенных исследованиях и их результатах существенных различий признаков личности несовершеннолетних из разных демографических подгрупп. Их смешение опасно для рекомендаций ювенальной криминологии практике, прежде всего профилактической. Поэтому необходимо учесть правовые гарантии личности несовершеннолетних. Это особенно важно для ранних форм предупреждения правонарушений несовершеннолетних, которое целиком является сферой ювенальной криминологии. Требования повышенной правовой защиты несовершеннолетних должны стать частью условий проведения криминологического исследования.

Сфера предупреждения правонарушений и преступлений всегда была предметом особого внимания криминологов, занимающихся преступностью несовершеннолетних. Что же касается раннего предупреждения, то оно, как правило, ориентируется только на несовершеннолетних.

В странах, где есть действующая ювенальная юстиция, суд по делам несовершеннолетних кроме собственно правосудия осуществляет и функции контроля (надзора) в отношении деятельности органов (правоохранительных, социальных), наделенных полномочиями осуществлять предупреждение (профилактику) правонарушений несовершеннолетних. В России (а в прошлом и в СССР и его союзных республиках) такая функция суда в законах не была предусмотрена. Она закреплялась за органами прокуратуры и реализовывалась в рамках прокурорского надзора. Многолетняя юридическая практика показала необходимость такого надзора и его эффективность в делах несовершеннолетних. Можно даже говорить о том, что расширение этой функции прокурора в подобных делах было бы полезно, например, при исполнении наказания несовершеннолетнему и особенно в рамках постпенитенциарного периода (т.е. после освобождения подростков из мест лишения свободы, из закрытых воспитательных учреждений, в целом при реализации профилактической деятельности). Более широкое поле для прокурорского надзора дает и новый Закон от 24 июня 1999 г., в том числе и за осуществлением организационно координирующих функций, которыми Закон наделил комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, в отношении других органов, участвующих в профилактике правонарушений несовершеннолетних (ст. 11 Закона).

Новое российское уголовное и измененное уголовно-процессуальное законодательство — с 1996 г. в связи с принятием нового УК РФ и внесением соответствующих изменений и дополнений в УПК России (Указ Президента РФ от 21 декабря 1996 г.) — предусмотрело нормы, устанавливающие судебный надзор, являющийся связующим звеном между назначением наказания и принудительных мер воспитательного воздействия и специальной профилактикой преступлений несовершеннолетних (ст. 89, 92-93 УК РФ, ст. 401-2 и 402-1 УПК РСФСР).

Законодательное решение вопроса о судебном надзоре за профилактикой правонарушений несовершеннолетних в России пока еще в будущем. И в этом смысле в какой-то мере можно считать эту возможность упущенной при разработке и принятии упомянутого федерального закона от 24 июня 1999 г. Правда, в нем оговаривается, что принятие профилактических мер, связанных с лишением или ограничением свободы несовершеннолетним, происходит только по решению суда. Однако широкие возможности выбора для участников профилактического процесса, особенно если учесть их принадлежность к неюридическим специальностям, чреваты опасностью нарушения прав и свобод личности “профилактируемых”. Закон в этой области деятельности не предоставил достаточных гарантий их защиты.

Здесь важное значение имеет соотношение повышенной юридической защиты несовершеннолетних в рамках ювенальной юстиции и ювенальной криминологии. Ведь именно на социально-правовом поле профилактики сближаются ювенальная юстиция и ювенальная криминология, их задачи фактически совпадают.

Остановимся подробнее на некоторых положениях Закона от 24 июня 1999 г.

Начнем с основных правовых понятий, включенных в наименование Закона: безнадзорность и правонарушения.

Понятие безнадзорного — привычное для должностных лиц, в чьи обязанности входит выявление и защита безнадзорных подростков. Именно в этом Законе понятие безнадзорного, как и беспризорного, а также несовершеннолетнего, находящегося в социально опасном положении, впервые специально сформулировано (ст. 1 Закона). Однако в нем нет, как представляется, главного: разграничения правовых признаков безнадзорного и правонарушителя. А от этого зависит специфика профилактических акций в отношении представителей каждой из этих групп несовершеннолетних.

Безнадзорный, как это явствует из образующего его словосочетания и из соответствующего понятия, данного в Законе, — это подросток, за которым не осуществляется надзор, хотя он ему необходим и есть законом установленные лица, обязанные этот надзор осуществлять. Но безнадзорный — необязательно правонарушитель и тем более преступник. И смешение этих двух понятий может привести к серьезным сбоям в профилактической деятельности, ибо одинаковые меры воздействия могут быть применены к правонарушителям и неправонарушителям. Обычно обращают внимание на то, что такое смешение понятий возникло исторически, в связи с тем что все перечисленные подростки имеют одно общее — находятся в опасности, в ситуации экстремальной, им требуется прежде всего защита, забота, помощь. И законы, которых было немало в разных странах и в разные времена, принимались именно в ситуациях, требующих незамедлительного реагирования на положение с безнадзорными, бездомными, брошенными детьми и подростками. Такое отношение законодателей к несовершеннолетним, находящимся в опасности, ориентированное на немедленную им помощь, неизбежно приводило к тому, что в законах отсутствовал дифференцированный подход к разным категориям нуждающихся в помощи подростков. Начало этому положил Закон штата Иллинойс (США) от 2 июля 1899 г., создавший первый суд для несовершеннолетних и наделивший его именно функциями спасения детей и подростков. Этим отличаются и вся серия английских законов о детях, нуждающихся в защите, заботе или контроле, и бельгийский Закон от 8 апреля 1965 г. о защите молодежи, и многие другие. Теперь и Россия внесла свой вклад в это смешение понятий и мер воздействия, и тоже из самых благих побуждений.

Стоит иметь в виду, что неотложные меры спасения, куда входят изъятие детей и подростков из мест их пребывания, оказывающих на них криминогенное воздействие, из-под антисоциального влияния на них лиц с криминальным поведением и т.д., наконец, помещение таких детей в условия жизни и воспитания, гарантирующие им защиту от подобных негативных влияний и создающие возможность жить и развиваться нормально, — задача важнейшая и в современной России одна из тех, которые можно назвать “проблемой № 1”. Важно, чтобы механизмы ее решения имели четкую адресную направленность, чтобы ее реализация не затронула тех подростков, которые не относятся к контингенту, предусмотренному Законом. Необходимо помнить еще об одном обстоятельстве: о причинах безнадзорности и правонарушений, а они разные и требуют разных подходов и мер к их нейтрализации.

Когда речь идет о безнадзорности, ювенальная криминология, разрабатывающая формы и методы профилактики, предоставляя затем в распоряжение органам, осуществляющим профилактику, результаты своих исследований, должна дать точные ориентиры: имеет ли место безнадзорность, каковы ее виды, причины, как рекомендуется предупредить определенный вид безнадзорности. Практика решает эти вопросы, исходя из конкретных обстоятельств.

В ювенальной криминологии, когда она разрабатывает формы и методы индивидуальной профилактики (т.е. ориентированной на конкретную личность, а не на демографическую группу несовершеннолетних), должны соблюдаться следующие принципы: несовершеннолетний в экстремальной ситуации — это прежде всего гражданин своей страны, и ему Конституцией и законами предоставлены права и свободы, которые составляют его правовой статус и не должны нарушаться в том числе и при проведении профилактических мероприятий.

Могут ли быть нарушены права несовершеннолетнего как человека и гражданина, если не сделано разграничений между безнадзорным подростком и подростком-правонарушителем? Безусловно, могут. Достаточно сказать о помещении тех и других в воспитательные или лечебно-воспитательные учреждения, где предусмотрен определенный режим и сроки пребывания (как вариант — до достижения возраста 18 лет).

Ясно, что к безнадзорным подросткам, не совершающим правонарушения, не может применяться профилактика, называемая специальной и проводимая правоохранительными органами в отношении подростков-правонарушителей с целью предупредить совершение ими таких же деяний в будущем. В отношении безнадзорного неправонарушителя задача другая: установить факт отсутствия надзора, определить его причины; если безнадзорность стойкая и ее причины не могут быть устранены только в рамках семьи данного несовершеннолетнего, встает вопрос об установлении преграды перерастанию безнадзорности в правонарушающее поведение.

На этом первом этапе профилактики (ранней) выявляются и причины безнадзорности. Важно, чтобы в профилактике на этом этапе учитывались правила ст. 121—123 Семейного кодекса РФ (СК РФ), относящиеся к детям, оставшимся без попечения родителей.

Эти первоочередные профилактические действия могут касаться и подростков-правонарушителей. Различия должны быть в комплексе выявленных причин безнадзорности и правонарушений, а главное — в принимаемых профилактических мерах.

Существенным при сравнении ювенальной юстиции и ювенальной криминологии является изучение демографической группы несовершеннолетних и оценка ее специфики.

Демографическая группа несовершеннолетних как объект проведения профилактических акций — это порождение именно двух подсистем: ювенальной юстиции и ювенальной криминологии. Причем эффективность профилактических усилий зависит от уровня разработки ювенальной криминологией методик для разных демографических подгрупп несовершеннолетних и соответствующей их реализации системой органов, включенных в деятельность ювенальной юстиции.

И здесь нельзя забывать о строгих юридических границах, в которых находятся дети и подростки, отнесенные к категории нуждающихся в защите, заботе и надзоре. Еще раз напомню: это не только несовершеннолетние в возрасте до 18 лет, это разные демографические подгруппы, для которых определены и особенности их правового статуса. Это должно учитываться и в чисто криминологических классификациях несовершеннолетних по результатам криминологических исследований. Не будут эффективны профилактические методы, если они одинаковы для 11-летних (упомянутых в Законе от 24 июня 1999 г.) и для тех, кто достиг возраста уголовной ответственности (14- и 16-летних). Негативный результат может состоять и в том, что в орбиту уголовного преследования будут втянуты подростки-неправонарушители, произойдет известное во всем мире “клеймение” их карательным механизмом. Смешение правонарушителей с подгруппой неправонарушителей может помешать выяснению действительных причин совершенного правонарушения, привести к ошибке в выборе меры воздействия.

Демографические — возрастные — признаки несовершеннолетних приобретают важное юридическое содержание, когда профилактические акции имеют запретительный характер.

Во всех случаях, когда меры реабилитации, лечения, ресоциализации либо требуют ограничения свободы, либо состоят в нем, эти меры должны назначаться только по решению суда (постановлению судьи). Это общее правило предусмотрено законодательствами стран, где функционирует ювенальная юстиция; оно отражено в упоминавшихся выше международных актах, касающихся несовершеннолетних.

В новом российском Законе о профилактике, к сожалению, такое общее правило не сформулировано, есть лишь отдельные статьи, где говорится о праве несовершеннолетних и их родителей на судебную защиту в случаях нарушений их прав, например имущественных (п. 1 ст. 9 Закона). Хотя в Законе и говорится, что должен учитываться правовой статус несовершеннолетних при проведении профилактических мероприятий, содержание статуса не раскрывается, равно как и не сказано, кто именно решает вопрос, может ли та или иная мера с учетом правового статуса несовершеннолетнего быть к нему применена. Напомню приводившийся уже пример: несовершеннолетний признан судом полностью дееспособным. Кто вправе решить, может ли к нему, вообще, быть применена любая профилактическая мера из числа применяемых к несовершеннолетним, скажем, помещение в закрытое или открытое воспитательное учреждение? Очевидно, что это компетенция суда. И таких ситуаций конфликта правового статуса несовершеннолетнего и новой системы профилактики немало. Применение нового Закона потребует соответствующих коррективов. Вопросы компетенции суда для несовершеннолетних в этих случаях (если такой суд у нас будет создан), равно как и судебного надзора за решениями и постановлениями органов профилактики, должны найти свое отражение в российском законодательстве.

Между тем учет в профилактической деятельности прав и законных интересов несовершеннолетних можно считать менее всего разработанной проблемой и в ювенальной криминологии, и в правосудии для несовершеннолетних в современной России. Вопросов в этой области, как и коллизий законов, возникло и возникает еще немало. Повышенной активизации научной мысли и практики применения законов можно ожидать с введением в действие рассматриваемого нового российского Закона о профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Эта активизация непосредственно связана и с законотворчеством в области ювенальной юстиции, которое относится непосредственно к правосудию по делам несовершеннолетних, а также затрагивает правовое пространство комплексного функционирования ювенальной юстиции и ювенальной криминологии[72].

Еще одна коллизия, но уже с нормами Семейного кодекса РФ возникает в связи с понятием безнадзорных и беспризорных, введенным Законом от 24 июня 1999 г. Речь идет о понятии “дети, оставшиеся без попечения родителей” (ст. 121 СК РФ). Закон от 24 июня их упоминает, но в числе прочих подростков, на которых этот Закон распространяется (т.е. безнадзорных, беспризорных, находящихся в опасном положении, совершивших или совершающих правонарушения).

Вместе с тем семейное законодательство рассматривает нахождение детей без попечения родителей вовсе не как частный случай безнадзорности, а как родовое понятие, куда могут войти и все перечисленные выше категории детей и подростков.

Согласно ст. 121 СК РФ к категории детей, оставшихся без попечения родителей, относятся те, кто лишился родительского попечения вследствие:

— лишения родителей родительских прав;

— ограничения родителей в родительских правах;

— признания родителей недееспособными;

— длительного отсутствия родителей;

— уклонения родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов;

— отказа родителей взять своих детей из воспитательных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений;

— в других случаях отсутствия родительского попечения[73].

Приведенный перечень убедительно свидетельствует, что правовое понятие “оставшийся без родительского попечения” — более точное и юридически более корректное. На нем продуктивнее было бы основывать индивидуальную профилактическую деятельность. Легче было бы и криминологам, разрабатывающим формы и методы ранней и индивидуальной профилактики. Наконец, и режим законности, повышенной защиты прав несовершеннолетних был бы более четким как в рамках криминологических исследований, так и при их реализации ювенальной юстицией.

Их смешение опасно для рекомендаций ювенальной криминологии практике, прежде всего профилактической.

Коллектив авторов – Ювенальная юстиция в Российской Федерации. Криминологические проблемы развития. Страница 7

В середине 90-х годов в Санкт-Петербурге и Москве, а с 2001 г. в Ростове-на-Дону, Самаре и других городах проводятся эксперименты по реформированию судебной деятельности в отношении несовершеннолетних «преступников» и созданию ювенальной юстиции как процессуальных норм и правил. Этому же посвящено и постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 7 от 14 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

Однако эти крайне ограниченные и усеченные попытки создания ювенальной юстиции в России обречены на провал и не принесут желаемых результатов в деле противодействия преступности несовершеннолетних и борьбы с ней по следующим причинам: 1) они направлены на создание не системы ювенальной юстиции, а системы ювенального правосудия и касаются только лиц, совершивших преступления, т. е. деяния, предусмотренные в качестве таковых Уголовным кодексом России; 2) они направлены на облегчение изучения личности уже сформировавшегося несовершеннолетнего преступника (по УК РФ) через институт социальных работников; 3) они предполагают «гуманизацию» уголовного наказания в отношении несовершеннолетних преступников прежде всего путем неприменения к ним лишения свободы и назначения им альтернативных наказаний или так называемого условного осуждения, что ведет к безнаказанности и поощряет преступную деятельность.

В этом последнем «революционном» направлении развития ювенального правосудия в России и кроется главная ошибка реформаторов и основная причина их будущих неудач. Освободив от наказания несовершеннолетнего, совершившего преступное деяние, суд оставляет его безнаказанным и предоставленным самому себе, поскольку в России нет социальной системы, которая бы занималась этим несовершеннолетним и которая называется во всем мире ювенальной юстицией, – системы профилактики преступности. Безнаказанность порождает преступность. Единственно возможные последствия деятельности современной российской системы правосудия – это развитие преступности несовершеннолетних в России: несовершеннолетние, совершившие преступные деяния, проходят преступные университеты в карательной уголовно-правовой системе правосудия и присоединяются к армии преступников, которые исчисляются десятками тысяч. В Швейцарии, Швеции, Франции, Англии, Японии и других странах подобные «преступники» проходят через систему профилактики, воспитания, обучения, пробации и называются нарушителями. В итоге лишь некоторые из них попадают в разряд действительных преступников, число которых исчисляется единицами, десятками на всю страну. Главная цель ювенальной системы упомянутых стран – не допустить безнаказанности, безответственности несовершеннолетних правонарушителей и предотвратить совершение ими преступления. Об эффективности подобного подхода свидетельствует статистика преступности в указанных странах.

Читайте также:  Как узнать задолженность за газ в 2020 году

Эта система (в зарубежных странах) и составляет основу ювенальной юстиции, где очень значительную роль играют ювенальные судьи, причем не как лица, выносящие уголовное наказание, а как лица, обеспечивающие принудительное воспитание и образование несовершеннолетних и защиту их человеческих прав и свобод.

Историческим примером «эффективности» ювенального правосудия без ювенальной системы профилактики является бывшая ГДР, где после объединения с ФРГ, суды не судили, а просто освобождали от уголовной ответственности, т. е. лишения свободы несовершеннолетних. Оставаясь безнаказанными из-за отсутствия ювенальной системы профилактики, эти лица пополняли ряды профессиональных преступников, что привело к тяжким социальным последствиям – значительному росту преступности в целом и несовершеннолетних в частности.

16—18 апреля 2001 г. под патронажем Ростовского областного суда и Программы Развития ООН в Российской Федерации проходил научно-практический семинар «Правосудие в отношении несовершеннолетних: зарубежный и российский опыт».

Выступления Эмануэль Робинсон (ювенальный судья Франции), Винсента Гюбо (воспитатель Управления судебной защиты молодежи Министерства юстиции Франции), Паула Рива (специалист по ювенальной юстиции Министерства юстиции Швейцарии) показали, что в этих странах с развитой системой ювенальной юстиции основное внимание государственная власть направляет на защиту интересов несовершеннолетних, профилактику их девиантного поведения – до 90 % всей нагрузки ювенального правосудия. Для этого действует разветвленная система государственных административных органов: департамент правовой защиты несовершеннолетних Министерства юстиции, департамент административной защиты Госсовета, социальная помощь детям, защита материнства и детства, частные воспитательные организации, которые работают по контракту с Минюстом. Любые решения, ограничивающие права и свободы несовершеннолетних и касающиеся применения к ним принудительных мер, могут приниматься только ювенальным судьей. Уголовное правосудие осуществляется только ювенальным прокурором и ювенальным судом. Лишение свободы – только в крайне необходимых случаях. В Швейцарии отбывают уголовное наказание в виде лишения свободы около 30 человек в год.

Главное в их системе ювенальной юстиции – не допустить совершения преступления несовершеннолетними и внести в их предпреступное поведение нужные коррективы.

Конечно, российская действительность далека от этой системы: детская преступность, беспризорность, безнадзорность являются одними из основных характеристик российской современности. В 2000, 2001, 2002 гг. в подразделения МВД Российской Федерации доставлено соответственно 1 175 336, 1 140 169, 1 099 753 несовершеннолетних, нуждающихся в защите государства. Из них в Центры временного содержания помещено 30 017, 24 441, 20 595 подростков. Совершили преступления 195 426, 185 379, 139 681, из них осуждено 148 560, 142 829, 88 334 человек, в том числе к лишению свободы – 29 407, 29 624, 18 934 подростка. Ежегодно около 40 тыс. детей объявляется в розыск, находится в местах лишения свободы около 20 тыс. детей, из них одна треть страдает психическими расстройствами в той или иной степени[7]. Поэтому российская ювенальная действительность далека от международных стандартов и должна развиваться по образцу и подобию стран с развитой ювенальной юстицией.

Исправить подобное положение с преступностью несовершеннолетних, которая является основой профессиональной, рецидивной и наиболее тяжкой преступности в России, возможно только создав систему ювенальной юстиции по образцу Японии, Франции, Швейцарии, Канады и других стран, на базе разработки науки о ювенальной юстиции, а не путем волюнтаристского администрирования. Прежде всего следует развивать новые правовые дисциплины, такие как ювенальная криминология, ювенальная юстиция. Их предметом должны стать: предпреступное поведение несовершеннолетних, механизм деформации личности, становление и профессиональное развитие преступной личности, система профилактики девиантного и преступного поведения несовершеннолетних. Это будет основой для противодействия преступности в целом и строительства системы ювенальной юстиции.

Однако ювенальная криминология как отрасль науки криминологии может изучать только преступность (преступные деяния) несовершеннолетних и решать проблемы профилактики и противодействия преступности несовершеннолетних, то есть уже состоявшихся «преступников». Проблемы воспитания, образования, развития и становления личности несовершеннолетнего Человека ювенальной криминологии не подвластны. Эти проблемы изучают другие науки – педагогика, психология, социология, антропология и др. В интеграции с юридическими науками (гражданское, уголовное, государственное право, криминология, девиантология и др.) они создают новое направление в юридической науке – ювенальную юстицию, целью которой является законодательное закрепление развития и совершенствования воспитания и образования, защиты детей от незаконных репрессий за их девиантное поведение, которое рассматривается как нормальное, допустимое явление в условиях становления личности методом проб и ошибок, а также изучение этого девиантного поведения с целью противодействия ему и защиты общества от преступных противоправных последствий.

Поскольку отправление правосудия в отношении несовершеннолетних основано не только на знаниях права, но также и на знаниях педагогики, социологии, психологии, естественных наук о человеке и природе, эта отрасль правоотношений должна быть выделена в особый объект всех указанных наук и, следовательно, необходимо сформировать самостоятельную специализацию – «Ювенальная юстиция» с набором следующих дисциплин: «Основы ювенальной юстиции», «Ювенальное правосудие», «Международные стандарты социализации (развития) детей», «Защита детей, попавших в трудную жизненную ситуацию», «Система органов защиты детей и профилактики их девиантного поведения», «Ювенология», «Девиантология» и др.

Любые решения, ограничивающие права и свободы несовершеннолетних и касающиеся применения к ним принудительных мер, могут приниматься только ювенальным судьей.

История ювенальной криминологии.

СОДЕРЖАНИЕ

Глава 1. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ…………………………..

1.1. История ювенальной криминологии………………..

1.2. Особенности преступности несовершеннолетних…………………………..

Глава 2. КРИМИНАЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ……………………………

2.1. Личность несовершеннолетнего преступника: понятие и особенности……………………………………………..

2.2. Причины и условия преступности несовершеннолетних…………………………………..

Глава 3. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ………………………

3.1. Меры предупреждения преступности несовершеннолетних………………………….

3.2. Правовая база предупреждения преступности несовершеннолетних …………………………………….

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………..

Глава 1. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ.

История ювенальной криминологии.

Ювенальная криминология берет своё начало ещё с давних времен, а также её развитие и становление носят международный характер.

На протяжении веков плохое обращение с детьми являлось нормой общественных отношений и закреплялось в законодательстве разных государств. В уголовной сфере в то время не было различий между несовершеннолетними и взрослыми, были все равны. Равенство касалось не только привлечения к ответственности, но и отбывания наказания. Также несовершеннолетние подвергались смертной казни, телесным наказаниям, на ровне со взрослыми преступниками отбывали наказание в тюрьмах.

Сам термин «ювенальный» (лат. juvenalis – юный) – не достигший половой зрелости. 1

В древних цивилизациях зарождались философские взгляды, рассуждения о возникновении человеческого общества, возникали мысли о предупреждении правонарушения.

На протяжении веков появлялись знания о личности преступника, о его поведении, о преступлении, создавались и реализовывались идеи по борьбе с подростковой преступностью.

В отдельные исторические периоды подходы к уголовной ответственности и наказаниям несовершеннолетних несколько смягчились так, по Закону 12 таблиц в Древнем Риме применялся принцип прощения, обоснованный несовершеннолетним возрастом подсудимого. 2

В конце 19 века в российском законодательстве ввели нормы, уменьшающие тяжесть наказания к несовершеннолетним. Во время правления Екатерины 2, малолетними признавались дети, не достигшие десятилетнего возраста, а также они признавались невменяемыми и их отдавали родителям, опекунам, но не суду. Постепенно во второй половине 19 века начало меняться

1 Егорова Т.В.Словарь иностранных слов современного русского языка. М. «Аделант» 2014

2 Вестошкин С.А. Ювенальное право: Учебное пособие. г. Екатеринбург – 2008 г.

отношение к несовершеннолетним преступникам, начинают создаваться специальные отдельные учреждения для подростков, совершивших преступления, вместо карательных наказаний, начинают проводится воспитательные функции.

Активное развитие общественного строя и права послужило, причиной рассмотрения вопроса о подростковой преступности. Также появляются первые специальные учреждения, которые занимались перевоспитанием трудных подростков.

В 1824 г. в Нью-Йорке был создан первый реформаторий для детей и подростков с целью оградить их от совместного содержания в тюрьмах с взрослыми преступниками. 3

В 1831 г. в штате Иллинойс в США принимается закон, предусматривающий смягчение уголовных наказаний для несовершеннолетних за некоторые виды преступлений. 4

В 1904 – 1926 годы были созданы национальные суды для несовершеннолетних в Австрии, Австралии, Англии, Бельгии, Германии, Греции, Египте, Испании, Италии, Франции, Японии и других странах. 5

В 1831 г. в штате Иллинойс в США принимается закон, предусматривающий смягчение уголовных наказаний для несовершеннолетних за некоторые виды преступлений. 6

Впервые определение ювенальной криминологии (не являющееся бесспорным) дано авторами ювенального словаря в 2001 г. «Ювенология криминологическая – отрасль криминологии, предметом которой является преступность несовершеннолетних, её специфические факторы, личность несовершеннолетнего делинквента, а также система мер борьбы с преступностью несовершеннолетних. 7

Ювенальная криминология с годами меняется, сменяя законы, сменяя профилактические методы.

3 Вестошкин С.А. Ювенальное право: Учебное пособие. г. Екатеринбург – 2008 г.

4 Вестошкин С.А. Ювенальное право: Учебное пособие. г. Екатеринбург – 2008 г.

5 Лелеков В.А., Е.В. Кошелева. Ювенальная криминология: Учебник –Воронеж: ВИ МВД России, 2012. – 495с

6 Вестошкин С.А. Ювенальное право: Учебное пособие. г. Екатеринбург – 2008 г.

7 Лелеков В.А., Е.В. Кошелева. Ювенальная криминология: Учебник –Воронеж: ВИ МВД России, 2012. – 495с

Источником развития ювенальной криминологии является теории о воспитании детей и юношества, и психолого-педагогические. Также стоит отметить, что источниками ювенальной криминологии являются обычаи, а именно традиции, которые носят свою специфику, у разных народов разный взгляд на воспитание своих детей.

Таким образом из вышенаписанного можно отметить, что в исторические годы, отношение к несовершеннолетним преступникам было жестокое начиная с античного мира до средневековья. Правосудие было ужесточено, в том плане, что любая провинность могла караться смертной казнью, такое наказание касалось не только взрослых преступников, но и несовершеннолетних, к тому же, в то время несовершеннолетние отбывали наказания в одних и тех же тюрьмах, где находились и взрослые преступники. Родители несовершеннолетнего в то время не отличались от правосудия почти ничем, так как родитель тоже мог жестоко наказывать своего ребенка за любую провинность.

В разные периоды истории, многие государства пробовали создать сильную систему законов, по борьбе с детской преступностью. Также из истории стоит отметить, что в древние времена, в том числе и средневековье не знали правового понятия детства, поэтому в исторических правовых актах не было указано ничего о защите детей и подростков, которые нарушали закон.

Несмотря на то, что в некоторых государствах в историческое время, к несовершеннолетним относились жестоко, были в то время и государства, которые отличались в плане наказаний к подросткам которые нарушили закон. К примеру, в Китае было наставление Конфуция о том, что нужно проявлять сострадание и милосердие к калечным детям. Благодаря тому, что в Китае стали применять наставление Конфуция касаемо наказаний к несовершеннолетним которые не достигли 8 лет их начали освобождать от телесных наказаний.

А вот в истории Рима, правосудие касаемо несовершеннолетних было немного другим, касалось это возраста несовершеннолетнего преступника, в зависимости от возраста правосудие выносило вердикт о вменяемости или невменяемости несовершеннолетнего. Поэтому возраст разделялся на три пункта:

1. Infantes – полностью невменяемые, к этой категории относились дети которым было 7 лет;

2. Impubes – условно вменяемые, к этой категории относились мальчики которым было от 7 – 14 лет и девочки которым было 7 – 12 лет;

3. Minores – полностью вменяемые, к этой категории относились подростки от 14 – 18 лет, иногда преторский эдикт мог поменять возраст до 25.

Также в Риме наказание к несовершеннолетним преступникам тоже было другим. К примеру, если была совершена государственная измена, дети совершившего преступление, в равной степени наказывались точно также, как и отец. Детей можно было помиловать, но в случае помилования, дети лишались наследства. Позже римское правосудие сочло поменять законы на более мягкие касаемо наказания несовершеннолетнего преступника. Римское правосудие решило освобождать несовершеннолетнего преступника от уголовной ответственности, потому что в столь раннем возрасте ребенок не может в сознательно совершить противоправное действие.

Представляется неоспоримым вклад религии в борьбу с преступностью. Не случайно перечисленные нормы в некоторой интерпретации изложены в Коране и других священных книгах многих религий. Первые уголовно-правовые законы использовали в качестве источника религиозные нормы о запрете посягательств на личность и собственность. Эти религиозные нормы несут в себе нравственный заряд борьбы с преступностью, имеют предупредительный, воспитательное-правовой характер. 8

Для европейских народов наиболее знаменательным является написание Библии – Священного Писания. Библия имеет два текста: Ветхий Завет состоит из памятников древнееврейской литературы 12 в. до н.э.; Новый Завет составляют памятники раннехристианской литературы второй половины I века и начала II века н.э. Евангелия повествуют о жизни и учении Христа. Уже в Ветхом Завете, в десяти известных всем заповедях, содержатся рекомендации гражданам предупредительного характера: 9

8 Лелеков В.А., Е.В. Кошелева. Ювенальная криминология: Учебник –Воронеж: ВИ МВД России, 2012. – 495с

9 Лелеков В.А., Е.В. Кошелева. Ювенальная криминология: Учебник –Воронеж: ВИ МВД России, 2012. – 495с

– не произноси ложного свидетельства.

– не желай дома ближнего твоего;

– не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего. 10

На протяжении всей истории человечества борьба с преступностью осуществлялась в двух формах: уголовно-правовыми мерами и криминологическими. В отдельные периоды жертвами «меча правосудия» становились безвинные люди, обвиненные в колдовстве, инакомыслии и других выдуманных «преступных» деяниях. В эпоху инквизиции, сталинских репрессий государство не вершило правосудие, а выступало в роли палача-преступника. В эти периоды оказались не востребованными криминологические теории, рекомендации, выработанные человечеством. К примеру, в России криминология как наука о преступности и ее причинах с 30-х по 60-е годы прошлого века оказалась под запретом. 11

В конце 19 века, подростковая преступность начала набирать новые обороты, несовершеннолетние девочки не только воровали, но и начали заниматься проституцией, а в качестве сутенеров были несовершеннолетние мальчики. В те времена дети которые вставали на неправильный путь и совершали преступления и вели раннюю половую жизнь, чтобы заработать деньги, как правило относились к низкому классу, то есть трудовому. Зачастую девочки совершали кражи дома, воровали у своих родителей, родственников, а на улице совершали кражи значительно реже. Проституция у несовершеннолетних девочек была чуть ли не главным заработком, к тому же малолетние девочки не только занимались проституцией из-за материального дохода, но и потому что им было это интересно, они считали, что проституция — это своего рода развлечение.

Что касается несовершеннолетних мальчиков, то создавались отдельные воровские группы из таких несовершеннолетних, как и они сами, в основном в группе состояли беспризорники. Воровские группировки, состоявшие из несовершеннолетних мальчиков, в основном занимались мошенничеством, мелкими кражами и в редких случаях убийствами.

10 Библия. Книги Священного писания Ветхого и Нового Завета – М.: Российское Библейское общество, 2003. – С. 81.

11 Лелеков В.А., Е.В. Кошелева. Ювенальная криминология: Учебник –Воронеж: ВИ МВД России, 2012. – 495с

Также стоит отметить, что на совершение преступления, на несовершеннолетних, в основном влиял алкоголь. Девочки алкоголь употребляли реже, в большинстве случаев, алкоголь употребляли мальчики.

Поведение детей полностью зависело от родителей и какое место они занимали в обществе. Дети шли на преступления не от хорошей жизни, а для того чтобы себя прокормить, от того что родители не могли просто на просто их обеспечить. Также дети совершали преступления из-за того, что родители им отказывали в их прихотях, из-за нехватки денег, а ребенок всё ровно хотел допустим купить себе игрушку. Дети совершали преступления ещё из-за того, что родители вели безобразный образ жизни, употребляли алкоголь при ребенке, либо спаивали его ради развлечения, ругались бранными словами, и порой избивали ребенка, вели беспорядочную жизнь и занимались попрошайничеством. Несовершеннолетние видели жизнь родителей, видели их поведение и плохое оно или хорошее было, они всё примеряли на себе, думая, что, если родители так себя ведут, свойственно эта правильная форма поведения и поэтому так можно себя вести.

Зачастую девочки совершали кражи дома, воровали у своих родителей, родственников, а на улице совершали кражи значительно реже.

§ 3. ювенальная криминология и принципы ювенальной юстиции

Не будут эффективны профилактические методы, если они одинаковы для 11-летних упомянутых в Законе от 24 июня 1999 г.

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ: СТОЛКНОВЕНИЕ ПРАВА И РЕЛИГИИ

Крестовская Н.Н., д.ю.н., доцент, Национальный университет «Одесская юридическая академия»

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ: СТОЛКНОВЕНИЕ ПРАВА И РЕЛИГИИ

Давно назревшая проблема реформирования ювенальной юстиции на постсоветском правовом пространстве, в частности, в Украине, несколько неожиданно вышла за пределы политического и профессионального юридического сообщества и стала полем для столкновения религиозно-православного мировоззрения и правового сознания.

Различные аспекты ювенальной юстиции неоднократно освещались специалистами в области уголовного процесса, конституционного права, административного права, науки судебных и правоохранительных органов (А. С. Автономов, Л. И. Беляева, Н. Е. Борисова, О. Н. Ведерникова, В. Д. Ермаков, Е. В. Марковичева, Н. П. Мелешко, Э. Б. Мельникова, В. В. Нагаев, В. В. Николюк, И. В. Предеина) и в меньшей мере, в Украине, Беларуси и др. постсоветских странах. Однако при всей многочисленности научной и учебной литературы по данной тематике вопрос о соприкосновении ювенальной юстиции с церковью и религией учеными до последнего времени не ставился. Не отражен он и в общетеоретической юридической литературе, посвященной проблемам соотношения права и религии. В массовом же сознании верующих или считающих себя верующими православными людей культивируется образ ювенальной юстиции как врага православия, семьи, национального государства и т.д., что обуславливает актуальность исследования данного феномена с научных позиций .

Целью данной статьи является выяснение вопроса о том, насколько обоснованы «обвинения» в адрес ювенальной юстиции , существуют ли в реальности непримиримые противоречия между защитой прав ребенка и системой христианских норм, между ювенальной юстицией и церковью.

Концепции создания или реформирования ювенальной юстиции разработаны (хотя не всегда на официальном уровне) в России, Беларуси, Украине, Казахстане, понятие и принципы ювенальной юстиции содержит Кодекс о детях Республики Кыргызстан. В России и Республике Казахстан уже действуют специализированные ювенальные суды, имеются профессиональные обобщения практики их работы. При всей сложности данного вида деятельности в условиях финансово-экономического кризиса, у юристов – практиков и ученых – не вызывает сомнения правильность курса, избранного в направлении реформирования ювенальной юстиции. Противники же ювенальной юстиции, как показывает анализ прессы, позиционируют себя как православную родительскую общественность . Внимание общественности к ювенальной юстиции – несомненное благо и свидетельство наличия по крайней мере элементов гражданского общества на постсоветском пространстве. Но, как показывает практика, противодействие введению ювенальной юстиции осуществляется , скорее, по партийно-советским рецептам, нежели по правилам гражданского общества и, тем более, по принципам христианской морали . Противники ювенальной юстиции не особо утруждают себя аргументами, их отличают правовой нигилизм, нежелание выслушать иную точку зрения, навешивание ярлыков . По их мнению, права ребенка и защищающая их ювенальная юстиция противоречат устоям христианской религии, в частности, заповеди «Чти отца своего и матерь свою».

В действительности же христианство является религией, которая не только отстаивает уважение к родителей, но и детство считает ценностью . Приведем отрывок из Евангелия от Луки «Пришла им мысль: кто бы из них был больше? Иисус же, видя помышление сердца их, взяв дитя, поставил его пред Собою и сказал им: «Кто примет сие дитя во имя Мое, тот Меня принимает; а кто примет Меня, тот принимает Пославшего Меня; ибо кто из вас меньше всех, тот будет велик» (Лк 9: 46-48). Иначе говоря, детскость в христианстве рассматривалась как положительная черта взрослого человека. Не лишне напомнить, что такие вероучители как Августин Блаженный и Иоанн Златоустый были не только теологами, но и педагогами. Они же первыми сформулировали не только права, но и обязанности родителей в отношении детей, в частности обязанность воспитания детей в духе христианства.

Именно христианство сыграло определяющую роль в повышении статуса ребенка в обществе. Норвежский теолог О. М. Бакке обращает внимание на три изменения в отношении к ребенку в ранней патристической литературе: трактовку чистоты и невиновности детей, их подобие образу Божьему, как и взрослых; динамику нравственности ребенка в процессе взросления; способность ребенка к спасению, как и у взрослого [1] . Схожие мысли в отношении православия высказывал российский историк и богослов А. А. Царевский, указывая, что «на место жестокой неограниченной власти отца и рабского страха детей Православие полагало в основу их отношений нравственное начало взаимной любви, располагало к преданности и благодарности детей и к бескорыстной заботливости родителей» [2] .

Как показывают современные философские исследования, в христианской культуре сложился высокий образ ребенка и детства в силу того, что: «генеалогически дитя Богом допущено в мир, топологически дитя ближе Богу, чем взрослый, усиологически дитя божественнее как образ Божий, телеологически дитя несет собой то, что не должен потерять взрослый, эргонологически дитя дополняет образ Божий во взрослом. Детство как явление оказывается настолько оправданным, что через него, через ответственность за него в родительстве и учительстве оправдывается и взрослый» [3] .

Воспитание ребенка является своеобразным оправданием, содержанием христианского бытия взрослого. Даже для подвига монашества родители не вправе оставить детей без заботы, и, наоборот – дети должны проявлять заботу о своих родителей, как постановлено апостольськими заповедями и правилами поместного Гангрского собора 376 г.

В целом, следует отметить, что в христианской религии, как и в системах канонического и церковного права нет никаких постановлений, запрещающих признание прав ребенка . Не противоречит правам ребенка и уже цитировання Пятая заповедь «Чти отца своего и матерь свою» уже в силу того, что она устанавливает моральную обязанность детей, а не отрицание прав ребенка . Подлинно христианское понимание отношений родителей и детей зиждется на взаимности их прав и обязанностей: «Дети, будьте послушны родителям (вашим) во всем, ибо это благоугодно Господу. Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали» (Кол. 3: 20-21).

Отметим, что признание прав ребенка характерно для всех современных государств, в том числе и для тех, где христианская религия является государственный (Аргентина, Кипр, Греция, Финляндия и т.д. ). Святой Престол (Ватикан), будучи самостоятельным субъектом международного права, является участником Конвенции о правах ребенка; в его рамках действует учрежденное в 1948 г . Католическое бюро по проблемам детства. Папа Бенедикт XVI подчеркивает безотлагательную необходимость полного проведения в жизнь положений Конвенции о правах ребенка, чему посвящено принятое Католическим бюро в 2009 г. Всемирное воззвание к новой мобилизации за детство . Документ делает акцент на десяти проблемах детства, решение которых должно стать задачей на ближайшее время: право ребенка на жизнь; борьба против бедности ; борьба против насилия в отношении детей ; поддержка семей; учет интересов работающих детей; гарантии качественного образования каждому ребенку; гарантии праву на здоровье ; учет интересов детей-инвалидов; гуманизация ювенальной юстиции; внедрение новых технологий в обслуживании детей [4] .

Читайте также:  Льготы больного туберкулезом в 2020 году

Что касается православной доктрины, то хотя в ней права ребенка не присутствует как отдельный институт, ни в одном официальном документе ни одной из пятнадцати канонических православных церквей нет неприятия прав ребенка . К сожалению, многие, не слишком юридически грамотные адепты православия противопоставляют права ребенка правам родителей, полагая, что, например, право ребенка на защиту от насилия и эксплуатации означает запрет на выдвижение по отношению к нему педагогических требований и, в необходимых случаях – применение родительского принуждения. Наиболее непримиримые из них даже требуют отказа от реализации Конвенции о правах ребенка, отмены «детских» законов и исключения норм, гарантирующих права ребенка, из общих законов. Между тем Конвенция о правах ребенка гласит, что государства-участники «уважают ответственность, права и обязанности родителей. обеспечивать управление и руководство в осуществлении ребенком прав, признанных настоящей Конвенцией в соответствии с развивающимися способностями ребенка» (ст. 5). Жизненно важная роль родителей также подчеркивается в преамбуле и утверждается статьями 7-10, 14, 16, 18, 22, 27, 29 и 37.

Т аким образом, права ребенка не противоречат христианской религии, не противостоят правам родителей и не подрывают устои церкви . Права ребенка и нормы христианства, связанные с детьми и семьей, находятся в разных, хотя и смежных областях социального регулирования, их предписания не исключают другу друга, а в идеале – должны иметь синергетический эффект, усиливая влияние и эффективность друг друга.

Продолжением темы прав ребенка является феномен ювенальной юстиции – системы обращения с несовершеннолетними правонарушителями и защиты детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. В таком духе составлена Резолюция XIV Всемирного Русского Народного Собора от 26 мая 2010 г., одобренная Синодом Русской Православной Церкви, хотя ВРНС и не является официальным церковным органом.

В реальности ювенальная юстиция во всех своих развитых моделях направлена на подлинную, а не условную ответственность детей-правонарушителей . Унаследованная от советской правовой системы существующая ныне в Украине система уголовно-правового и административно-правового реагирования на проступки и преступления несовершеннолетних в не отвечает реалиям времени. Она причудливо сочетает излишнюю жесткость и неоправданную лояльность по отношению к несовершеннолетним правонарушителям. Во-первых, наказание в виде лишения свободы применяется неоправданно широко – не только за тяжкие преступления, но и за преступления средней тяжести. Во-вторых, в среднем сроки лишения свободы, назначаемые несовершеннолетним, выше, чем в европейских странах . В-третьих, в случаях замены наказания принудительными мерами воспитательного характера несовершеннолетний, так сказать, отделывается легким испугом, поскольку наиболее широко применяемая среди них мера – отдача под надзор родителям , то есть именно тех лицам, которые уже не справились с воспитанием ребенка . Аналогичная ситуация наблюдается и в институте административной ответственности несовершеннолетних, и в институте особенностей производства по делам несовершеннолетних. Уголовно-процессуальное Украины законодательство позволяет содержать под стражей несовершеннолетних на протяжении тех же сроков, что и взрослых.

Между тем международные стандарты и зарубежный опыт ювенальной юстиции нацеливают как на максимально широкое применение видов наказания, альтернативных заключению, так и на широкий веер мер воспитательного характера, воплощающих реальную, а не условную ответственность за содеянное . Так Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила») предлагают в качестве таких мер: а) постановления об опеке, руководстве и надзоре; b) пробация; с) постановления о работе на благо общины ; d) финансовые наказания, компенсация и реституция ; е) постановления о принятии промежуточных и других мер; f) постановления об участии в групповой психотерапии и других подобных мероприятиях ; g) постановления, касающиеся передачи на воспитание, места проживания или других воспитательных мер; h) другие соответствующие постановления. Таким образом, перечень воспитательных ресурсов является открытым и может быть дополнен иными мерами, соответствующими национальной правовой системе. Особо отметим, что согласно Пекинским правилам семья играет ключевую роль в ресоциализации несовершеннолетнего правонарушителя. Потому ни один несовершеннолетний не может быть изъят из-под надзора родителей, частично или полностью, если это не оправдано обстоятельствами ее или его дела [5] .

Таким образом, высказываемое опасение о всепрощении, якобы лежащим в основе ювенальной юстиции , и тем более подрыве устоев семьи, является полностью несостоятельным .

Отметим, что за рубежом именно христианская церковь сыграла определенную роль в создании ювенальной юстиции, прежде всего, реформаториев для несовершеннолетних правонарушителей ( в Испании, Италии, Польше ) [6] .

Существуют и собственные традиции взаимодействия православной церкви и правоохранительной системы . Российское уголовное право ХІХ ст. предусматривало такую меру наказания для несовершеннолетних преступников как направление в монастырь на перевоспитание . Так, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. устанавливало, что за совершение некоторых преступлений несовершеннолетние подлежали заключению в монастыре сроком от 2 месяцев до 8 лет (в зависимости от тяжести преступления) .

В 1910-х гг., когда в России создавались первые суды для несовершеннолетних (к началу революции 1917 г. их было не менее семи), данная акция не вызвала никакого противодействия со стороны православной церкви , уже не говоря о том, что судьями были только православные христиане по конфессиональной принадлежности. Один из организаторов Киевского суда для малолетних и защитник прав детей – Ю. П. Новицкий – в 1992 г. канонизирован православной церковью. Да и официальные представители РПЦ признают, что присущая современному секулярному обществу детская специализация права в Европе не вызывала никаких нареканий православной общественности и церковного священноначалия [7] . В дополнение отметим, что Греция (в которой православие является государственной религией), как и все другие государства, ратифицировала Конвенцию ООН о правах ребенка и последовательно старается согласовать свое законодательство, в том числе – и ювенальную юстицию – с ее требованиями.

В итоге отметим, что:

1) охрана детства не противоречит церковным канонам в силу того, что детство христианством признается ценностью;

2) и религиозные нормы, и стандарты ювенальной юстиции рассматривают семью как естественную среду жизни и воспитания ребенка. Ювенальная юстиция не покушается на семейные устои, но таковым нельзя признать насилие в отношении ребенка ;

3) ювенальная юстиция как одна из организационных ее гарантий защиты прав ребенка не может выведена непосредственно из религиозных норм в силу своей секулярности;

4) конфликт права и религии в вопросах ювенальной юстиции свидетельствует, прежде всего, о невысокой правовой культуре наших граждан , слабом знакомстве даже с теми правовыми нормами и юридическими учреждениями, с которыми они часто сталкиваются. В этом есть известная доля вины и профессиональных юристов, которые в последнее время практически не уделяют внимания правовому воспитанию широких кругов общества.

[1] Bakke O. M. When Children Become People: The Birth of Childhood in Early Christianity / Odd Magne Bakke ; translated from the Norwegian. – Augsburg Fortress Press, 2005. – Р . 57-64.

[2] Царевский А. А Значение Православия . в жизни и исторической судьбе России. 1898 -1998. – Раздел 240 [Электронный ресурс] / А. А. Царевский. – Режим доступа к книге : http://lib.eparhia-saratov.ru/books/22c/carevsky/importance/17.html

[3] Кислов А. Г. Оправдание детства: от нравов к праву / А. Г. Кислов. – Екатеринбург : Изд-во Российского гос. профессионально-пед. университета, 2002. – С. 132-133.

[4] World Appeal to a New Mobilization for Childhood : [Bureau International Catholique de l’Enfance, 2009] / [Electronic resource]. – Way for approach : http://www.bice.org/ewb_pages/w/world-appeal-to-a-new-mobilization-for-childhood-geneva-june-2009.php

[5] Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних : Приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций от 10 декабря 1985 г.

[6] Мельникова Э. Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии : учеб. пособие / Э. Б. Мельникова. – М. : Дело, 2000. – С. 28-29.

[7] Белановский Ю. Православие и ювенальная юстиция. Точки над i / Юрий Белановский // Аргументы и факты. – 2010. – 10 июня.

предусматривало такую меру наказания для несовершеннолетних преступников как направление в монастырь на перевоспитание.

КРИМИНОЛОГИЯ

КРИМИНОЛОГИЯ – относительно самостоятельная комплексная социолого-правовая наука об изучении закономерностей и тенденций преступности, её причин и условий, личности преступника и его преступного поведения.

Об изы­ска­нии аде­к­ват­ных ме­то­дов их ис­сле­до­ва­ния и про­гно­зи­ро­ва­ния в це­лях раз­ра­бот­ки эф­фек­тив­ных на­прав­ле­ний со­ци­аль­но-пра­во­во­го кон­тро­ля пре­ступ­ных про­яв­ле­ний, их пре­ду­пре­ж­де­ния и ми­ни­ми­за­ции.

Криминология как од­но из на­прав­ле­ний бо­лее об­щих на­ук о вы­жи­ва­нии и безо­пас­но­сти в об­ще­ст­вен­но опас­ной сре­де фор­ми­ро­ва­лась в те­че­ние сто­ле­тий и име­ла раз­ные на­зва­ния, но лишь в 1879 году французский ан­тро­по­лог П. То­пи­нар упот­ре­бил тер­мин «Криминология», а в 1885 году итальянский юрист Р. Га­рофа­ло впер­вые из­дал кни­гу по­д таким названием. В до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии про­бле­мы Криминологии изу­ча­лись в рам­ках док­три­ны уго­лов­но­го пра­ва. В советский пе­ри­од до 1960-х годов Криминология не раз­ви­ва­лась.

Тра­ди­ци­он­но Криминология раз­ра­ба­ты­ва­лась в различных сис­те­мах об­щих и ча­ст­ных зна­ний (тео­ло­гической, ан­тро­по­ло­гической, био­ло­гической, пси­хо­ло­гической, со­цио­ло­гической и т. д.), ко­то­рые вви­ду осо­бой слож­но­сти при­чин­ности кри­ми­наль­ных яв­ле­ний не­ред­ко взаи­мо­про­ни­ка­ли друг в дру­га, об­ра­зуя конг­ло­ме­рат в ви­де тео­рии мно­же­ст­вен­но­сти фак­то­ров. В начале XXI века при су­щест­во­ва­нии мно­го­численных на­учных те­че­ний в Криминологии до­ми­ни­ру­ет со­цио­ло­гическое на­прав­ле­ние. Пре­ступ­ность не ис­че­за­ет, но ви­до­из­ме­ня­ет­ся ка­че­ст­вен­но, опе­ра­тив­но ис­поль­зуя все дос­ти­же­ния нау­ки и тех­но­ло­гии. Че­ло­ве­че­ское об­ще­ст­во не в со­стоя­нии учесть все слу­чаи и фор­мы кри­ми­на­ла и от­реа­ги­ро­вать на них. По­это­му изу­че­ние про­блем кри­ми­но­ло­гического вы­жи­ва­ния со­хра­ня­ет свою ак­ту­аль­ность и в но­вом ты­ся­че­ле­тии.

Криминология под­раз­де­ля­ет­ся на об­щую часть (по­ня­тие Криминологии, ис­то­рия, ме­то­ды ис­сле­до­ва­ния, пре­ступ­ность, при­чи­ны пре­ступ­но­сти, лич­ность пре­ступ­ни­ка, мо­ти­ва­ция пре­ступ­но­го по­ве­де­ния, жерт­вы и иные по­след­ст­вия пре­ступ­но­сти, об­щая це­на пре­ступ­но­сти, про­гно­зи­ро­ва­ние пре­ступ­но­сти и ин­ди­ви­ду­аль­но­го пре­ступ­но­го по­ве­де­ния, пла­ни­ро­ва­ние борь­бы с пре­ступ­но­стью, пре­ду­пре­ж­де­ние пре­ступ­но­сти и ин­ди­ви­ду­аль­но­го пре­ступ­но­го по­ве­де­ния, со­ци­аль­но-пра­во­вой кон­троль пре­ступ­но­сти) и осо­бен­ную часть (по­ли­тическая, тер­ро­ри­стическая, ко­ры­ст­ная, кор­руп­ци­он­ная, на­сильственная, не­ос­то­рож­ная, ор­га­ни­зо­ван­ная, профессиональная, ре­ци­див­ная, ла­тент­ная, а так­же жен­ская, юве­наль­ная пре­ступ­ность и т. д.). Клю­че­вы­ми по­ложе­ния­ми современной кри­ми­но­ло­гической нау­ки яв­ля­ют­ся за­ко­но­мер­но­сти и тен­ден­ции раз­ви­тия пре­ступ­но­сти и других эле­мен­тов. Криминология ус­та­нав­ли­ва­ет со­ци­аль­ные, кри­ми­но­ло­ги­че­ски зна­чи­мые по­вто­ряе­мо­сти. Ста­ти­стическая по­вто­ряе­мость зна­чи­мых яв­ле­ний и про­цес­сов мо­жет оце­ни­вать­ся эм­пи­рическим за­ко­ном, на­учным фак­том, а точ­нее – ста­ти­стическими тен­ден­ция­ми и за­ко­но­мер­но­стя­ми, изу­че­ние ко­то­рых по­зво­ля­ет кри­ми­но­ло­гам опе­реть­ся на ма­те­ма­ти­ку, юри­ди­че­скую и иную со­ци­аль­но-эко­но­мическую ста­ти­сти­ку, тео­рию ве­ро­ят­но­стей и за­кон боль­ших чи­сел зна­чительного ря­да по­ка­зате­лей, что, в свою оче­редь, да­ёт воз­мож­ность пе­рей­ти от слу­чай­но­го и еди­нич­но­го к ус­той­чи­во­му и мас­со­во­му и уже на этой ос­но­ве вы­ра­ба­ты­вать аде­к­ват­ные ме­ры борь­бы с пре­ступ­но­стью и её пре­ду­пре­ж­де­ния.

Криминология, воз­ник­нув на сты­ке уго­лов­но­го пра­ва и со­цио­ло­гии, яв­ля­ет­ся нау­кой ком­плекс­ной. Она опи­ра­ет­ся на дос­ти­же­ния эко­но­ми­ки, де­мо­гра­фии, по­ли­то­ло­гии, нау­ки управ­ле­ния, ста­ти­сти­ки, об­щей и со­ци­аль­ной пси­хо­ло­гии, пе­да­го­ги­ки, а так­же уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го, ис­пол­ни­тель­но­го, административного, гражданского, фи­нан­со­во­го, на­ло­го­во­го, бан­ков­ско­го и других от­рас­лей пра­ва, а так­же био­ло­гии и ге­не­ти­ки. Криминология тес­но свя­за­на с де­ви­ан­то­ло­ги­ей в по­ни­ма­нии, опи­са­нии, объ­яс­не­нии, про­гно­зи­ро­ва­нии и раз­ра­бот­ке аде­к­ват­ных мер по ми­ни­ми­за­ции от­кло­няю­ще­го­ся об­ще­ст­вен­но опас­но­го по­ве­де­ния и пре­ступ­но­сти как яв­ле­ния.

В свя­зи со слож­но­стью кри­ми­но­ло­гической про­бле­ма­ти­ки в по­след­ние го­ды са­мо­оп­ре­де­ля­ют­ся во­ен­ная, эко­ло­гическая, се­мей­ная, эко­но­мическая, пе­да­го­гическая, по­ли­тическая, бо­го­слов­ская (кри­ми­но­тео­ло­гия) Криминология, а так­же Криминология мас­со­вых ком­му­ни­ка­ций, Криминология за­ко­на, пра­во­ох­ра­нительной дея­тель­но­сти, су­деб­ной дея­тель­но­сти и т. д.; раз­ви­ва­ют­ся вик­ти­мо­ло­гия, био­кри­ми­но­ло­гия, кри­ми­но­пе­но­ло­гия.

Криминология ус та нав ли ва ет со ци аль ные, кри ми но ло ги че ски зна чи мые по вто ряе мо сти.

Ювенальная юриспруденция, Tом 2, Морозов Н.И., Морозова А.Н., 2016

Ювенальная юриспруденция, Tом 2, Морозов Н.И., Морозова А.Н., 2016.

Учебник подготовлен в соответствии с учебной программой и в доступной форме раскрывает содержание учебной дисциплины «Ювенальная юриспруденция», знакомит обучающихся в высших учебных заведениях юридического профиля с основами профилактики беспризорности, безнадзорности, правонарушений, а также иного асоциального поведения несовершеннолетних и защиты их прав, с ювенальным правом, ювенальной юстицией и концепцией ювенальной юриспруденции.
В учебнике подробно рассмотрены история вопроса, система органов ювенальной юстиции, ювенальное правосудие, гарантии защиты прав и свобод несовершеннолетних граждан в России и зарубежом.
Материалы учебника представляют интерес для юристов, депутатов различных уровней власти, государственных и муниципальных служащих, представителей правоохранительных органов и судей, работающих с несовершеннолетними.
Кроме того, издание предназначено для подготовки студентов юридических ВУЗов к экзамену и для преподавателей, преподающих данную дисциплину, относящуюся к вариативной части профессионального цикла по выбору профессиональной деятельности «Юриспруденция» ФГОС ВПО.
Уникальность – сочетание традиционных теоретических основ и новейших разработок и трудов современных исследователей в области ювенального права в Российской Федерации с предложением нового понятия «концепция ювенальной юриспруденции» и направлений совершенствования действующего законодательства Нормативная правовая база соответствует последним изменениям российского законодательства по состоянию на июль 2016 года.
Достоинством нового учебника выступают приложения в виде глоссария и рекомендаций для принятия нового законодательства в сфере ювенальной юриспруденции; уникальный список использованной литературы.

Понятие и классификация девиантного поведения.
Современный кризис, охвативший страны мира, в том числе и Россию, характеризуется такими чертами, как усиление социальной отчуждённости среди молодёжи, всё большее распространение в детской среде саморазрушающего поведения, приводящего к росту преступности, проституции, наркомании, алкоголизма и других негативных явлений. Наблюдается значительный рост проявления в среде детей и молодёжи девиантного поведения. Это ведёт к дестабилизации обстановки в стране, подрыву законности и правопорядка, а в конечном счёте делает государство слабым, уязвимым и ставит его на грань исчезновения.

Девиантное поведение (от лат. deviation – отклонение) трактуется в двух значениях:
Во-первых, как поступок или деятельность человека, не соответствующего официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам.
Во-вторых, как исторически возникшее социальное явление, выражающееся в относительно распространённых, массовых формах человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным или фактически сложившимся нормам.
Таким образом, девиантное поведение подразумевает отступление от нормального поведения, под которым понимается нормативно-одобряемое поведение, не связанное с болезненным расстройством, к тому же характерное для большинства людей.
Нормальное поведение является следствием соблюдения социальных норм, т. е. нравственных, духовных, морально-этических, правовых, политических, организационно-профессиональных, индивидуальных, социально-психологических требований, установленных в обществе.

Социальная норма – это совокупность требований и ожиданий, которые предъявляет социальная общность к своим членам с целью регуляции деятельности и отношений. В этом смысле, девиантное поведение есть социальное отклонение – нарушение социальных норм, которые характеризуются определённой массовостью, устойчивостью и распространённостью.
Формы и виды девиантного поведения весьма разнообразны. К наиболее опасным, наносящим вред человеку, обществу, государству относят: насилие, наркомания и токсикомания, пьянство и алкоголизм, проституция, девиантное поведение на почве сексуальных заболеваний, правонарушения, самоубийства, а также социальный паразитизм, отклонения в сфере морали.

Содержание
Лекция 5 Тема: Девиантное поведение несовершеннолетних как угроза общественной безопасности русского народа и народов Российской Федерации
1. Понятие и классификация девиантного поведения
2. Формы девиантного поведения несовершеннолетних и пути их преодоления
3. Девиантное поведение и преступность несовершеннолетних
Лекция 6 Тема: Ювенальная криминология
1. Понятие криминологии. Ювенальная криминология как часть общей криминологии
2. Криминологическая характеристика беспризорности, безнадзорности, правонарушений, иного асоциального поведения несовершеннолетних. Современное состояние
3. Причины «детской» преступности. Антропологическая и теологическая школы криминологии
4. Прикладное значение ювенальной юриспруденции
Лекция 7 Тема: Профилактика правонарушений, безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних в России
1. Профилактика беспризорности, безнадзорности, правонарушений, иного асоциального поведения несовершеннолетних: понятие, задачи, виды, значение, структура
2. Терминологический и понятийный аппарат, используемый в законодательстве Российской Федерации о профилактике беспризорности, безнадзорности, правонарушений, иного асоциального поведения несовершеннолетних и защите их прав
3. Общая и индивидуальная профилактика в отношении несовершеннолетних
Лекция 8 Тема: Субъекты системы профилактики правонарушений безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних в России общей компетенции: органы государственной власти и общественные организации
1. Понятие и система органов и учреждений по профилактике беспризорности, безнадзорности, правонарушений, иного асоциального поведения несовершеннолетних и защите их прав специальной и общей компетенции
2. Органы и учреждения государственной власти. Полномочный представитель Президента РФ в федеральном округе
3. Общественные и религиозные объединения Российской Федерации. Общественная палата Российской Федерации
Лекция 9 Тема: Субъекты системы профилактики правонарушений, безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних в России специальной компетенции: органы прокуратуры РФ и органы внутренних дел
1. Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав как субъект ювенальной системы России
2. Органы прокуратуры Российской Федерации как субъекты ювенальной системы России
3. Органы внутренних дел Российской Федерации как субъект ювенальной системы России
4. Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка. Органы опеки и попечительства
Приложение 1
Приложение 2
Библиографический список.

Бесплатно скачать электронную книгу в удобном формате, смотреть и читать:
Скачать книгу Ювенальная юриспруденция, Tом 2, Морозов Н.И., Морозова А.Н., 2016 – fileskachat.com, быстрое и бесплатное скачивание.

Скачать файл № 1 – fb2
Скачать файл № 2 – rtf
Ниже можно купить эту книгу по лучшей цене со скидкой с доставкой по всей России. Купить эту книгу

Органы и учреждения государственной власти.

Предупреждение ювенальной преступности в современном государстве

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 27.02.2017 2017-02-27

Статья просмотрена: 364 раза

Статья просмотрена 364 раза.

Списки литературы по криминологии

На данной странице представлены списки литературы по криминологии не старше 5 лет, то есть источники 2012, 2013, 2014, 2015 и 2016 года.

Представленную литературу можно найти в книжных интернет магазинах по представленным ниже ссылкам:

Для посетителей из Республики Беларусь

Москва Норма Инфра М, 2013.

Лекция VI ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ И ЮВЕНАЛЬНАЯ КРИМИНОЛОГИЯ

Сопоставление между собой ювенальной юстиции и ювенальной криминологии, с одной стороны, дает результаты, сходные с теми, что указаны были применительно к ювенальной юстиции и ювенальному уголовному праву (лекция V). Их общая правовая база — несовершеннолетние.

Поэтому в данной лекции нам предстоит рассмотреть основные задачи, стоящие перед ювенальной юстицией и ювенальной криминологией, выяснив их взаимосвязь именно в юридическом пространстве, ограниченном несовершеннолетием.

Следует иметь в виду, что в этом юридическом пространстве задачи и для ювенальной юстиции, и для ювенальной криминологии определяются законами, но задачи эти разные. И в этом первое различие между сравниваемыми дисциплинами. Как уже отмечалось, цели ювенальной юстиции — это осуществление правосудия, а ювенальной криминологии — научная разработка, исследование, в том числе проблем правосудия и решаемых им юридических вопросов, например изучение причин преступности несовершеннолетних, условий жизни и воспитания подростков, личности разных подгрупп несовершеннолетних, разработка мер предупреждения правонарушений несовершеннолетних. Эти задачи закон ставит перед следователем, судом при производстве расследования и судебном разбирательстве дел несовершеннолетних.

С другой стороны, взаимосвязь и взаимозависимость ювенальной юстиции и ювенальной криминологии будет иной, чем та, которую мы обнаружили между ювенальной юстицией и ювенальным уголовным правом. В последнем случае их связь прямая (материальное право — база, процессуальное — ее реализация). В соотношении “ювенальная юстиция — ювенальная криминология” есть и существенная обратная связь. Подробно о ней речь пойдет ниже. Следует отметить главное: закон определяет границы криминологических исследований, правовой статус несовершеннолетних, в отношении которых эти исследования проводятся, но результаты этих криминологических исследований, не будучи прямой реализацией норм закона, опосредованно обогащают юридическую практику, способствуют совершенствованию действующего законодательства. Задачи криминологических исследований шире правоприменения и в определенной части имеют самостоятельный характер.

Сравнивая между собой ювенальную юстицию и ювенальную криминологию, определяя их взаимосвязь и их значение для повышения эффективности ювенальной юстиции (а в этом главная цель такого сравнительного исследования), нельзя забывать о том, что ювенальная криминология не в меньшей, а, может быть, в большей степени связана с общей криминологией, где проявляются ее уже чисто криминологические свойства, которые тоже важны для ювенальной юстиции, но при реализации других ее принципов — социальной насыщенности и максимальной индивидуализации судебного процесса. Именно поэтому в данной лекции будут традиционно рассмотрены ювенальная криминология как часть общей криминологии; принципы ювенальной юстиции и их отражение в ювенальной криминологии. Особое место здесь займет применение этих принципов в системе профилактики правонарушений несовершеннолетних.

Возрастная специфика ювенальной юстиции и ювенальной криминологии. Вопросы взаимосвязи

Возрастная специфика ювенальной юстиции и ювенальной криминологии определяется общим понятием несовершеннолетние, т.е. возрастом до 18 лет.

Вместе с тем в предыдущих лекциях говорилось о разных юридических границах этой общей базы, определяющих и соответствующие особенности той или иной, как мы уже их называли, ювенальной ветви, подсистемы разных отраслей права. Для ювенальной юстиции — это возраст уголовной ответственности, применения принудительных мер воспитательного воздействия, когда речь идет об уголовном правосудии; в более широком плане особенности правового статуса несовершеннолетних в разных отраслях права.

Применительно к ювенальной криминологии также можно говорить о ее возрастной специфике, которая определяется критериями как правовыми, так и соответственно криминологическими. Сразу оговоримся, что это криминологическое поле шире правового и включает социально-психологические характеристики изучаемых ювенальной криминологией объектов. Если для ювенальной юстиции “пространство для маневра” установлено во всех случаях законом, то к ювенальной криминологии это требование закон может и не предъявлять. В своих научных и практических целях (например, при изучении причин преступности несовершеннолетних) криминолог изучает более широкую возрастную подгруппу несовершеннолетних, чем в возрасте от 14 до 18 лет. В сфере внимания криминолога всегда будут дети и подростки младшей возрастной подгруппы, изучение всех обстоятельств их жизни и воспитания, а не только криминогенных. Нельзя забывать и то, что криминология, в том числе и ювенальная, — это наука, имеющая цели выявления тенденций в преступности, прогнозирования ее развития в будущем, причем на базе массовых, длящихся статистических и иных исследований. И здесь уже ограничение таких исследований узкими рамками, скажем, уголовной ответственности резко снизит результативность криминологического исследования и для целей юридической практики.

Что касается криминологических исследований личности несовершеннолетнего, то правовое пространство несовершеннолетия не совпадает с тем, что правомочна осуществлять ювенальная юстиция.

Прежде всего криминолог и здесь вправе исследовать разные возрастные подгруппы несовершеннолетних, а не только те, в интересах которых эти исследования проводятся (т.е. тех же уголовно ответственных). Более того, контрольные возрастные подгруппы в криминологическом исследовании могут включать так называемых молодых взрослых, обычно близких по возрасту старшим подгруппам несовершеннолетних, а при изучении личности несовершеннолетних младшего возраста — детей в возрасте до 14 лет.

Читайте также:  Возможен ли возврат товара без чека в период гарантии?

Почему возможно такое внешне безразличное отношение закона к правовому пространству ювенальной криминологии? Объясняется это просто: результаты криминологических исследований, как уже отмечалось, имеют не прямое, а опосредованное действие. Они не используются сразу и напрямую практикой, которая их проверяет, следовательно, ей небезразлично, насколько условия, ход криминологического исследования, методы, применяемые в нем, корректны не только в научном, криминологическом плане, но и в плане зашиты прав личности. Поэтому гарантии прав личности в криминологическом исследовании, особенно когда его объектом является личность несовершеннолетнего, в законах определены и должны защищаться, например в профилактике правонарушений несовершеннолетних, разработка которой относится к предмету ювенальной криминологии.

Таким образом, результаты криминологических исследований создают особую криминологическую научную базу для ювенальной юстиции, которая использует ее, решая свои специфические задачи. Именно ювенальная криминология дает в руки судей по делам несовершеннолетних и иных работников правоохранительных органов научные данные из неюридических отраслей науки, составляющих предмет криминологии. Приведем пример взаимосвязи ювенальной юстиции с ювенальной криминологией. Так, при проведении криминологических исследований личности несовершеннолетних (правонарушителей, жертв правонарушений) ювенальная криминология разрабатывает типологию личности несовершеннолетних по разным возрастным подгруппам с учетом социально-психологических признаков личности. Отсюда следуют рекомендации по реабилитации личности с учетом ее особенностей.

Возрастная специфика ювенальной юстиции и ювенальной криминологии определяется общим понятием несовершеннолетние, т.

Религиозная среда и преступность

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 29 Апреля 2013 в 09:47, дипломная работа

Автор работы Пользователь скрыл имя, 29 Апреля 2013 в 09 47, дипломная работа.

Юридический факультет

Южный федеральный университет

Кейдунова Е.

Ювенальная криминология и принципы ювенальной юстиции

Во взаимосвязи ювенальной криминологии с ювенальной юстицией особое место занимают два принципа ювенальной юстиции: повышенная юридическая защита прав и интересов несовершеннолетних и социальная насыщенность ювенальной юстиции и ювенальной криминологии.

Криминологическое исследование подчиняется конституционному требованию ст. 21 Конституции РФ, а именно: никто не может без добровольного согласия быть подвергнут медицинским, научным опытам. В этой же статье говорится об охране государством достоинства личности, а в ст. 23 Конституции – о праве каждого на свободу и личную неприкосновенность. Соблюдение этих конституци­онных норм относится и к собственно криминологическим исследованиям несовершеннолетних, когда, например, отбираются исследуемые и контрольные группы несовершеннолетних, и к разработке и дальнейшему применению мер профилактики правонарушений.

Наряду с конституционными нормами ювенальная крими­нология должна учитывать требования повышенной защиты прав несовершеннолетних, выработанные отраслями права.

В ювенальной криминологии разработаны специальные методики выбора объектов исследования, исследуемых и контрольных групп несовершеннолетних для сравнительного исследования, методов криминологического анализа, включая разработку специальных тестов для оценки уровня развития интеллекта, скорости реакции и ориентации в заданной обстановке и многое другое, имеющее значение для комплексного изучения личности несовершеннолетних. Очевидно, что для суда – конечного потребителя этих научных данных – существенно, в каком правовом режиме проводились исследования, не было ли таких нарушений в содержании и направленности, которые ведут и к нарушению прав и законных интересов несовершеннолетних, участвующих в этих исследованиях. Например, если в группу риска включены несовершеннолетние, к ней не относящиеся, или сама группа риска вызывает сомнения, тогда работа криминолога с представителями этой группы является нарушением прав человека. То же можно сказать о недооценке в проведенных исследованиях и их результатах существенных различий признаков личности несовершеннолетних из разных демографических подгрупп. Их сме­шение опасно для рекомендаций ювенальной криминологии практике, прежде всего профилактической. Поэтому необходимо учесть правовые гарантии личности несовершеннолетних. Это особенно важно для ранних форм предупреждения правонарушений несовершеннолетних, которое целиком является сферой ювенальной криминологии. Требования повышенной правовой защиты несовершеннолетних должны стать частью условий проведения криминологического исследования.

В странах, где есть действующая ювенальная юстиция, суд по делам несовершеннолетних кроме собственно правосудия осуществляет и функции контроля (надзора) в отношении деятельности органов (правоохранительных, социальных), наделенных полномочиями осуществлять предупреждение (профилактику) правонарушений несовершеннолетних. В России (а в прошлом и в СССР и его союзных республиках) такая функция суда в законах не была предусмотрена. Она закреплялась за органами прокуратуры и реализовывалась в рамках прокурорского надзора. Многолетняя юридическая практика показала необходимость такого надзора и его эффективность в делах несовершеннолетних. Можно даже гово­рить о том, что расширение этой функции прокурора в по­добных делах было бы полезно, например, при исполнении наказания несовершеннолетнему и особенно в рамках постпенитенциарного периода. Более широкое поле для прокурорского надзора дает и новый Закон от 24 июня 1999г., в том числе и за осу­ществлением организационно координирующих функций, которыми Закон наделил комиссии по делам несовершенно­летних и защите их прав, в отношении других органов, уча­ствующих в профилактике правонарушений несовершенно­летних (ст. 11 проекта Закона).

Могут ли быть нарушены права несовершеннолетнего как человека и гражданина, если не сделано разграничений между безнадзорным подростком и подростком-правонарушителем? Безусловно, могут. Достаточно сказать о помещении тех и других в воспитательные или лечебно-воспитательные учреждения, где предусмотрен определенный режим и сроки пребывания (как вариант – до достижения возраста 18 лет).

Ясно, что к безнадзорным подросткам, не совершающим правонарушения, не может применяться профилактика, называемая специальной и проводимая правоохранительными органами в отношении подростков-правонарушителей с целью предупредить совершение ими таких же деяний в будущем. В отношении безнадзорного неправонарушителя задача другая: установить факт отсутствия надзора, определить его причины; если безнадзорность стойкая и ее причины не могут быть устранены только в рамках семьи данного несовершеннолетнего, встает вопрос об установлении преграды перерастанию без­надзорности в правонарушающее поведение.

На этом первом этапе профилактики (ранней) выявляются и причины безнадзорности. Важно, чтобы в профилактике на этом этапе учитывались правила ст. 121 – 123 Семейного кодекса РФ, относящиеся к детям, оставшимся без попечения родителей.

Эти первоочередные профилактические действия могут касаться и подростков-правонарушителей. Различия должны быть в комплексе выявленных причин безнадзорности и правонарушений, а главное – в принимаемых профилактических мерах.

Существенным при сравнении ювенальной юстиции и ювенальной криминологии является изучение демографической группы несовершеннолетних и оценка ее специфики.

Демографическая группа несовершеннолетних как объект проведения профилактических акций – это порождение именно двух подсистем: ювенальной юстиции и ювенальной криминологии. Причем эффективность профилактических усилий зависит от уровня разработки ювенальной криминологией методик для разных демографических подгрупп несовершеннолетних и соответствующей их реализации системой органов, включенных в деятельность ювенальной юстиции.

И здесь нельзя забывать о строгих юридических границах, в которых находятся дети и подростки, отнесенные к категории нуждающихся в защите, заботе и надзоре, это не только несовершеннолетние в возрасте до 18 лет, это разные демографические подгруппы, для которых определены и особенности их правового статуса. Это должно учитываться и в чисто криминологических классификациях несовершеннолетних по результатам криминологических исследований. Негативный результат может состоять и в том, что в орбиту уголовного преследования будут втянуты подростки, которые не имеют отношения к правонарушению, произойдет известное во всем мире «клеймение» их карательным механизмом. Сме­шение правонарушителей с подгруппой не правонарушителей может помешать выяснению действительных причин совершенного правонарушения, привести к ошибке в выборе мерь воздействия.

Демографические признаки несовершеннолетних приобретают важное юридическое содержание, когда профилактические акции имеют запретительный характер.

Во всех случаях, когда меры реабилитации, лечения, рессоциализации либо требуют ограничения свободы, либо состоят в нем, эти меры должны назначаться только по решению суда (постановлению судьи). Это общее правило предусмотрено законодательствами стран, где функционирует ювенальная юстиция; оно отражено в международных актах, касающихся несовершеннолетних.

Между тем учет в профилактической деятельности прав и законных интересов несовершеннолетних можно считать менее всего разработанной проблемой и в ювенальной криминологии, и в правосудии для несовершеннолетних в современной России. Вопросов в этой области, как и коллизий законов, возникло и возникает еще немало. Повышенной активизации научной мысли и практики применения законов можно ожидать с введением в действие рассматриваемого нового российского Закона о профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Эта активизация непосредственно связана и с законотворчеством в области ювенальной юстиции, которое относится непосредственно к правосудию по делам несовершеннолетних, а также затрагивает правовое про­странство комплексного функционирования ювенальной юстиции и ювенальной криминологии.

Дата добавления: 2015-07-25 ; просмотров: 74 | Нарушение авторских прав

Например, если в группу риска включены несовершеннолетние, к ней не относящиеся, или сама группа риска вызывает сомнения, тогда работа криминолога с представителями этой группы является нарушением прав человека.

§ 2. Понятие, назначение, функции и принципы ювенальной юстиции

В настоящее время среди видных ученых и специалистов в области разработки законодательства о несовершеннолетних нет единого мнения о том, что же такое «ювенальная юстиция» и насколько она необходима в России.

Однако при всем разнообразии взглядов на ювенальную юстицию можно выделить две наиболее правильные, отражающие суть рассматриваемого явления точки зрения.

Один из крупнейших отечественных специалистов в данной области Э.Б. Мельникова относит к ювенальной юстиции преимущественно специализированные судебные органы.

Другие ученые предлагают включить в систему ювенальной юстиции значительно более широкий круг органов, а именно:

• комиссии по делам несовершеннолетних; Уполномоченного по правам ребенка; специализированные органы и учреждения, в чью компетенцию входит решать те или иные задачи, связанные с молодежной политикой, обеспечением прав несовершеннолетних, борьбой с подростковой преступностью;

• органы опеки и попечительства над несовершеннолетними;

• ювенальные органы следствия и дознания, комитеты по делам семьи и несовершеннолетних;

• воспитательные колонии и другие учреждения длительной изоляции несовершеннолетних правонарушителей[237 – См., в частности: Ермаков В.Д., Илъчиков М.З., Абросимова Е.А., Автономов А. С., Хананашвили Н.Л. Федеральный закон «Основы законодательства о ювенальной юстиции Российской Федерации»: авторский проект. – М., 1999.-С. 8–9.].

Обе указанные точки зрения на ювенальную юстицию не противоречат друг другу и в целом дополняют и развивают основные ее принципы и задачи.

Обобщая вышеизложенное, сформулируем понятие «ювенальная юстиция».

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ – это система правосудия в отношении несовершеннолетних граждан, главным звеном которой является суд по делам несовершеннолетних, объединяющая вокруг данного суда разные службы правоохранительных органов, органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, а также общественных правоохранительных органов.

Несовершеннолетние являются одной из наиболее криминально пораженных и наименее социально защищенных категорий населения, которая нуждается в обеспечении специальной повышенной правовой защиты.

Специфика преступности несовершеннолетних зависит от особенностей их социально-психологического развития: недостаточного уровня социализации, физической и психической незрелости, подверженности влиянию со стороны взрослых и неформальных лидеров среди подростков. По сравнению с взрослым несовершеннолетний обладает неполной дееспособностью, ограниченной свободой в передвижении, хранении и распоряжении своим имуществом.

Особенности несовершеннолетнего возраста, в свою очередь, обусловливают обязательное участие в осуществлении правосудия для несовершеннолетних специалистов в области психологии и педагогики детского и подросткового возраста, медицины, психиатрии и ряда других отраслей науки, а также особые требования к судьям, специализирующимся по делам несовершеннолетних, что является одним из принципиальных отличий ювенального суда от общеуголовного.

Важнейшей особенностью ювенального правосудия является то, что оно рассматривает ребенка не как объект репрессий, а как субъект реабилитации.

Принцип нацеленности на социализацию несовершеннолетнего имеет особое значение и характерен именно для ювенальной юстиции, поскольку ребенок – это человек в стадии социализации и его личность представляет особую ценность для общества.

Перед государством стоит задача обеспечить совершенствование межведомственной координации органов и служб профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и защиты их прав, установление эффективных механизмов взаимодействия данных органов и служб с судами, рассматривающими дела о преступлениях, формирование системы правосудия в отношении несовершеннолетних, соответствующей общепризнанным принципам и нормам международного права.

Организацией Объединенных Наций принято четыре документа , непосредственно затрагивающих вопросы предупреждения детской преступности и отправления правосудия в отношении несовершеннолетних и подготовки кадров для этого:

1) Конвенция о правах ребенка;

2) Минимальные стандартные правила, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) 1985 г.;

3) Руководящие принципы для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (принятые в Эр-Рияде) 1990 г.;

4) Правила защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, 1990 г.

В этих актах международного права сформулирована политика обращения с несовершеннолетними, совершающими правонарушения, включающая в себя в качестве структурных элементов :

• обеспечение гарантий соблюдения прав человека в отношении несовершеннолетних правонарушителей;

• применение мер, альтернативных лишению свободы;

• осуществление ареста, задержания или лишения свободы ребенка лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого периода времени;

• отказ от назначения наказания несовершеннолетним в виде смертной казни или пожизненного тюремного заключения.

Одним из главных положений указанных актов является положение о том, что первоочередная задача в работе с несовершеннолетними предупреждение правонарушений. Причем это положение связывается не только с детьми-правонарушителями, но и с детьми в целом.

Исторически сложившееся ОСОБОЕ НАЗНАЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО ПРАВОСУДИЯ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХвсегда определяло специфику ювенальной юстиции. Ювенальное правосудие изначально было ориентировано не на возмездие, а прежде всего – на обеспечение преимущества благополучия и интересов несовершеннолетнего, что всегда отличало ювенальную юстицию от общеуголовной.

В соответствии со ст. 3 Конвенции о правах ребенка, ратифицированной Россией в августе 1990 г., во всех действиях государственных, частных учреждений, административных и законодательных органов, предпринимаемых в отношении детей, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению их интересов.

В Преамбуле к Конвенции подчеркивается, что дети имеют право на особую защиту и помощь, что семья как основная ячейка общества является естественной средой для роста и благополучия всех ее членов, и особенно детей, – ей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности по воспитанию детей, тем самым исключив из жизни ребенка правонарушения.

В Минимальных стандартных правилах, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинских правилах) устанавливаются рекомендуемый возраст уголовной ответственности, цели правосудия в отношении несовершеннолетних, их права, необходимость обеспечения конфиденциальности рассмотрения дел несовершеннолетних, регламентируется процедура расследования и судебного разбирательства дел подростков; вынесения судебного решения и выбора мер воздействия на них, а также определяются стандарты обращения с правонарушителями в исправительных учреждениях и вне них.

В Руководящих принципах ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (принятых в Эр-Рияде) указывается на необходимость специализации законодательства по делам несовершеннолетних в целях осуществления и защиты их прав и благополучия; максимального использования предупредительно-коррекционных программ для несовершеннолетних до совершения преступления; целесообразности учреждения поста омбудсмена (уполномоченного по правам человека) для несовершеннолетних, который контролировал бы осуществление рекомендаций международных документов по защите прав несовершеннолетних.

В данном документе подчеркивается значение для предупреждения детской преступности фактора психологического свойства. Так, в принципе 6 отмечается, что следует максимально избегать употребления таких терминов, как «ребенок с отклонениями», «преступник», «потенциальный преступник», поскольку это создает устойчивую предпосылку для нежелательного поведения подростка. Отсюда следует необходимость использования всех возможных форм и видов профессиональной подготовки и повышения квалификации работников, занимающихся проблемами охраны прав несовершеннолетних.

Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, основаны на положении, в соответствии с которым лишение свободы несовершеннолетнего должно применяться в качестве крайней меры воздействия и в течение минимального необходимого времени. Оно должно ограничиваться исключительными случаями для выполнения приговора суда после осуждения за наиболее опасные виды правонарушений и с должным учетом сопутствующих условий и обстоятельств.

Становление ювенальной юстиции в России вызывает необходимость пересмотра существующего ранее карательного подхода в отношении несовершеннолетних правонарушителей и определения функций правосудия в отношении них в соответствии с международными правовыми стандартами.

Рассмотрим ряд ОСНОВНЫХ ФУНКЦИЙ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ.

1. Одной из важнейших функций ювенальной юстиции является предупредительная функция , которая предполагает выявление и устранение причин и условий, способствующих социальной дезаптации, безнадзорности, беспризорности и преступности среди несовершеннолетних.

2. Воспитательная функция ювенальной юстиции на всем историческом пути развития данного института являлась характерной чертой правосудия, осуществляемого в отношении несовершеннолетних. При создании специального правосудия по делам несовершеннолетних воспитательная функция ювенальной юстиции была выделена одной из первых, поскольку главной особенностью несовершеннолетнего возраста является незавершенность физического и нравственного развития, подверженность воздействию внешних факторов.

3. Восстановительная функция ювенальной юстиции имеет два аспекта: восстанавливающий (в отношении нарушенных прав и интересов ребенка) и реабилитирующий (в отношении несовершеннолетнего правонарушителя). В ходе развития ювенальной юстиции на первый план выступил именно реабилитирующий аспект данной функции, заключающийся в том, что деятельность ювенальной юстиции направлена в первую очередь на восстановление социального благополучия и нормального развития в достойных жизненных условиях ребенка, нарушившего закон. Поскольку единственной причиной преступности несовершеннолетних считалось негативное воздействие условий жизни и воспитания, то преступление не рассматривалось само по себе, а являлось знаком нарушенных процессов социализации.

В противовес данной теории возникла идея так называемого восстановительного правосудия, которое в первую очередь направлено на защиту общества от противоправного поведения подростка. Ответственность несовершеннолетних выражалась не в наказании, а в необходимости осознать свою вину и возместить причиненный вред. В настоящее время в ряде стран (Норвегия, Австрия, Германия, Канада, Италия, Новая Зеландия) необходимость ресоциализации несовершеннолетнего и одновременно привлечения его к уголовной ответственности выразилась в программах восстановительного правосудия, которое направлено на защиту общества от преступности среди несовершеннолетних.

4. Охранительная функция ювенальной юстиции обусловлена необходимостью особой охраны прав и поддержания интересов несовершеннолетних как наименее защищенной в правовом, социальном и моральном плане группы населения. Эта незащищенность проявляется в том, что несовершеннолетние в силу своего возраста и психологических особенностей не всегда способны самостоятельно защитить свои права.

Огромное значение для защиты прав и законных интересов детей имеет неукоснительное выполнение специализированными судами по делам несовершеннолетних, всеми органами и организациями, содействующими работе этих судов, специфических принципов ювенальной юстиции, заложенных в рассмотренных ранее международных правовых актах.

К ОСНОВНЫМ СПЕЦИФИЧЕСКИМ ПРИНЦИПАМ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИотносятся следующие принципы:

1. Принцип преимущественно охранительной ориентации ювенальной юстиции.

Данный принцип имеет особенное значение, поскольку ювенальная юстиция создавалась и действует до настоящего времени преимущественно как уголовное правосудие, которое ассоциируется с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, но не с преимущественной защитой несовершеннолетних преступников.

Специальный охранительный правовой режим для несовершеннолетних может быть выражен в разных формах:

• прямой протекционизм (например, уменьшение только по факту несовершеннолетия на определенную часть размера наказания, указанного в УК РФ);

• преимущественное применение к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия;

• обеспечение обязательного участия защитника и законного представителя в рассмотрении дел несовершеннолетних. При этом для несовершеннолетнего в законодательстве необходимо предусмотреть возможность отказаться от адвоката, с которым не было достигнуто взаимопонимания, и пригласить другого адвоката. В законе должны быть также сформулированы «гарантии для несовершеннолетнего от потери им права на защиту его интересов»[238 – Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: учеб, пособие. – М.: Дело, 2001. – С. 89.] (конфликт с интересами законного представителя, неявка

законного представителя, отстранение законного представителя от участия в деле);

• дополнительная правовая защита отдельных групп несовершеннолетних (например, по российскому уголовно-процессуальному законодательству обязательно участие педагога в допросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста 14 лет);

• проведение закрытых заседаний суда по всем делам о преступлениях несовершеннолетних или преступных посягательств на них.

2. Принцип социальной насыщенности ювенальной юстиции.

Суть этого принципа – в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, направленных на изучение социальных условий жизни подростков, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности.

Как известно, привлечение неюридических специальных познаний имеет место в любом судебном разбирательстве (заключение экспертов, участие специалистов). В рамках же ювенальной юстиции происходит социальное насыщение всего юридического процесса данными специализированных неюридических учреждений и служб ювенального профиля (медико-психологических, социально-психологических, социальных служб, консультационных центров). Перед указанными учреждениями суд может поставить вопрос и о выборе оптимальной для данной личности меры воздействия. Рассматриваемый принцип ювенальной юстиции органически связан с ювенальной криминологией, которая разрабатывает свои методы исследования причин преступности несовершеннолетних, изучения их личности именно на базе неюридических специальных познаний, которые затем использует ювенальная юстиция.

3. Принцип максимальной индивидуализации судопроизводства.

Данный принцип означает, что в центре всего судопроизводства находится личность несовершеннолетнего, а также причины и условия его правонарушения. В связи с этим концепция ювенальной юстиции предусматривает неформальный характер судопроизводства по делам несовершеннолетних. Без надлежащего применения принципа индивидуализации судопроизводства невозможно максимально реализовать в ходе процесса возрастную специфику подростка, преимущественно охранительный режим для него, использование судом рекомендаций неюридических служб для вынесения адекватного решения в отношении несовершеннолетнего.

4. Принцип судебной специализации.

Принцип судебной специализации означает необходимость рассмотрения дел несовершеннолетних специальным компетентным органом власти (п. 4 Пекинских правил).

В соответствии с международными нормами к компетентным органам власти относятся:

1) автономные специализированные судебные органы (Англия, Франция); коллегии и составы суда, действующие как часть общих судов (Германия), семейные суды, рассматривающие уголовные и гражданские дела с участием несовершеннолетних (Италия и Япония);

2) административные органы по делам несовершеннолетних, частично или полностью наделенные функциями суда, – комиссии, комитеты, советы (например, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в России, «семейные конференции» в Новой Зеландии и Австралии), которые либо полностью заменяют суд, либо функционируют наряду с ним как альтернативные органы.

Однако, несмотря на многообразие форм организации правосудия по делам несовершеннолетних в разных странах, все эти органы обязаны руководствоваться принципом судебной специализации, к основным аспектам которого относятся следующие:

1) производство по делам несовершеннолетних осуществляется специальным органом (ювенальным судом или иным альтернативным органом), в компетенцию которого входит исключительно рассмотрение дел несовершеннолетних;

2) подготовка всех работников ювенальной системы (судьи, адвокаты, прокуроры, полицейские, социальные работники) должна соответствовать следующим специальным требованиям, обеспечивающим профессиональный подход к делам несовершеннолетних:

• наличие жизненного опыта и практического опыта воспитательной работы;

• профессиональный опыт работы в ювенальной системе;

• специальное образование в области социологии, психологии, психиатрии, педагогики, криминологии;

• регулярное посещение курсов повышения квалификации;

• строгий конкурсный отбор.

В настоящее время международные органы уделяют значительное внимание соблюдению всеми государствами рекомендаций, изложенных в международных актах по вопросам защиты прав и законных интересов детей и подростков, а также основных принципов ювенальной юстиции, на основе которых строятся современные модели ювенального правосудия.

В Руководящих указаниях Генерального Секретаря ООН, изданных в сентябре 2008 г., подчеркивается, что цель подхода к правосудию в отношении детей состоит в том, чтобы дети, определяемые Конвенцией ООН о правах ребенка как все лица, не достигшие возраста 18 лет, получали лучшие услуги и были лучше защищены системами правосудия, в том числе секторами безопасности и социального обеспечения.

Другие ученые предлагают включить в систему ювенальной юстиции значительно более широкий круг органов, а именно.

Добавить комментарий