О взыскании убытков в виде упущенной выгоды

Взыскание упущенной выгоды: изменения в законодательстве и судебная практика

По общему правилу, убытки могут быть выражены в виде:

  • реального ущерба, то есть расходов, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести, либо утраты или повреждения его имущества;
  • упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

И если доказывание суммы реального ущерба обычно не представляет серьезных проблем, то вот с определением размера упущенной выгоды на практике нередко возникают трудности.

Вступившие в силу с 1 июня 2015 года изменения в ГК РФ призваны эту задачу участникам гражданского оборота облегчить. Законодатель четко прописал, что суд не может отказать в иске о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не был установлен с разумной степенью достоверности (п. 5 ст. 393 ГК РФ). Ранее такой нормы в кодексе не было.

Несмотря на то, что данное положение касается взыскания убытков в целом, внесенное изменение, по мнению юристов, рассчитано на то, чтобы упростить прежде всего взыскание упущенной выгоды.

В дальнейшем ВС РФ конкретизировал подход к рассмотрению такого рода споров. Суд указал, что расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер, и это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”).

“Теперь неопределенность в размере упущенной выгоды не является безусловным основанием к отказу во взыскании упущенной выгоды. Потерпевшая сторона не должна терять возможность защитить свои интересы, если она не может с математической точностью определить ее размер”, – отмечает юридический советник экспертной группы VETA Ильяс Янбаев.

Позже ВС РФ дал еще один комментарий, указав, что в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения (абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств”; далее – Постановление № 7). В качестве примера “других доказательств” возможности извлечения упущенной выгоды Ильяс Янбаев называет предварительный договор, а также переписку с контрагентом, в том числе по электронной почте. Главное, чтобы в этой переписке явно прослеживалось намерение сторон к исполнению в будущем определенного обязательства. Заверить электронную переписку можно разными способами, например, посредством нотариального протокола или заключения эксперта (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 сентября 2012 г. № 13АП-14232/12, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 января 2010 г. № КГ-А40/14271-09). Кроме того, советует эксперт, истцам желательно обращаться за помощью к экспертам для проведения расчетов и определения достоверности того или иного размера упущенной выгоды.

Однако ВС РФ дал только общий ориентир – нижестоящие суды могут толковать норму закона по-своему. И на данный момент практика действительно несколько противоречива.

И если доказывание суммы реального ущерба обычно не представляет серьезных проблем, то вот с определением размера упущенной выгоды на практике нередко возникают трудности.

Иск о возмещении упущенной выгоды: предмет и основание

Предметом иска является взыскание возмещения убытков в виде упущенной выгоды.

Юридическим основанием такого требования выступает нарушение права истца:

  1. Вытекающее из договорных отношений. В этом случае наряду со ссылкой на ст. 15 ГК РФ необходимо подобрать и указать нарушенные ответчиком:
    • нормы общей части ГК РФ (ст. 15, ст. 309, п. 2 ст. 328, ст. 393, п. 5 ст. 453);
    • нормы ГК РФ или специальных законов, относящиеся к соответствующему виду обязательств;
    • пункты договора, дополнительных соглашений к нему.
  2. Вытекающее из причинения вреда. Общим основанием ответственности является ст. 1064 ГК РФ (нормы о генеральном деликте). В ряде случаев также имеются специальные нормы, регламентирующие возмещение убытков:
    • от воздействия источника повышенной опасности, причем значительную группу подобных споров составляет возмещение ущерба после ДТП (п. 3 ст. 1079 ГК РФ);
    • вследствие незаконных действий органов власти (ст. 53 Конституции РФ, ст. 16 ГК РФ).
  3. В иных случаях. Например, изменение стоимости имущества при неосновательном обогащении (п. 1 ст. 1105 ГК РФ).

Фактическое основание иска образует предмет доказывания по делу.

К иску следует приложить расчет упущенной выгоды. Образец такого расчета предлагает КонсультантПлюс. Если у вас еще нет доступа к системе КонсультантПлюс, вы можете оформить его бесплатно на 2 дня.

Причинно-следственная связь между убытками в виде упущенной выгоды и поведением ответчика ситуация, когда гражданское правонарушение является достаточной и необходимой причиной наступления убытков.

Как доказать наличие упущенной выгоды

Обращение в суд с целью взыскания средств предполагает сбор доказательств в пользу своих требований. Доказать необходимо эти факты:

  1. Неполучение дохода.
  2. Наличие нарушения прав.
  3. Наличие связи между противоправным действием и упущенной выгоды.

В качестве доказательства можно предъявлять документы, свидетельские показания.

В качестве доказательства можно предъявлять документы, свидетельские показания.

Упущенная выгода статья 15 ГК РФ. Взыскание и возмещение упущенной выгоды. Ведение судебных споров о взыскании (возмещении) упущенной выгоды.

В соответствии со ст.12 ГК РФ одним из способов защиты гражданских прав является возмещение убытков. В силу п.2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимается и упущенная выгода, представляющая собой неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

При этом применении вышеуказанной нормы необходимо учитывать положения п.4 ст.393 ГК РФ, позволяющие фактически дополнить ее содержание и определить условия применения. Так, при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. На наш взгляд, введение подобного условия направлено на исключение недобросовестности кредитора или создания мер по борьбе с нею в случае, когда последний стремиться получить необоснованные доходы за счет должника. Однако именно подобное может быть инструментов защиты ответчика от заявленных к нему требований.

Напомним, что «деление убытков на реальный ущерб и упущенную выгоду отражает различие в проявлении убытков как имущественных потерь. В первом случае это реально наступающие (физические) потери в имуществе, во втором – потери от неполучения ожидаемых имущественных доходов, которые могли и должны были быть получены при надлежащем исполнении норм гражданского права. Соответственно различным является и круг тех доказательств, которые должно представлять требующее возмещения убытков лицо» (Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.: Статут, 2009. 221 с.).

Учитывая сказанное, можно констатировать, что доказывание в суде требования о возмещении (взыскании) упущенной выгоды является сложным. Т.к. предъявляя подобное требование, истец должен доказать противоправность действий (бездействия) ответчика, факт и размер убытков, а также причинную связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

В противном случае можно получить базовый вариант возражений о злоупотреблении правом истцом.

Именно поэтому целесообразно дифференцировать доказательства в зависимости от вида убытков, подлежащих доказыванию и предпринимать дополнительные усилия по обеспечению их допустимости, относимости, достаточности и достоверности.

Также стоит учитывать, что п.11 Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” выделил и еще одно условие, подлежащее обязательному выполнению при расчете упущенной выгоды. В соответствии с указанным пунктом постановления пленумов размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

В 2015 году также в ГК РФ были внесены изменения, которые предусмотрели, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

Таким образом, определение упущенной выгоды возможно только при учете расходов (затрат), возникающих при получении прибыли.

Еще одним элементом, вызывающем необходимость дополнительного внимания при исчислении упущенной выгоды являются «обычные условия гражданского оборота» (п.2 ст.15 ГК РФ). Применяя данную норму права, суды, как правило, ссылаются на стандартное определение, указывая, что под обычными условиями гражданского оборота понимаются типичные для него условия функционирования рынка, на которые не воздействуют непредвиденные обстоятельства либо обстоятельства, трактуемые в качестве непреодолимой силы (Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность. М.: Статут, 2010. 423 с.).

По причине отсутствия универсальной или хотя бы частично унифицированной формулы расчета неполученного дохода судебная практика по делам о взыскании упущенной выгоды крайне противоречива.

В связи с тем, что расчет упущенной выгоды, на наш взгляд, всегда носит несколько гипотетический характер, охватывающий возможные обстоятельства будущего, то стоит согласиться с позицией, когда «при предъявлении исковых требований о взыскании упущенной выгоды истцу необходимо представить доказательства реальности ее получения (наличия всех условий для извлечения дохода, проведения приготовлений, достижения договоренностей с контрагентами)» (Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. М.: Норма, Инфра-М, 2010. 464 с.).

Таким образом, расчет упущенной выгоды должен учитывать расходы, могущие возникнуть при получении заявляемых доходов, меры, предпринятые и планируемые меры, направленные на получение прибыли, а также обычные условия гражданского оборота.

Для иллюстрации озвученного, мы приведем наиболее интересные, на наш взгляд, судебные акты, подлежащие учету при составлении расчета упущенной выгоды.

Поставщик янтаря-сырца осуществил первую поставку по условиям договора, а затем прекратил поставку, направив письмо о повышении цен на сырье.

Досрочное расторжение договора аренды нежилых помещений арендодателем.

На основании изложенного, руководствуясь ст.

Дистанционные услуги
    • Юридическая консультация по “лесной амнистии” дистанционно
    • Договоры дистанционно
    • Дистанционная юридическая консультация по земельному праву
    • Кассационные и апелляционные жалобы дистанционно

К автору любого материала на сайте можно записаться на личную консультацию
Телефон для записи:

(351) 233-50-35

Таким образом, норма о взыскании упущенной выгоды оставалась фактически мертворожденной.

Взыскания упущенной выгоды в арбитражном суде

По смыслу статьи 15 п. 2 Гражданского кодекса (ГК) РФ, данной выгодой является неполученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушено, если бы нарушения не было, к примеру:

  1. недополученные доходы, прибыль, которую лицо могло бы получить, если бы его права или условия деятельности не были нарушены;
  2. неосуществленные возможности получения дохода, прибыли в связи с неудачным выбором образа, способа действий.
Читайте также:  Бухгалтерский учет по счету 71: проводки и примеры

Поскольку выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением и взысканием, следует принимать во внимание, что ее расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер, и данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске.

При этом применении вышеуказанной нормы необходимо учитывать положения п.4 ст.393 ГК РФ, позволяющие фактически дополнить ее содержание и определить условия применения. Так, при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать взыскания наряду с другими убытками не дополученную выгоду в размере не меньшем, чем такие доходы.

При рассмотрении дел о возмещении убытков следует иметь в виду, что положение пункта 4 статьи 393 ГК РФ, согласно которому при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые стороной для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления, не означает, что в состав подлежащих возмещению убытков могут входить только расходы на осуществление таких мер и приготовлений.

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать взыскания наряду с другими убытками не дополученную выгоду в размере не меньшем, чем такие доходы.

Как доказать наличие упущенной выгоды

В первую очередь, докажите нарушение права и, конечно же, неполучение дохода. Также потребуется логичная и убедительная причинно-следственная связь, которая бы подтвердила вашу правоту. Поэтому сохраните все чеки, квитанции и документы договоров. Это поможет доказать, что вы – пострадавший и заслуживаете компенсации.

Начните с доказательства нарушения обязательств и прав. Обычно нарушение права происходит из-за неисполнения письменно оформленных договоренностей. А нарушение права – причиной недополучения дохода, вот и вся стратегия. Имейте в виду, что от вас потребуется доказать и сам факт того, что приложили все усилия по уменьшению убытков. Если уменьшить было невозможно по независящим от вас причинам, то и это придется тоже доказать.

К делу по упущенной выгоде привлекают эксперта-оценщика. На его доводы и заключения будет опираться суд в том числе.

Каждая ситуация уникальна, и поэтому к делу будет привлечен оценщик от суда.

I. Основные положения о рассмотрении судами исков о взыскании упущенной выгоды

I. Основные положения о рассмотрении судами исков о взыскании упущенной выгоды

В соответствии со ст.15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, в том числе и неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, возмещение убытков в виде упущенной выгоды – это мера гражданско-правовой ответственности. Поэтому ее применение возможно лишь при наличии условий ответственности, предусмотренных законом. Ответственность за такие убытки наступает при наличии следующих условий:

а) неправомерность действий ответчика;

б) наличие реального ущерба (расходы, понесенные или необходимые в будущем для восстановления нарушенного права потерпевшей стороной в связи с нарушением ее прав) и (или) упущенной выгоды (неполученные доходы);

в) причинная связь между неправомерными действиями и наступившим вредом (убытками);

г) виновность ответчика.

Отсутствие хотя бы одного из перечисленных обстоятельств не влечет за собой взыскание убытков.

Пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.96 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” разъясняет, что размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

При определении размера упущенной выгоды первостепенное значение имеет определение достоверности тех доходов, которые потерпевшее лицо предполагало получить при обычных условиях гражданского оборота.

Согласно ст.65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец должен доказать то, что ответчик не исполнил или ненадлежащим образом исполнил договорные обязательства, нарушил его права, а также возможность получения истцом доходов в заявленном размере при обычных условиях гражданского оборота (наличие упущенной выгоды, причинно-следственную связь, размер доходов).

Бремя доказывания наличия и размера упущенной выгоды лежит на истце, который должен доказать, что он мог и должен был получить определенные доходы, и только неправомерные действия ответчика стали единственной причиной, лишившей его возможности получить прибыль.

Постановление Президиума ВАС РФ от 21.

Виды убытков и методы их доказывания

Убытки могут быть прямыми и косвенными, номинальными и реальными, материальными и моральными (моральный вред). Для привлечения лица к ответственности в виде возмещения убытков необходимо доказать:

  • наличие убытков и их размер;
  • противоправное поведение, повлекшее причинение вреда;
  • причинную связь между противоправностью поведения и наступившими убытками (№ А40-49046/11).

«Наличие того или иного элемента является оценочным понятием. Это остается основной проблемой. При рассмотрении вопроса о взыскании убытков суд может принимать во внимание степень предвидимости убытков для ответчика, разумность мер, предпринятых виновной стороной для предотвращения убытков, поведение самого истца, способствовавшего или не препятствовавшего причинению убытков, и тому подобные субъективные обстоятельства», – считает Ирина Зорина, старший юрист, руководитель отдела банкротств ЮФ “Консалт” Сорокины и Партнеры “Консалт” Сорокины и Партнеры Региональный рейтинг группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 11-13 место По количеству юристов 45 место По выручке × .

Прежде чем рассчитать размер убытков, необходимо позаботиться о наличии подтверждающей их доказательственной базы. «Надежным доказательством послужит первичная документация, обосновывающая исходные данные. К иной документации суды относятся настороженно, могут принять ее лишь в совокупности», – говорит юрист ЮФ Надмитов, Иванов и партнеры Надмитов, Иванов и партнеры Федеральный рейтинг группа Цифровая экономика группа Международные судебные разбирательства × Елена Дмитриева. Например, сам по себе акт сверки не доказывает осуществление хозяйственной операции, так как не является первичным учетным документом, однако может быть принят совместно с иной документацией, содержащей сведения о задолженности должника (№ Ф05-11573/2019).

Как неоднократно подчеркивал Верховный суд, можно использовать различные методы расчета ущерба: не только общий анализ представленных заявителем документов, но и экспертизу.

Андрей Мазуркевич, юрист Enforce Law Company Enforce Law Company Региональный рейтинг группа Банкротство группа Арбитражное судопроизводство группа Налоговое консультирование и споры 3 место По выручке 15 место По количеству юристов Профайл компании ×

Убытки также делятся на реальный ущерб и упущенную выгоду. Реальный ущерб – это расходы, которые лицо понесло или должно будет произвести для восстановления своих нарушенных прав, утрата или повреждение его имущества. Упущенная выгода – это неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (ст. 15 ГК).

Для доказывания реального ущерба достаточно документального подтверждения. Например, чек за ремонт. «Доказать размер упущенной выгоды сложнее, так как неполученные доходы носят гипотетический характер. При определении размера упущенной выгоды суды учитывают меры, предпринятые лицом для ее получения, и сделанные с этой целью приготовления», – рассказала юрист петербургской корпоративной практики Пепеляев Групп Пепеляев Групп Региональный рейтинг группа Налоговое консультирование и споры группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения × Елена Рыбальченко. Взыскатель упущенной выгоды должен доказать, что возможность получения им доходов действительно существовала, но только действия ответчика стали препятствием для этого (№ 305-ЭС16-18600, № А56-39362/2017, № А56-8167/2019). «Имеется практика установления размера упущенной выгоды с помощью назначения судебной экспертизы. Целесообразно использовать экспертизу не только для подтверждения суммы убытков, но и причинно-следственной связи между убытками и действиями ответчика», – говорит руководитель практики банкротства ООО Митра Митра Региональный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство группа Налоговое консультирование и споры группа Коммерческая недвижимость/Строительство 9 место По выручке 18-22 место По количеству юристов Профайл компании × Антон Томилин.

Заметна тенденция расширения ситуаций, в которых можно взыскать убытки , считает Мазуркевич.

← Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине пункт 2 статьи 1064 ГК РФ.

Упущенная выгода: разъяснение Верховного Суда РФ

В соответствии с официальными разъяснениями Верховного Суда РФ для расчета упущенной выгоды следует вычесть из суммы неполученных доходов разумные расходы, возникающие при их получении.

Исходить рекомендуем из обычных условий гражданского оборота.

Для определения суммы упущенной выходы можно ориентироваться на доходы должника (если они получены в ходе нарушения ваших прав), на размер вашей прибыли за аналогичный период до нарушения контрагентом обязательств и/или после прекращения нарушения (если из-за нарушения вы не смогли получить ваш обычный доход). Кроме того, алгоритм расчета упущенной выгоды может быть прописан в договоре. В этом случае, ориентироваться нужно на него.

К иску обязательно нужно приложить оригинал документа об уплате госпошлины, а также оригиналы почтовых документов о направлении остальным участникам дела копий иска с приложениями, которых у иных участников нет.

Что следует предпринять, для увеличения шансов выиграть дело

  1. Согласно п.4 ст.393 ГК взыскание упущенных доходов можно требовать только в том случае, если кредитор предпринимал какие-либо шаги для их получения, а это означает, что пассивный истец не сможет решить своей проблемы в суде.
  2. Доход не может быть получен без затрат. Следовательно, кроме определения уровня упущенного дохода требуется также указать перечень расходов и их взаимосвязь с упущенной выгодой. Без этого подача иска бесперспективна.
  3. Соберите как можно больше доказательств. Помочь доказать правоту смогут заключенные договора, переписка, отчеты экспертов и прочее.

Совет: предоставьте как можно больше информации о роде своей деятельности, ее особенностях, что влияет на доходы и расходы, их увеличение и уменьшение, принципы работы конкурентов и тому подобное. Всю информацию, которую не предоставите вы, суд будет добывать из других источников.

Судебная практика Российской Федерации свидетельствует о том, что наиболее частыми причинами, из-за которых иск не подлежит удовлетворению судом, являются:

  • Отсутствие подтверждения соответствующими документами размера понесенных убытков;
  • Отсутствие доказательств, которые могут подтвердить связь между причиной и следствием, между упущенной выгодой и бездействием или неправомерным действием ответчика;
  • Отсутствие доказательств вины ответчика в полученных убытках;
  • Мнимая сделка.

Так, в судебной практике рассматривалось дело, в котором истец требовал взыскать с виновника ДТП компенсацию за неполученный доход, так как пострадавшая сторона была вынуждена расторгнуть контракт об аренде автобуса с третьим лицом из-за того, что транспорт был поврежден в аварии. Иск был признан таким, что не подлежит удовлетворению, так как доказательства истца о неполученных доходах носят вероятный характер, а реальных доказательств наличия убытков суд не увидел.

Несмотря на то, что судебные инстанции рассматривают дела о взыскании с ответчиков сумм, которые вероятней всего могли бы быть получены, они требуют предоставления доказательств реально полученного ущерба.

Помочь доказать правоту смогут заключенные договора, переписка, отчеты экспертов и прочее.

Проблемы разграничения требований о взыскании убытков и взыскании неосновательного обогащения

Сложность разграничения требований о взыскании убытков и неосновательного обогащения неоднократно вызывала коллизии в ходе судебных разбирательств. Рассмотрим основные аспекты, которые необходимо учитывать дабы избежать негативных последствий неправильной квалификации требований.

Читайте также:  Замена карты Сбербанка по истечении срока действия

Итак, при подготовке к делу перед Вами встает вопрос, как сформулировать требования – взыскать убытки или взыскать неосновательное обогащение?

Сначала немного теории, которая отнюдь не помешает Вам при обосновании правильности выбора исковых требований.

Возмещение убытков представляет собой меру гражданского-правовой ответственности. Согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Основанием для взыскания убытков является гражданское правонарушение. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 12.10.2015 №25-П предмет доказывания по делам о возмещении убытков определён следующим образом: «При рассмотрении дел о взыскании убытков арбитражному суду необходимо установить состав правонарушения, включающий факт наступления вреда, вину причинителя вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими неблагоприятными для истца последствиями, а также размер ущерба». Пленум ВС РФ в своем Постановлении от 23 июня 2015 г. №25 также дал разъяснения по данному вопросу, указав, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Тогда как обязательства из неосновательного обогащения, являются отдельным видом обязательств, носящим внедоговорный характер. Статья 1102 Гражданского кодекса определяет их следующим образом: «Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли». Таким образом, для возникновения обязательства из неосновательного обогащения необходимо наличие следующих условий: приобретение или сбережение имущества за счёт другого лица, отсутствие законных оснований такого приобретения либо сбережения. Для возникновения данного обязательства не имеет значения является ли оно последствием поведения потерпевшего, приобретателя либо третьих лиц, а также наличие их воли. Кроме того, согласно пункту 4 статьи 453 Гражданского кодекса РФ в случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства. Эта диспозитивная норма устанавливает условие применения положений о неосновательном обогащении в случае неисполнения или неравноценного исполнения обязательства одной стороной при условии получения исполнения обязательства от другой стороны до расторжения или изменения договора.

Основания возникновения неосновательного обогащения могут быть различными: требование о возврате ранее исполненного при расторжении договора, требование о возврате ошибочно исполненного по договору, требование о возврате предоставленного при незаключенности договора, требование о возврате ошибочно перечисленных денежных средств при отсутствии каких-либо отношений между сторонами и т.п. (Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 №11524/12).

Что касается особенностей доказывания по таким делам, то в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 №12435/12 по делу №А76-10850/2011 указано следующее: «Чтобы требование о взыскании неосновательного обогащения было удовлетворено, потерпевший должен доказать, что приобретатель приобрел или сберег имущество за его счет без законных оснований».

Исходя из положений законодательства, регулирующих данные правовые институты, и вышеуказанного подхода судов к определению круга обстоятельств, подлежащих доказыванию при рассмотрении дел о взыскании убытков и взыскании неосновательного обогащения, следует вывод, что основными их различиями являются:

  • возникновение неосновательного обогащения не связано с виной приобретателя;
  • убытки являются мерой гражданско-правовой ответственности, а неосновательное обогащение – отдельным видом внедоговорного обязательства;
  • основания для применения норм о каждом из рассматриваемых правовых институтов.

Однако, необходимо отметить, что в определении правовой природы этих двух институтов и заключаются их основные отличия. Соотнесение предъявляемых требований с указанными выше положениями, анализ их различий поможет правильно установить сущность спорных правоотношений и позволит провести разграничение между ними.

В связи с этим рассмотрим основные направления в судебной практике по разграничению требований о взыскании убытков и взыскании неосновательного обогащения, а также позиции судов при неправильной квалификации исковых требований.

Некоторые из указанных различий рассматриваемых правовых институтов нашли свое отражение в судебной практике. Более того, судебной практикой выделяются и другие отличия рассматриваемых требований, и в качестве одного из примеров можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 октября 2010 г. №КГ-А40/11154-10 по делу №А40-43029/09-69-369.

Упомянутое постановление указывает, что неотработанная сумма предварительной оплаты (аванса) относится к неосновательному обогащению, а не к убыткам. Мотивировано это следующим. По правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки предполагают безвозвратную утрату имущества. Поскольку сумма предварительной оплаты (аванса) не может считаться безвозвратно утраченной и по своему характеру является неосновательным обогащением, то она не считается убытками.

Надо отметить, что несмотря на указанные отличия и разный характер рассматриваемых требований, анализ практики позволяет сделать вывод, что случаи, когда суду приходится разъяснять, какие именно требования должны быть предъявлены в том или ином случае, не так уж редки.

В качестве одного из примеров неправильного разграничения истцом требований о взыскании убытков и неосновательного обогащения можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 18.03.2014 N 18222/13 по делу N А40-117032/12. Кроме того, это как раз один из примеров, когда, обосновывая квалификацию требований как взыскание неосновательного обогащения, в качестве одного из доводов суд привел отсутствие оснований для возмещения убытков – деликта либо иного законного основания, что как указывалось выше, относится к одному из различий данных правовых институтов.

Суть спора по данному делу заключается в следующем. После подачи в суд заявления о признании общества банкротом им и банком подписан договор об отступном, по условиям которого денежное обязательство данного общества по кредитному договору подлежало прекращению путем предоставления банку отступного (недвижимого имущества). Договор об отступном фактически исполнен его сторонами – должник передал банку недвижимое имущество. Впоследствии указанный договор Президиумом ВАС РФ был признан недействительным, поскольку данная сделка повлекла предпочтительное удовлетворение требований банка перед другими кредиторами. Арбитражный суд города Москвы применил к договору об отступном последствия его недействительности, обязав банк вернуть недвижимое имущество должнику и восстановив задолженность последнего перед банком. Конкурсный управляющий, полагая, что, передав недвижимое имущество в качестве отступного, общество понесло убытки в виде неполученных арендных платежей, обратился в арбитражный суд с иском об их взыскании. Рассматривая данное дело, Президиум ВАС РФ указал, что само по себе заключение банком договора об отступном не может рассматриваться как причинение вреда. В отдельных случаях закон предусматривает возможность возмещения убытков в связи с заключением недействительных сделок, при этом действующее законодательство не содержит норм о взыскании убытков ввиду совершения недействительной сделки с предпочтением. Не всякое исполнение недействительной сделки влечет возникновение юридического основания для возмещения убытков. Основным способом защиты прав сторон, исполнивших сделку, является применение последствий ее недействительности.

В связи с этим вывод судов о возможности применения норм о возмещении убытков в отсутствие деликта или иного установленного законом основания противоречит гражданскому законодательству. Кроме того, Президиум ВАС указал, что данное требование может быть квалифицировано как кондикционное, поскольку банк неосновательно пользовался недвижимым имуществом должника с момента его получения, и к отношениям сторон подлежит применению пункт 1 статьи 1107 Гражданского кодекса.

Из данной нормы усматривается, что неосновательно обогатившееся лицо, в частности, обязано возместить все доходы, которые оно должно было извлечь из имущества потерпевшего, с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательном обогащении.

При этом, судом сделан вывод, что неверная правовая квалификация требования истца в качестве убытков вместо кондикционного требования не привела к принятию неправильного решения, поскольку истец имел право на притязание, предусмотренное пунктом 1 статьи 1107 Гражданского кодекса.

Отметим, что правильная квалификация требований о взыскании убытков или взыскании неосновательного обогащения чрезвычайно важна, однако, если истец так и не придёт к их правильному пониманию, суд вправе самостоятельно определить характер спорных правоотношений.

В связи с этим, наряду с анализом проблемы разграничения рассматриваемых требований, необходимо выделить следующее направление в судебной практике, имеющее непосредственное отношение к рассматриваемому вопросу, сформированное высшей судебной инстанцией. В случае, если исковые требования о взыскании неосновательного обогащения ошибочно определены как возмещение убытков, суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения и нормы законодательства, подлежащие применению, кроме того, если истцом заявлено требование о взыскании денежной суммы (возмещении убытков), последующее определение ее как суммы неосновательного обогащения не является изменением предмета иска.

Отражено это направление в Постановлении Президиума ВАС РФ от 16.11.2010 N 8467/10 по делу №А19-12205/09-58, которое также затрагивает проблему разграничения рассматриваемых требований. По данному спору, сославшись на статью 15 Гражданского кодекса РФ, истец предъявил требования о взыскании убытков, заключающихся в понесённых расходах на восстановление железнодорожного тупика, обязанность восстановить который возлагались на него как на субарендатора по договору субаренды, признанному впоследствии незаключенным. Судом первой инстанции в изменении требований с взыскания убытков на взыскание неосновательного обогащения, как и в иске было отказано. Суд апелляционной инстанции решение оставил в силе. Суд кассационной инстанции, указав на неправильную квалификацию искового требования, которое, по его мнению, следовало рассматривать как взыскание неосновательного обогащения, исходя из сформулированных требований истца, отменил на основании этого судебные акты нижестоящих судов, полагая, что неправильная квалификация иска является безусловным основанием к отмене, при этом в связи с неотносимостью представленных истцом доказательств к обстоятельствам неосновательного обогащения ответчика также отказал в иске.

ВАС РФ все судебные акты по данному делу отменил. Суд указал, что, несмотря на то, что истец первоначально ошибочно назвал сумму иска убытками, суды на основании пункта 1 статьи 133, пункта 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с учетом обстоятельств, приведенных в обоснование иска, должны были самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами по делу, а также нормы законодательства, подлежащие применению. По его мнению, суды не учли, что, поскольку истцом заявлено требование о взыскании денежной суммы, последующее определение ее как суммы неосновательного обогащения при указанных фактических обстоятельствах не может являться изменением предмета иска. В последующем указанная позиция была поддержана и в других судебных актах. (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 9 апреля 2013 г. N Ф10-540/13 по делу N А48-2733/2011, Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10 сентября 2012 г. N Ф01-3970/12 по делу N А79-3179/2011, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 октября 2011 г. N Ф07-1485/10 по делу №А21-5282/2009).

Читайте также:  Как узнать и проверить накопления по военной ипотеке

Также в связи с рассматриваемым вопросом необходимо упомянуть Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.05.2002 N Ф08-1617/2002. По этом делу суд, признав квалификацию требований неправильной, как и Президиум ВАС в Постановлении от 18.03.2014 N 18222/13 по делу N А40-117032/12 не счел это основанием для отмены судебных актов нижестоящих инстанций. В рамках данного спора истцом заявлены требования о выселении из неосновательно занимаемых муниципальных нежилых помещений и взыскании убытков в виде упущенной выгоды исходя из неполученной истцом арендной платы и процентов за тот же период. Суд первой инстанции, установив, что ответчик неосновательно занимает нежилые помещения, являющиеся муниципальной собственностью, удовлетворил требования истца, указав в решении, что взысканию подлежит упущенная выгода. Апелляционная инстанция же указала, что взыскано неосновательное обогащение. Кассационная инстанция поддержала этот вывод апелляционной инстанции, поскольку в данном случае взыскание с ответчика того, что он сберег вследствие пользования спорными помещениями является взысканием неосновательного обогащения, обязанность возместить которое предусмотрена статьями 1102-1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, оставив акты нижестоящих судов без изменения, так как, по его мнению, указанные противоречивые выводы не могут являться основанием к отмене по существу правильного решения суда первой инстанции.

Итак, анализ сложившейся судебной практики, позволяет сделать вывод о том, что при рассмотрении дел, наибольшую сложность при разграничении рассматриваемых требований вызывают ситуации, касающиеся определения суммы предварительной оплаты в качестве убытков либо неосновательного обогащения, взыскания неосновательного обогащения при признании договора незаключенным, фактическом пользовании услугами в отсутствие договора, признании сделки недействительной, а также безосновательном пользовании недвижимым имуществом. При этом, в большинстве случаев неправильная квалификация имеет место в отношении требований о взыскании неосновательного обогащения, истцы первоначально формулируют их как взыскание убытков.

Стоит отметить, что, для решения вопроса о разграничении рассматриваемых требований необходимо использовать все характерные признаки данных правовых институтов, установленные действующими нормами законодательства, учитывая сформированные судебной практикой позиции. В связи с этим вышеприведённые примеры судебной практики в этой сфере исключительно важны, поскольку способствуют установлению точного восприятия норм, регулирующих указанные правоотношения, во избежание ошибок применения их на практике и как следствие для усовершенствования работы судов.

По этом делу суд, признав квалификацию требований неправильной, как и Президиум ВАС в Постановлении от 18.

ОСОБЕННОСТИ ВЗЫСКАНИЯ УБЫТКОВ В ВИДЕ УПУЩЕННОЙ ВЫГОДЫ

Б. ЗАВИДОВ
Б. Завидов, кандидат юридических наук.
В статье 12 ГК РФ – “Способы защиты гражданских прав” – одним из таких способов названо возмещение убытков.
Пункт 2 ст. 15 ГК гласит, что под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Если взыскание прямых убытков (реального ущерба) обычно не представляет трудности в правоприменительной практике, то при взыскании неполученного дохода (упущенной выгоды) встречаются определенные сложности и спорные моменты.
Существуют как бы общие правила об упущенной выгоде. Так, если нарушение права принесло лицу вследствие этого доходы, то лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие расходы (п. 2 ст. 15 ГК РФ).
Если проанализировать названный пункт, мы увидим, во-первых, что в понятие упущенной выгоды введен новый критерий для определения самого размера упущенной выгоды – при подсчете размера убытков определяется, каковы были бы доходы, которые лицо получило бы при надлежащем исполнении обязанностей с учетом обычных условий гражданского оборота. Другая новелла состоит в том, что при получении нарушившим право лицом доходов потерпевшая сторона вправе требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньше, чем доходы, которые получил правонарушитель.
Итак, мы видим, что законодатель подвел под основание возникновения “упущенной выгоды” определенную правовую формулировку: “право требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньшем, чем доходы, полученные правонарушителем”.
Вторым критерием определения упущенной выгоды является размер подлежащих возмещению убытков, который зависит от цены, положенной в основу бухгалтерского расчета при определении прямых (реального ущерба) и косвенных (упущенной выгоды) убытков.
Существует юридическая поговорка: “Лучше, чем в законе, не скажешь”. Поэтому формулировку определения убытков воспроизведем дословно: “Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было – в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день решения” (п. 3 ст. 393 ГК).
Предпринимателям особое внимание следует обратить на п. 4 ст. 393 ГК: “При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления”.
Игнорирование или незнание данной нормы права на практике ведет, как правило, к отказу кредитору в удовлетворении исковых требований о взыскании упущенной выгоды. Происходит это потому, что кредитор не может обосновать понесенные убытки представлением надлежащих доказательств. Таковыми могут быть (при поставке, например, некомплектных или некачественных товаров) следующие документы: акт приемки некомплектного (недоброкачественного) товара, акт оценки некомплектных (недоброкачественных) товаров, акт экспертизы об оценке устранения недостатков товара, документы, подтверждающие расходы кредитора по хранению такого товара и др.
Особую сложность представляет собой доказывание убытков именно в форме упущенной выгоды, потому что они являются в основном будущими убытками. Хотя общие принципы для определения таких убытков и установлены в ст. 15 ГК, но их явно недостаточно. Поэтому п. 4 ст. 393 ГК специально предусматривает дополнительные условия для подтверждения расходов по возмещению упущенной выгоды. Причем наличие таких подтверждений в виде доказательств является обязательным.
Бывшее гражданское законодательство Союза ССР предусматривало различные методики определения убытков – прямых и косвенных. Многие из них, хотя и утратили свою силу, могут быть положены в основу определения и исчисления упущенной выгоды.
Какие же доказательства могут быть положены в основу определения упущенной выгоды как неполученных доходов? Однозначно на этот вопрос не ответить. Все зависит от конкретного правоотношения, а точнее, от договора как отдельного вида контрактного обязательства.
Возьмем, к примеру, случай недопоставки по договору двух вагонов хлопка от поставщика (должника) для нужд мануфактурной фабрики (кредитора). Кредитор требовал взыскать с должника расходы в сумме 400 млн. рублей в виде упущенной выгоды, образовавшейся из-за недопоставки хлопка.
В судебном заседании кредитор представил следующие доказательства: акт простоя оборудования по производству ткани из-за отсутствия хлопка в течение двух месяцев, справки бухгалтерии о выплате своим работникам части заработной платы за время якобы вынужденного прогула из-за временной остановки производства, расчет суммы недовыпущенного товара за указанные два месяца простоя, который бы выпустила фабрика, если бы поставщик вовремя поставил два вагона хлопка, и некоторые другие документы. Казалось, что кредитор довольно полно обосновывает, причем документально, факт ненадлежащего исполнения своих обязательств должником. У суда не было нареканий и в части установления цены на хлопок – сырье для изготовления ткани, и в верности бухгалтерского расчета косвенных убытков. Однако иск кредитора был удовлетворен в самом минимальном размере – всего в сумме 40 млн. рублей. Почему же суд принял такое решение, если факт нарушения обязательств должником явно имел место?
Арбитражный суд посчитал, что не полученный кредитором доход образовался на 90% вследствие виновных действий самого кредитора. Так, во-первых, кредитор мог приобрести недопоставленный хлопок у других изготовителей, которых имеется еще пять, причем один из них находится на 300 км ближе, нежели предприятие должника. Во-вторых, у кредитора на расчетном счете имелись денежные средства в сумме 830 млн. рублей для приобретения двух недопоставленных вагонов хлопка, но кредитор этим правом не воспользовался, чем искусственно способствовал созданию “недополученного” дохода. В-третьих, кредитор не мог в суде представить письменных доказательств того, что обращался с просьбой о приобретении хлопка на другие предприятия СНГ и получил отказ в продаже этого вида товара.
В обоснование отказа истцу-кредитору в удовлетворении всех требований арбитражный суд указал на материальные нормы права, которые нарушил сам кредитор.
Так, кредитор нарушил требования п. 3 ст. 10 ГК РФ о добросовестных и разумных действиях участников гражданского оборота. Недопустим двухмесячный простой оборудования, когда хлопок можно было приобрести в другом месте, причем дешевле. Недобросовестно со стороны кредитора выплачивать минимальную заработную плату своим работникам якобы из-за простоя оборудования, когда была реальная возможность приобрести хлопок в другом месте, загрузить оборудование и выплачивать работникам установленную законодательством зарплату. Далее, должник из-за недопоставки кредитору не приобрел никаких дополнительных доходов (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Наконец, кредитор, игнорируя п. 4 ст. 393 ГК, сам не предпринял никаких мер для получения упущенной выгоды и не сделал с этой целью необходимые приготовления.
Из этого дела видно, что требования о взыскании упущенной выгоды всегда должны быть тщательно обоснованы и документально подтверждены.
При взыскании упущенной выгоды следует опираться и на постановления высших судебных инстанций. Так, в п. 49 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 от 1 июля 1996 г. сказано: “При рассмотрении дел, связанных с возмещением убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, необходимо учитывать, что в соответствии со ст. 15 подлежат возмещению как понесенные к моменту предъявления иска убытки, так и расходы, которые сторона должна будет понести для восстановления нарушенного права. Поэтому, если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам пункта 3 статьи 393 и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены”.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

“ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)”
от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8
от 01.07.1996
“О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ЧАСТИ ПЕРВОЙ
ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”
Российская юстиция, N 3, 1997

393 ГК При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

Добавить комментарий