Меня хотят приговорить к лишению свободы, что делать?

Меня хотят приговорить к лишению свободы, что делать?

Вопрос: Работник приговорен к лишению свободы.
С какого дня он должен быть уволен (последний день работы или день вступления приговора в законную силу)?

Ответ: В соответствии с п. 4 части первой ст. 83 ТК РФ при осуждении работника к наказанию, исключающему продолжение прежней работы, в соответствии с приговором суда, вступившим в законную силу, трудовой договор подлежит прекращению. Согласно части третьей ст. 84.1 ТК РФ днем увольнения работника является последний день его работы, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним сохранялось место работы (должность). К таким исключительным случаям относятся, например, период нетрудоспособности, отпуск, командировка, исполнение государственных и общественных обязанностей и т.д.
Последний день работы и день вступления приговора в законную силу могут не совпадать, например, когда работник находится под арестом или на время производства по уголовному делу он может быть отстранен от работы. Иными словами, работник по объективным причинам может не присутствовать на своем рабочем месте и за ним, исходя из анализа ТК РФ, также сохраняется место работы. Кроме того, необходимо учитывать, что в соответствии со ст.ст. 354-356 УПК РФ приговор может быть обжалован работником в вышестоящий суд в апелляционном или кассационном порядке. Момент вступления приговора в законную силу определяется статьей 390 УПК РФ.
Поэтому п. 4 части первой ст. 83 ТК РФ содержит прямое указание на возможность прекращения трудового договора с работником только при наличии следующих условий: работник осужден к наказанию; мера наказания исключает возможность продолжения работы; приговор суда вступил в законную силу. Следовательно, до даты вступления приговора в законную силу работник не может быть уволен (определения СК по гражданским делам Московского городского суда от 06.07.2011 N 33-21088, Московского городского суда от 29.11.2011 N 4г/9-9552). Отметим, что работодателю необходимо получить заверенную канцелярией суда копию приговора в отношении данного работника. Для этого следует сделать запрос в суд. Получив копию вступившего в силу приговора суда, которым работник осужден к наказанию, исключающему продолжение прежней работы, трудовой договор с таким работником можно прекратить.

К сведению:
Работодатель должен издать приказ об увольнении работника по унифицированной форме N Т-8, утвержденной постановлением Госкомстата России от 05.01.2004 N 1. Согласно указаниям по заполнению этой формы в строке (графе) “Основание прекращения (расторжения) трудового договора (увольнения)” производится запись в точном соответствии с формулировкой действующего законодательства Российской Федерации со ссылкой на соответствующую статью. В графе “Основание (документ, номер, дата)” делается ссылка на приговор суда. По общему порядку с приказом работодателя о прекращении трудового договора работник должен быть ознакомлен под роспись. Так как приказ невозможно довести до сведения работника, то на нем производится соответствующая запись (часть вторая ст. 84.1 ТК РФ). В рассматриваемом случае она может быть такой: “В связи с осуждением работника к наказанию в виде лишения свободы в соответствии с приговором суда, вступившим в законную силу, ознакомить его с настоящим приказом не представляется возможным”; далее – дата и подпись лица, совершившего запись.
Согласно п. 5.4 Инструкции по заполнению трудовых книжек, утвержденной постановлением Минтруда России от 10.10.2003 N 69, при прекращении трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, в трудовую книжку вносится запись об основаниях прекращения трудового договора со ссылкой на ст. 83 ТК РФ. Запись в трудовую книжку об основании и о причине прекращения трудового договора должна производиться в точном соответствии с формулировками Трудового кодекса РФ или иного федерального закона и со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи кодекса или иного федерального закона (часть пятая ст. 84.1 ТК РФ). В трудовой книжке осужденного работника необходимо сделать следующую запись: “Трудовой договор прекращен в связи с осуждением работника к наказанию, исключающему продолжение прежней работы, в соответствии с приговором суда, вступившим в законную силу, пункт 4 части первой статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации”.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Павлова Наталия

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Золотых Максим

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. Для получения подробной информации об услуге обратитесь к обслуживающему Вас менеджеру.

Согласно указаниям по заполнению этой формы в строке графе Основание прекращения расторжения трудового договора увольнения производится запись в точном соответствии с формулировкой действующего законодательства Российской Федерации со ссылкой на соответствующую статью.

Расторжение брака с осужденным, как развестись, если муж сидит в тюрьме: документы, порядок, сроки

Понятие семьи и развода можно отнести к категории межличностных отношений пар. И если первое слово кроме юридического статуса имеет еще некий оттенок нравственности и чувств между людьми, то второе больше негативный аспект. Особенно неясным для граждан стоит вопрос расторжение брака с осужденным.

Связано это с тем, что при решении проблемы должны параллельно решаться имущественные и моральные интересы человека, который в данный момент находиться «за решеткой». Далеко не все люди осведомлены, как разрешить возникшую ситуацию, так как нечасто с ней сталкивались.

В статье разъяснены все нюансы, присутствующие в данном вопросе. Обозначен порядок действий их решения в зависимости от наличия тех или иных субъективных и объективных факторов.

В статье разъяснены все нюансы, присутствующие в данном вопросе.

Алгоритм прекращения договора

Уволить работника, которого посадили в тюрьму, можно только при наличии документа, подтверждающего правомерность действий предприятия, поэтому первое, что следует сделать работодателю для прекращения трудовых отношений — истребовать копию обвинительного приговора.

Для этого можно обратиться к родственникам осуждённого либо направить официальный запрос в суд. Как правило, сотрудники органов правосудия идут навстречу предприятию и выдают копию документа.

После того как необходимые бумаги получены, процедура оформляется в соответствии с действующим законодательством, а именно:

  1. Предприятие издаёт приказ УФ Т-8 об увольнении работника. Последним рабочим днём должна считаться дата вступления вынесенного судом решения в законную силу (в отдельных случаях — последний день, когда осуждённый выполнял служебные обязанности).
  2. В трудовой книжке делается пометка о прекращении трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон на основании п. 4 ст. 83.1 ТК РФ. Запись производится в точном соответствии с формулировкой означенной статьи и сопровождается ссылкой на последнюю. В строке «Основание (документ, номер, дата)» следует сослаться на приговор суда. На приказе должна быть пометка о том, что ознакомить сотрудника с приказом не представляется возможным.
  3. Организация направляет на домашний адрес заключённого уведомление с просьбой забрать трудовую книжку. Сотрудник может составить доверенность на определённого человека, передавая последнему право на получение ТК, либо изъявить желание получить книжку по почте, написав заявление.
  4. Работодатель производит необходимые расчёты и предоставляет осуждённому все положенные выплаты (заработная плата, премиальные, компенсация отпуска). Деньги можно перевести на банковскую карту либо выдать доверенному лицу. В качестве последнего может выступать само предприятие — в этом случае средства будут переданы сотруднику после освобождения.

В дальнейшем лицо, отбывшее тюремное заключение, вправе затребовать у организации предоставить ему дубликат ТК, в которой не указана причина увольнения.

В этой ситуации организация не просто имеет право освободить его от занимаемой должности, а обязана это сделать в течение трёх дней с даты получения копии судебного решения и извещения уголовно-исполнительных органов.

Действия работодателя в случае, если сотрудник осужден к лишению свободы

Сегодня рассмотрим ситуацию, когда работник осужден к лишению свободы, и перед работодателем возник вопрос, как уволить такого работника?

Для того, чтобы уволить работника, который был осужден судом к лишению свободы с реальным отбытием наказания, необходимо учитывать ряд нюансов.

Во-первых, трудовой договор с таким работником прекращается по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон.

При этом, основанием для увольнения в данном случае выступает пункт 4 части 1 ст.83 Трудового кодекса РФ, согласно которому

трудовой договор подлежит прекращению в связи с осуждением работника к наказанию, исключающему продолжение прежней работы, в соответствии с приговором суда, вступившем в законную силу.

Во-вторых, чтобы определить дату увольнения работника, которую нужно проставлять в трудовой книжке, необходимо учитывать, содержался ли осужденный к лишению свободы работник в период ведения расследования уголовного дела под стражей.

Этот момент является определяющим.

Чтобы было более понятно, рассмотрим на конкретных примерах.

Что общего между убийством, кражей и изнасилованием, нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств?

Правильно. Все эти преступления предполагают в качестве наказания лишение свободы.

Однако, если для убийства и изнасилования, заключение лица, совершившего преступление, под стражу на период ведения следствия является фактически обязательным, то для таких преступлений, как кража или нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, заключение под стражу не всегда является оправданным.

Часто в качестве меры пресечения по таким уголовным делам выступает не заключение под стражу, а подписка о невыезде и надлежащем поведении (статья 102 УПК РФ).

Так вот, в соответствии с частью 3 ст.72 Уголовного кодекса РФ

время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы.

Поэтому, для ситуации, когда работник в период предварительного следствия содержался под стражей и впоследствии был осужден к реальному лишению свободы, в трудовую книжку такого работника запись об его увольнении по п. 4 части 1 ст. 83 Трудового кодекса РФ необходимо оформлять датой заключения работника под стражу, так как период нахождения работника под стражей засчитывается в срок отбывания наказания, о чём я указал выше.

При этом, вы, естественно, не платите зарплату работнику, в отношении которого на период проведения предварительного следствия была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Почему? Потому что в соответствии со ст.129 Трудового кодекса РФ заработная плата — это вознаграждение за труд…

Соответственно, если работник не трудится, нет оснований для выплаты зарплаты.

Обратите особое внимание на следующее: если в отношении работника была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в рамках предварительного следствия по уголовному делу, но, при этом, предварительное следствие еще ведется, не окончено и т.п. – то есть, нет приговора суда — уволить работника по пункту 4 части 1 ст. 83 Трудового кодекса никак нельзя.

Основанием для увольнения работника по обозначенному пункту ст. 83 Трудового кодекса РФ является лишь вступление в силу приговора суда о назначении наказания в виде лишения свободы.

Вместе с тем, бывают и случаи, когда приговором суда работник осужден к лишению свободы условно.

Что делать работодателю в этом случае? Может ли работодатель уволить такого работника?

Я полагаю, что прекратить трудовой договор с работником по основаниям п.4 части 1 ст. 83 Трудового кодекса РФ нельзя, потому что продолжение прежней работы приговором суда в данном случае не исключается.

Однако работника можно уволить, например, по подпункту «г» п.6 ч.1 ст. 81 Трудового Кодекса РФ: (если работник совершил хищение или растрату, умышленно уничтожил или повредил имущество по месту своей работы).

Даже если сотрудник осужден к условному лишению свободы, и приговор суда вступил в законную силу, работника можно будет уволить по указанному пункту ст.81 Трудового кодекса РФ.

Для преступлений, которые ставят под сомнение профессиональные качества сотрудника, существуют соответствующие пункты в части 1 ст.81 Трудового Кодекса РФ.

К примеру, если на работе сотрудник обслуживал денежные или товарные ценности, а его осудили в связи с мошенническими или подобными действиями (п.7 ч.1 ст.81 Трудового Кодекса РФ), то вы можете уволить такого работника, мотивируя это тем, что ваше предприятие утратило к нему доверие.

Или другой случай: если ваша организация связана с преподавательской деятельностью, а ваш работник — воспитатель или преподаватель — совершил аморальный поступок (преступление, правонарушение), то его можно уволить на основании того, что его поступок несовместим с продолжением данной работы (п.8 ч.1 ст.81 Трудового Кодекса РФ).

В любом случае, чтобы законно уволить сотрудника, вам необходимо получить приговор суда.

Как правило, суды идут навстречу работодателю, тем более, что это не нарушает чьих-либо прав и обязанностей.

Ну и, наконец, если никаких официальных данных вам получить не удастся, то уволить сотрудника по основанию, предусмотренному пунктом 4 части 1 ст.83 Трудового кодекса РФ, разумеется, не получится.

Что общего между убийством, кражей и изнасилованием, нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Основания для увольнения осужденного

Трудовой Кодекс РФ содержит полный перечень оснований для увольнения сотрудников. Так, статья 83 ТК РФ предполагает возможность прекращения трудовых отношений в связи с обстоятельствами, не зависящими ни от одной стороны. К таковым относится и осуждение сотрудника (п. 4). Однако применимо оно лишь в случае выполнения двух условий:

  • Приговор суда, на основании которого и был осужден работник, вступил в законную силу. Любое решение может быть обжаловано в вышестоящей инстанции. Время для подачи апелляции определяется ст. 390 УПК РФ. Причем при подаче жалобы вступление в силу может быть отложено до момента признания приговора законным.
  • Вынесенный приговор препятствует дальнейшей работе осужденного. Это необязательно должно быть заключение под стражу на какой-либо срок. На человека может быть наложен запрет ведения определенного вида деятельности (например, экономической или связанной с материальными ценностями).
Читайте также:  Как написать ходатайство в суд о примирении?

Известны ситуации, когда приговор в отношении работника отменялся. Если работодатель его уже успел уволить и на его место взял другого человека, то по закону руководитель должен:

  1. восстановить прежнего работника в должности, так как основания для прекращения трудового договора больше нет;
  2. человека, принятого на работу, уволить, сославшись на п. 2 ч. 1 ст. 83 ТК РФ.

Сама процедура кадровых перестановок в таком случае инициируется бывшим сотрудником. Он сообщает об отмене приговора, а уже дальше действует работодатель.

Он сообщает об отмене приговора, а уже дальше действует работодатель.

Какие организации необходимо посетить сразу же после освобождения

По прибытии на место жительства бывшему осужденному рекомендуется незамедлительно обратиться в администрацию, учреждение социальной защиты, отделение полиции, а также специализированный реабилитационный центр для бывших заключённых. Контакт с первыми тремя государственными структурами необходим не только для оповещения о своём возвращении, но идля получения информации к дальнейшим действиям по социальной адаптации. Что касается центра реабилитации, то в нём, помимо практической помощи, можно получить психологическую и моральную поддержку.

Размер дополнительного материального пособия отбывшим наказание и порядок его получения в каждом регионе определяется по-своему.

Привязать к кровати, определить «в петухи», избить во время приступа, заколоть в отделении: бывшие зеки рассказали о том, что могут сделать с больным в лечебном учреждении УФСИН

В редакцию ИА «Версия-Саратов» обратились бывшие заключенные, которым «посчастливилось» побывать в ОТБ-1 УФСИН по Саратовской области. Они рассказали о порядках в этом учреждении, питании, лечении и прочем. Это истории от анонимов. Но заключенные заявили, что за свои слова «отвечают».

«Могут в петухи определить»

Владимир, бывший заключенный, пробыл в ОТБ-1 несколько месяцев в 2017 году и в конце 2018 года, лечился в два захода (этапирован из колонии № 23 Красноармейского района):

«Попасть в ОТБ-1 несложно. Достаточно «вскрыться» (совершить необдуманный поступок, описывать который нам запрещает действующее законодательство, — прим. авт.) и дорога тебе прямиком в психиатрическое отделение. Только желающих особо нет. У меня в зоне знакомый был, он во время работы упал, повредил ногу. Так он хромал до последнего, пока совсем ходить не перестал. Каждый старается, у кого срок небольшой, дотянуть до освобождения, чтобы потом в обычной больнице лечиться.

Сидел в колонии полгода. Там заключенного хотя бы человеком считают, а в ОТБ-1 плохое отношение из-за администрации. Меня отправили на принудительное лечение, поэтому деваться некуда. Хотя есть места, где еще хуже. Те больные, кто из колоний № 7 и № 13, боятся возвращаться назад, стараются подольше протянуть. Там режим еще ужаснее.

В зоне теоретически есть дежурный инспектор из числа сотрудников, но его чаще всего нет. За порядком следят «хозяйские шныри». Они создают режим в два раза хуже того, что по закону (существуют «Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений», зарегистрированные в минюсте, — прим. авт.). Когда новеньких принимают, сначала «шмонают» сотрудники, потом активисты. Последние смотрят, что у тебя при себе. Могут забрать, если вещь понравилась.

На ночь отделение закрывается. Там рулит актив, он устанавливает свои правила: «Как сказали, так и будет!». У входа стоит «ночной». Это типа дневального в армии, также из числа заключенных. Его обязанность — следить за порядком. В первую очередь, чтобы никто «не вскрылся» и не ушел. Есть ведь полные дебилы, много чего могут отчубучить. Один дурачок ночью при мне в магазин за сигаретами собирался, другой — выпить захотел.

Сотрудники почти ничего не делают для изменения ситуации. Зачем им руки марать? Сказали активистам: «Фас!», они все сделают, несговорчивому зеку жизнь превратят в ад. Могут не только отнять здоровье, но и судьбу сломать. Кто-то из руководства скажет: «Этого в петухи!». Сделают, не задумываясь. Иногда в воспитательных целях отправляют людей «на вязки» (привязывают к кровати, — прим. авт.). Система отработана: простынями фиксируется грудь, руки и ноги, человек находится в полностью беспомощном состоянии. Сделать с человеком в таком состоянии могут все что угодно. Подвергнуть издевательствам могут за все! Например, за сказанные слова по телефону или на свидании. Заключенным положен телефонный звонок. Рядом с аппаратом стоит активист, слушает. Нельзя сказать матери: «У меня все плохо со здоровьем!». Потом будет разбор, пойдешь «на вязки». Написать в письме и попросить помощи у родных, например, купить лекарства, тоже невозможно. Все изложенное проверяется в спецчасти. Заявить о проблемах при личной встрече тоже проблематично. Заключенным-больным длительные свидания не положены, только краткосрочные. Они проходят в помещении тюремного кафе, где постоянно находится представитель администрации. Этот человек слушает внимательно.

Когда бывший зек выходит на свободу, никто из администрации не боится, что он расскажет, что там происходит. Тех, кто беспредельничал, спрячут. В официальном ответе напишут, мол «знали бы, такого не допустили». Если из колонии жалобу пишешь — никуда не отправят, добьешься — прочитают раньше тебя. И не дай Бог, там будет негатив про них.

По этим причинам нет возможности сообщить о себе из ОТБ-1 достоверной информации. Когда туда приходит прокурор, все перемещения по колонии запрещены, даже в случае проведения хозяйственных работ. Чтобы случайно никто не подошел, не пожаловался. То же самое во время визитов правозащитников. Сам видел, как один осужденный обратился к проверяющему, а потом — пропал. Спросил тогда у активистов: «Куда делся?». «Здоровье отобрали немножечко», — ответили они. Поэтому никто просто так в зону не войдет, к визитам тщательно готовятся. Например, отделения часто бывают переполнены. Лично мне приходилось перед проверкой выносить кровати в подвал, где морг. Было 55 больных, а на момент проверки стало — 17.

Питание в ОТБ-1 исключительно отвратительное. На первое бывают щи — капуста голимая, иногда суп из разваренных макаронных изделий. С июля и до конца декабря 2018 года видел 4 раза творог, яйца 2-3 раза. Масло выдается каждое утро, вернее спред. Гуляш — шкварки, порции — маленькие. В большинстве отделений прием пищи в палатах. Ее туда доставляют в термосах-бачках сами заключенные. Был однажды в самой столовой, есть пищу не мог — тошнило сильно из-за вони.

Что касается лечения, то врачи и активисты контролируют прием препаратов. Пока не выпьешь, не выйдешь из процедурной. На все случаи жизни есть одна таблетка в красной оболочке. Но подъем в 6 утра и зарядка для всех обязательна, если только у тебя не постельный режим. В остальном всем плевать — плохо тебе или тяжело. Из облегчения режима для больных — сон дневной с 14.00 до 16.00».

«Рот откроете, ляжете»

Кирилл, был в ОТБ в двух лечебных отделениях в 2017–2018 годах (этапирован из колонии № 33 поселка Елшанка):

«Когда приехали в больницу, меня и еще нескольких заключенных встретил СДПешник (активист из секции дисциплины и порядка, — прим. авт.), чтобы разобраться — кто мы такие «по жизни». Сначала предложил написать на тетрадном листке заявление о нетрадиционной ориентации. Говорил, мол «никуда не пойдет, сидеть будете нормально, это для подстраховки». Мы отказались. Потом уже сотрудники УФСИН повели на взвешивание, фотографирование. Вымыться не дали, хотя по правилам внутреннего распорядка — положено. Во время перемещений по колонии заговаривать ни с кем нельзя. «Рот откроете, тут ляжете», — припугнул сопровождающий.

По всей ОТБ-1 установлен тотальный контроль администрации не только за зеками, но и за сотрудниками УФСИН. Везде посты, они записывают все передвижения по колонии. Вся информация докладывается руководству учреждения. Это дает основание администрации делать выводы — выполняют ли свои обязанности сотрудники, проверяются ли отряды, есть ли досмотр заключенных.

В отделении было немного народу, всего 10 человек, поскольку оно специфическое. Там постоянно находятся медбратья из числа хозяйственного отряда — «пожарники». Они там всем заправляют, во время проверок их прячут. Врачи осматривают человека, но за соблюдением режима следят не они. Только по разрешению того же СДПешника, можно выйти покурить на 5 минут несколько раз в день. Надо в туалет — отпрашивайся, если не разрешили — «вали в штаны».

Если хочешь, чтобы тебе дали постельный режим — плати активистам. То же самое и по поводу «актировки». Дело в том, что есть люди с 3-4 стадией рака, их можно по закону досрочно освобождать по болезни. За эту «актировку» нужно платить активистам 50 тысяч. Вместе со мной в отделении лежал заключенный Сергей Хуторной, уже ходить не мог, возили его на коляске. Позвонить домой — нельзя, спросить было ли решение суда об освобождении — тоже. Так и умер в заключении, хотя за две недели до смерти было решение апелляционной инстанции областного суда, подтвердившее законность освобождения.

Смертность большая среди больных. При мне умерли в хирургии 6 человек, в терапии — 5. За больными ухаживают сами заключенные. Были такие случаи, когда человек кричал от боли, так ему активисты рот скотчем заклеивали. Они не смотрят, кто перед ними — старик немощный, дед ли полуживой. Если кто вступится, отправляют «на вязки». Если обольют мочой, зек переходит в касту обиженных.

В больничке все время хочется жрать. Чтобы не мучил голод, нужно постоянно курить. Никакого усиленного питания для больных нет. Дают только по полстакана молока ежедневно. Чтобы позвонить домой, нужно подписать заявление у начальства. Рядом с телефоном будет стоять СДПешник и слушать. Пожалуешься — проведут «воспитательную работу».

«Могут заколоть»

Георгий, провел в общей сложности 2,5 года в ОТБ-1 в 2013, 2014, 2015, 2017 годах:

«Режим чрезмерно усиленный в ОТБ-1. Когда у меня спрашивают, что там нужно изменить для улучшения жизни заключенных, отвечаю: «Ничего! Сравнять с землей!». Все это дело рук администрации и активистов. Их отбирают по такому критерию: угоден ли для «хозяина» (имеется в виду руководитель учреждения, — прим. авт.). Например, в отделении за все отвечают завхозы. Как они туда попадают? Есть такие, у кого сроки по 15-20 лет. Конечно, им сидеть в ОТБ-1 лучше, чем на особом режиме. Некоторые остаются после прохождения лечения, поэтому они стараются все распоряжения начальства строго выполнять.

С больными активисты не особо церемонятся, был один эпилептик из обиженных, так его бить начинали во время приступа, чтобы быстрее отпустило. Каждый день в ОТБ-1 зарядка. Бывает так: вчерашних инсультников выгоняют на улицу, а ведь им двигаться нельзя около месяца. Результат такого лечения налицо: за 2,5 года из отделения вынесли «вперед ногами» 52 покойника.

Когда находился на лечении, там были особые палаты. В них лежали по 2 человека, наверное, за них платили. Говорят, в учреждении есть и платный барак для тех, кто с деньгами или со связями. Перед проверяющими рот открыть — пожаловаться нельзя. Где этого человека потом найдут? Убийств в больничке не случалось, но в психиатрии могут «заколоть» препаратами».

Лечебное питание для зеков — 110 рублей на день

Мы направили запрос информации руководству УФСИН по Саратовской области. Задали вопросы, которые появились после беседы с людьми, пережившими лечение в тюремной больнице. Кроме того, просили разрешить посетить учреждение, дабы посмотреть на происходящее собственными глазами и поговорить с заключенными. Визит в «места не столь отдаленные» пока не состоялся, идет согласование вопроса со всеми инстанциями. Ответ на официальный запрос поступил. Только не от начальника УФСИН по Саратовской области, генерал-майора внутренней службы Георгия Казакова, а от врио начальника — А.Ф.Рязанцева.

Читайте также:  Как отразить возврат НДФЛ в 6-НДФЛ

«Случаев противоправных действий по отношению к осужденным со стороны сотрудников или иных лиц не зарегистрировано», — сообщил временно исполняющий обязанности. В подтверждение, он ссылается на отсутствие записей по этому вопросу в книге регистрации сообщений о преступлениях ФКЛПУ ОТБ-1 и в таком же журнале, существующем в УФСИН по Саратовской области.

Судя по официальной информации, сейчас отделения ОТБ-1 заполнены наполовину. Это косвенно подтверждает рассказ зеков о нежелании там лечиться из-за строгости порядков.

Руководитель подтвердил, что ни о каком самоуправлении заключенных речи быть не может, поскольку статья 111 Уголовно-исполнительного кодекса, регламентирующая создание самодеятельных организаций осужденных к лишению свободы, утратила силу в соответствии с Федеральным законом от 7.12.2011 года № 420-ФЗ.

По его словам, в колонии установлено 5 телефонов и 2 видеофона. Длительность общения ограничена 15 минутами. Количество звонков законодательством не регламентируется, но они проходят по заранее согласованному графику.

В ответе подтверждается информация о том, что во время краткосрочного свидания заключенного присутствует представитель администрации. Но у зека якобы есть возможность написать жалобу без цензуры и опустить в ящик для передачи обращений. Письмо попадет в адрес Уполномоченного по правам человека в Саратовской области (бывший начальник регионального управления Министерства юстиции РФ Татьяна Журик) и Общественной наблюдательной комиссии региона (возглавляет полковник запаса ФСБ Владимир Незнамов).

Из текста документа становится понятно, что последние не будут лично объезжать все колонии и обходить отделения и отряды в поисках корреспонденции. Выемку из ящика производит посредник — уполномоченное ими лицо.

Самые обширные сведения нам предоставлены о питании заключенных. Оказывается, в столовой ежемесячно проводятся «контрольно-показательные варки с приготовлением блюд по улучшенным рецептурам», «не допускается приготовление одних и тех же блюд более трех раз в неделю», «нормы питания для заключенных соблюдаются». Среднесуточная же стоимость питания на одного осужденного по лечебной норме составляет всего 110 рублей 97 копеек. Организовать по-настоящему качественное питание на такую сумму, выделяемую государством, кажется, проблематично.

Получается, режим в ОТБ-1, вполне сносный, организован по закону? Откуда тогда негатив от бывших зеков, находившихся там на лечении? Мы будем следить за развитием ситуации не только в тюремной больнице. Планируем рассказать и о других учреждениях системы.

Обстановка в некоторых из них взрывоопасная. Подтверждение тому — инцидент в Красноармейской колонии № 7. В ночь на 1 февраля там взбунтовались около 200 зеков. На месте побывали руководитель УФСИНа Георгий Казаков, общественник Владимир Незнамов.

В официальных комментариях они не назвали происшествие бунтом, но уголовное дело все-таки возбуждено (по части 1 ст. 321 УК РФ «Дезорганизация деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, состоящая в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья осужденного из мести за оказанное им содействие администрации учреждения»).

Тем зекам, которые избили 11 активистов, грозит увеличение срока. Им могут накинуть еще «по пятерке». По неофициальной же информации, рецидивисты протестовали против беспредела со стороны активистов, сотрудничающих с администрацией. И специфических методов работы с недовольными, о которых рассказали нам экс-зеки.

Что касается лечения, то врачи и активисты контролируют прием препаратов.

Отбывший срок за госизмену российский журналист Григорий Пасько рассказал “Ъ”, почему не признает своей вины

В ноябре 1997 года журналист владивостокской газеты «Боевая вахта» Григорий Пасько, возвращаясь из Японии, был задержан по подозрению в государственной измене. После шести лет следствия, судов, переквалификаций статей и нескольких тюремных заключений он вышел на свободу. Григорий Пасько был первым и в течение многих лет единственным российским журналистом, осужденным за разглашение гостайны. Он рассказал корреспонденту “Ъ” Марии Литвиновой о своем отношении к статье УК о госизмене, о тюремном опыте и о том, кто его поддерживал.

Журналист газеты Тихоокеанского флота «Боевая вахта» Григорий Пасько был арестован 23 ноября 1997 года в аэропорту Владивостока. Ему инкриминировалась ст. 275 УК РФ (госизмена): по версии следствия, он передавал сведения, содержащие гостайну, и работал в интересах японского государства. В январе 1999 года организация Amnesty International назвала Григория Пасько узником совести. В феврале 1999 года японская телевизионная компания NHK распространила официальное заявление о том, что ее сотрудничество с журналистом не затрагивало государственных тайн, а сам он никогда не являлся агентом японских спецслужб.

В июле 1999 года во время оглашения приговора военный суд Тихоокеанского флота переквалифицировал ст. 275 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление служебным положением) и приговорил Григория Пасько к трем годам лишения свободы. В силу амнистии и с учетом срока содержания под стражей Григорий Пасько был освобожден в зале суда.

Через полтора года прокуратуре удалось обжаловать приговор, дело было отправлено на повторное рассмотрение. В декабре 2001 года военный суд Тихоокеанского флота признал Григория Пасько виновным в государственной измене и приговорил к четырем годам лишения свободы в колонии строгого режима. В июне 2002 года Военная коллегия Верховного суда оставила приговор без изменений, но вскоре господин Пасько был освобожден условно-досрочно. Он продолжил журналистскую, экологическую и другую общественную деятельность. В октябре 2009 году ЕСПЧ отклонил жалобу Григория Пасько на нарушение в его отношении двух статей Европейской конвенции о правах человека и основных свобод — ст. 7 (наказание исключительно на основании закона) и ст. 10 (свобода выражения мнения), не усмотрев нарушения его прав в ходе судебного процесса.

Я удивился, что вдруг вспомнили, что есть такая статья и ее можно запросто применять к журналистам.

Как меня разводили на деньги в колонии и как от этого уберечься

Человек, который приезжает в лагерь из СИЗО , очень слабо понимает, как устроена жизнь в лагере. Это два разных мира, которые не особо пересекаются между собой. Только созваниваются регулярно. Можно сколько угодно быть уверенным, что понял, как живут в тюрьме, а потом все изучать заново в лагере. Именно так получилось у меня. Я провел больше двух лет в СИЗО и «наблатыкался» (изучил как общаться в тюрьме, научился специальным словам), но, попав в колонию, сразу же растерялся, будто и не сидел совсем.

Колония, куда я попал, была не черная (где решают блатные) и не красная (где решает администрация). Скорее, это был коммерческий лагерь с элементами блатных понятий в извращенном виде. На словах все решали блатные, а на деле это была связка из криминалитета и администрации. Разных благ и вольностей хватало, но блатные каждый день ходили в штаб и решали там свои вопросы, потом возвращались в барак и рассказывали, как они старались во благо общего.

Пока мы были на карантине, к нам приходило несколько представителей блаткомитета, которые специально нагоняли жути и пытались в разговорах узнать у людей их слабые места. Перед тем, как человека поднимают в сам лагерь, он идет в штаб, где замначальника колонии решает, в какой отряд его определить. Меня определили в самый блатной барак, хотя я и говорил, что хочу работать на промзоне.

Не успев подняться в отряд и осмотреться по сторонам, мы, новенькие, были поставлены перед необходимостью нанести визит смотрящему за лагерем и его браткам. Они в своей хате стали задавать наводящие вопросы, узнавать, кто что делал на свободе, где работал, сколько получал, где жил. Тон разговора сразу стал напряженным. Их опыт общения был явно больше, поэтому не всегда получалось отвечать легко и без последствий для себя. Интересовались также, что делал в СИЗО, как сидел и где. Они зацепились за то, что я работал когда-то барменом в ресторане.

По старым тюремным понятиям, которых сейчас нет, работать барменом было нехорошо, якобы бармены сотрудничали с полицией и сдавали им кого-то в советские годы. Годы далеко не советские, блатные не живут по понятиям, но зацепиться за что-то им было нужно. Я сразу не понял, к чему идет разговор. Вечером меня позвали еще раз на разговор. Со мной общались сразу трое блатных, один из которых был старый груз ин. Он начал объяснять суть дела и пытался подвести к разводилову, но у него ничего не получалось, разговор закончился ничем.

Спустя неделю меня снова позвали на разговор. Напрямую деньги не требовали, но говорили о том, что тебе нужно сделать что-то хорошее для барака или лагеря, дабы ко мне относились хорошо. Я тогда слабо понимал систему переводов на общее. Оказалось, что арестанты каждый месяц отправляют деньги на разные “святые места”. Это много разных мест (ШИЗО, Бур, СУС, Игра, ЕПКТ, общее, общебарачное), куда заключенные переводят небольшие суммы. Не зная системы в целом, я послал деньги на часть этих мест, но не на все. Меня продолжали звать на разговоры, грузин хотел, чтобы я стал стукачом на других арестантов для него. То есть я должен был стучать на тех, кто пользуется телефоном в непозволительное время. Стучать на тех, кто пользуется интернетом, не сообщив блатным, на тех, кто затягивает себе какие-то вещи, также не рассказав им. За это людей бы тянули на разговоры и тоже разводили на деньги. Естественно, я отказался от такой перспективы, и тогда Груз ин и Аслан (другой блатной) потребовали от меня 20 тысяч рублей, якобы «на общее». Я ответил, что это невозможно, и что вообще не понимаю, почему с меня требуют деньги. Начались еще большие качания. Меня звали на разговор каждый день, объясняли, в чем я неправ и что мне нужно было закинуть больше денег на общее в прошлом месяце. Что моя работа барменом вредная и прочее. По современным понятиям, это был беспредел, но они продолжали, так как чувствовали свою безнаказанность.

Всё это время я жил в блатном бараке. За меня вступались люди из других лагерей и из СУСа, смотрящий за другим бараком, но это не приносило результата. Разговор дошел до положенца лагеря (главного от блатных по всем вопросам). Положенец тоже сказал, что я ничего не должен. Но местным блатным было без разницы, их волновали только деньги и не волновали люди, которые сидели в других местах, а положенец находился в другой колонии. В итоге договорились о том, что я отдам не 20, а 15 тысяч рублей, что тоже было большой суммой в заключении. Перед этим я договорился, что меня переведут из блатного барака в рабочий, где большинство работало на промзоне. Деньги моим близким пришлось перевести на карточку смотрящего, которого называли “Малой”. До общего они, скорее всего, не дошли. Спустя какое-то время выяснилось, что пропало несколько миллионов рублей, которые отправляли на общее в этом регионе. После этой истории меня не трогали и уже не разводили так топорно на деньги, но вокруг постоянно ходили истории, как кого-то разводят на деньги блатные.

С одного знакомого потребовали приличную сумму за то, что он работал охранником в Макдональдсе. С другого человека требовали за то, что он служил по контракту в армии. Третий просто назвал сумму, которую получал на последней работе на свободе. Также очень распространен способ, когда человека разводят из-за того, что он попал за наркотики (подводят к продаже, даже если он только употреблял). Они находят множество способов вымогать деньги, нужно быть очень аккуратными в общении с такими людьми. Они обладают способностями убеждения, а также являются неплохими психологами. Поэтому лучше не рассказывать ни о чем личном, ни о каких автомобилях и высокооплачиваемой работе, да и вообще забыть про какие-либо накопления. А также есть несколько профессий, о которых лучше забыть (повар, бармен, массажист, таксист, охранник и все, что связано со службой по контракту). Не стоит рассчитывать и на связи среди блатных, только если эти люди находятся где-то поблизости, а не в другом лагере.

Также есть небольшой лайфхак, если вас разводят на деньги, а вы видите, что это совершенно несправедливо, то не забывайте, что и в лагере или тюрьме есть мобильная связь. Созвонитесь с лагерем строгого режима и расскажите им свою ситуацию, а также аккуратно намекните, что хотите закинуть пару тысяч рублей (можно побольше) на благо общего этого лагеря. Там, как правило, найдутся грамотные старые сидельцы, которые в момент раскидают эту ситуацию, и на этом разговоры о вымогательстве закончатся.

Читайте также:  Что означает желтая линия на дороге по ПДД

Общее — дело хорошее, но блатные и администрация очень часто связана между собой. И не ваши родные должны их содержать.

Там, как правило, найдутся грамотные старые сидельцы, которые в момент раскидают эту ситуацию, и на этом разговоры о вымогательстве закончатся.

Уклонение от исполнения наказания – что грозит?

Несмотря на то, что данный вид пресечения является одним из самых мягких в УК, многие граждане все же пытаются «увильнуть» от выполнения, а это чревато серьезными последствиями, так как будет применено более жесткое наказание.

Основаниями для инициирования замены вида наказания может быть следующее:

  • Попытка скрыться от отбывания обязательных работ.
  • Больше двух прогулов в месяц без уважительной на то причины.
  • Нарушение трудовой дисциплины.

Кроме того, если осужденный попытается скрыться (что более чем глупо), то его могут объявить в розыск с последующим арестом на 48 часов, а суд может продлить это до 30 суток.

Последующая мера пресечения будет зависеть от обстоятельств уголовного преступного деяния, характеристики осужденного, причин нарушения выполнения судебного решения.

Как показывает судебная практика, если осужденный придет в суд, объяснит причину такого своего поведения, а также имеет положительную характеристику, то вид наказания не меняют – он должен будет отработать оставшееся количество часов. Лишение свободы как альтернативу избирают только для злостных нарушителей закона, которые ведут асоциальный образ жизни или же представляют собой угрозу для общества.

Обязательные работы являются одним из самых мягких видов наказания в УК РФ, однако многие нарушители все же уклоняются от выполнения судебного решения.

Что делать, если обвиняют в мошенничестве

Необходимо запросить всю информацию по делу у следователей. Сыщики, предъявив обвинение, обычно указывают причины возбуждения уголовного дела, а также основные факты, которые послужили основанием для возбуждения дела.

Так как количество оправдательных решений судов в России, к сожалению, минимально (около 0,1%), то рекомендуется в обязательном порядке пригласить адвоката или представителя для защиты своих интересов.

Нужно обратить особое внимание на тот факт, что приглашать стоит не государственного защитника (который, кстати, предусмотрен российской Конституцией), а частного. Государственные защитники в регионах чаще всего зависимы от правоохранительных органов. Всю документацию, предоставленную следователем, следует передать защитнику для ознакомления.

Нужно обратить особое внимание на тот факт, что приглашать стоит не государственного защитника который, кстати, предусмотрен российской Конституцией , а частного.

Определение места содержания

В 2016 году сотрудники московской полиции задержали трансгендерную женщину Альбину Матюнину, которая находилась в федеральном розыске. В 2011-м Альбина, которая в тот момент еще не начала трансгендерный переход, была приговорена к условному сроку за магазинную кражу 1810 рублей. С тех пор она прошла курс гормональной терапии и сделала несколько пластических операций, но с точки зрения закона оставалась мужчиной.

Альбину отправили в мужское СИЗО в Москве, а затем этапировали в Ростов. В обоих изоляторах она жила в одиночной камере. Адвокат Ольга Бадалян опасалась, что после вынесения приговора ее подзащитная может попасть в общую камеру в мужской колонии и что в таком случае ее безопасность будет под угрозой. Этого не произошло, колонии удалось избежать. Альбина находилась в заключении меньше месяца, затем ее освободили.

История Альбины Матюниной не единственная. В СМИ иногда появляются сообщения о том, что сотрудники ФСИН находятся в замешательстве, потому что не понимают, где содержать под стражей трансгендерного человека. В России приговоры выносят «по паспорту». Формально для системы правосудия трансгендерных людей не существует, есть только мужчины и женщины. Никаких нормативно-правовых актов, регулирующих их распределение по местам принудительного содержания, тоже нет, поэтому человек с женскими половыми признаками может оказаться в мужской колонии, и наоборот. «ФСИН просто-напросто не наработала опыт в этой сфере, чтобы его обобщить в правовом акте, — считает юрист “Руси сидящей” Ольга Подоплелова, — поэтому многие вещи, скорее всего, решаются на местах, остаются на усмотрение администрации и зависят от ее готовности учитывать особые потребности трансгендерных людей».

Я такой длинный и болезненный путь прошел школьные издевки, соседские злые языки, мамины слезы, молчаливые укоры.

От тюрьмы до сумы

Получить компенсацию за незаконное осуждение теперь можно будет гораздо быстрее. Правила таких выплат, которые сегодня публикует “Российская газета”, позволят оперативнее помогать людям, пострадавшим от репрессий судебной машины.

Так уж сложилось, что у нас в стране немало людей, которые попадают на нары по ошибке, по злому умыслу, по заказу наконец. Только в России могла возникнуть и успешно пережить века пословица про суму и тюрьму, от которых не надо зарекаться. Точный процент безвинно осужденных или отправленных за решетку в больничные психиатрические палаты не знает никто. Подобной статистики нет. Даже правозащитники, которые специализируются на незаконных осуждениях, путаются в цифрах. Не секрет, что некоторые такие бедолаги даже после реабилитации категорически отказываются требовать от государства и чиновников в погонах то, что им положено по закону. Другие идут до конца.

Сегодня тюремное население России весьма велико – около 750 тыс. человек за решеткой. Но только из следственных изоляторов за год освобождается после сидения около 80 тысяч человек. Среди них немало тех, кто вышел вчистую и отсидел безвинно.

У нас право на компенсацию в случае ошибки суда или следствия прописано в Конституции и Уголовно-процессуальном кодексе.

А механизм таких выплат прописан в специальных правилах, утвержденных правительством. В документе названы те, кому положено заплатить рублем за незаконное лишение свободы, помещение на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, за конфискованное имущество.

Как разъяснили корреспонденту “РГ” в департаменте бюджетной политики, в отраслях социальной сферы и науки министерства финансов, публикуемый сегодня в “РГ” документ расширяет возможности помощи невинно пострадавшим. Все подобные расходы проходят через госказну. Однако теперь в регионах могут сами выплатить невиновному сумму, которую назначил суд, и потом просить казну компенсировать в местный бюджет эти деньги. Раньше все было иначе. На местах составлялись заявки на выделение необходимых сумм и лишь потом, когда центр перечислял деньги, их платили. Часто пострадавшие ждали этих денег годами.

Результат от публикуемых сегодня изменений должен быть в пользу людей.

Присужденную сумму они теперь смогут получать оперативнее.

Насколько важен новый документ, можно судить по двум людским судьбам. На днях в Бурятии вступило в силу решение суда о взыскании из казны в пользу жителя села Дульдурга Михаила Романова 450 тысяч рублей. Этот человек четыре года отсидел за убийство, которого не совершал. На протяжении этих лет арестант доказывал свою невиновность. В итоге по его уголовному делу было вынесено четыре приговора. Точку поставил Верховный суд России, который признал Михаила Романова непричастным к убийству и освободил из-под стражи.

А в прошлом году Верховный суд Хакасии постановил выплатить бывшему заключенному Абдуле Исаеву и того больше – 1 миллион рублей компенсации за четыре года, которые он отсидел в тюрьме по ошибке. Прокуратура Хакасии обвиняла этого человека в особо тяжких преступлениях, в том числе убийстве двух человек. Суд постановил выплатить Абдуле Исаеву 450 тысяч рублей компенсации. Но вчерашний зэк посчитал эту сумму оскорбительной и обратился за увеличением компенсации в Верховный суд республики, выставив на этот раз счет в размере 999 миллионов. В итоге физические и нравственные страдания невиновного арестанта оценили в миллион.

Подсчитано, что за год только в таких регионах, как Марий Эл, Чувашия, Татарстан и Забайкалье, минфин компенсировал 3 миллиона 375 тысяч рублей 26 россиянам за их незаконное осуждение или нахождение под стражей.

Сколько стоит несвобода

Если проанализировать выплаты за репрессии за последние несколько лет, то складывается некий “прейскурант” на судебные и следственные ошибки. Естественно, он неофициальный, но именно так или примерно так платят по стране. Естественно, эти цифры составляют некое среднее число, но они дают представление о суммах за честь и свободу.

Самыми дорогими считаются преступления, квалифицируемые Уголовным кодексом как “причинение вреда жизни или здоровью”. Как правило, судьи оценивают размер компенсаций от 100 до 300 тысяч рублей. К примеру, в суде Йошкар-Олы была назначена компенсация в 280 тысяч рублей матери молодого человека, которого убили милиционеры.

Следующие в “прейскуранте” – преступления, квалифицируемые как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, превышение должностных полномочий, связанное с умышленным причинением вреда здоровью или побоями. Такие очень распространенные преступления милиции оцениваются судом в среднем в 30-90 тысяч рублей.

Свобода законопослушных россиян по опыту нашей судебной системы стоит не очень дорого. Незаконное задержание по подозрению в совершении преступления – 5 тысяч рублей, незаконный полугодовой арест – 90 тысяч рублей, незаконное осуждение лица на лишение свободы от 4 с половиной лет и больше может быть оценено в 1 миллион рублей.

Есть и более “мелкие” нарушения – проведение следственных действий без предъявления обвинения – 6 тысяч рублей, волокита дела дознавателем или следователем обходится государству по судебному решению в девять тысяч рублей, а такие же нарушения со стороны прокурора стоят казне примерно десять тысяч.

Первый шаг из зоны

Если невиновному никто не рассказал о правах на реабилитацию после освобождения, то ему надо написать заявление в следственный орган, который вел его дело. В заявлении потребовать вынести отдельное постановление, в котором закреплено право на реабилитацию. А потом с этим постановлением требовать в суде возмещения вреда.

Такие возможности ему гарантирует статья 53 Конституции РФ. Там сказано, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Право на компенсацию вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, прописано и в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По этому документу каждый, кто стал жертвой ареста или задержания, имеет право на компенсацию.

В соответствии со статьей 133 Уголовно-процессуального кодекса РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных, а также иных правах.

В документе названы те, кому положено заплатить рублем за незаконное лишение свободы, помещение на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, за конфискованное имущество.

Как читать заговор от тюрьмы

Никогда не знаешь, что именно готовит для тебя жизнь. Сегодня ты богатый и успешный человек, а завтра пытаешься освободить себя или любимого мужа из тюремных оков. Если вас или ваших близких постигла участь оказаться в плену тюремного надзирателя либо такая проблема лишь близится, то пришла пора решительных и нетрадиционных методов. Заговор от тюрьмы относится к одному из них и пользуется сильной популярностью. Те, кому однажды помогла магия, навсегда меняют свое представление о жизни и возможностях человека, начинают верить в молитвы и силу Бога.

  • Как вести себя перед заседанием в суде и во время его проведения?
  • Как защитить себя «щитом»?
  • Заговор Николаю Чудотворцу
  • Другие противо-тюремные заговоры
  • Как повлиять на скорейший выпуск из тюрьмы?

Заговор от тюрьмы

Заговоры от тюрьмы способны помочь любящей матери не допустить лишения свободы любимого сына, спасти от совершения ошибки всей жизни. Согласитесь, ведь законодательство не всегда объективно. Бывают случаи, когда человека приговаривают к отбыванию срока за чужие грехи либо за поступки, совершенные для защиты себя. Попасть в оковы тюрьмы, как доказывает жизнь, может каждый человек. К этому может привести, как судебная ошибка, так и чье-то злоумышленное влияние. Избежать непоправимого призван заговор от «тюрьмы».

Бывают случаи, когда человека приговаривают к отбыванию срока за чужие грехи либо за поступки, совершенные для защиты себя.

Нет приговора

Случается, что у заявителя нет документа, подтверждающего факт осуждения супруга к лишению свободы на срок не меньше 3 лет. Что делать в этом случае?

Необходимо обратиться в суд с заявлением о выдаче копии приговора, указав, что этот документ необходим для подачи на развод. Если возникают сложности с самостоятельным обращением в суд, об услуге можно попросить адвоката, который вел дело супруга.

Если же копию приговора получить не удастся, подавать на развод придется на общих основаниях – по согласию с супругом через ЗАГС или в исковом порядке через суд.

Как развестись с мужем, который сидит в тюрьме, если.

Добавить комментарий