Особенности допроса подозреваемого и обвиняемого

Материал из CrimLib.info

В уголовном процессе обвиняемый и подозреваемый занимают особое положение. По закону они не обязаны давать показания. Следователь должен убедить обвиняемого (подозреваемого) в том, что правдивые показания не ухудшают его положение, что чистосердечное раскаяние и активное содействие в раскрытии преступления в соответствии с законом смягчают его ответственность и являются активной формой его защиты, что истинные обстоятельства дела все равно будут установлены, а запирательство, ложь бессмысленны и лишь ухудшат его положение (п. «и» ч. 1 ст. 61, ст. 64 УК). В зависимости от конкретной ситуации, сложившейся по уголовному делу, и личности допрашиваемого следователь должен оптимально использовать и другие гуманные положения, содержащиеся в законе. Результативность допроса обвиняемого (подозреваемого) зависит от профессиональных качеств, знаний, опыта следователя. Даже в случае возникновения конфликтной ситуации надо прежде всего принять меры по установлению психологического контакта с допрашиваемым, а затем использовать иные, наиболее эффективные тактические приемы, соответствующие конкретной обстановке и личности обвиняемого (подозреваемого).

Показания обвиняемого (подозреваемого) являются обычными доказательствами по делу, они проверяются и оцениваются в совокупности со всеми материалами дела. Однако из показаний обвиняемого (подозреваемого) можно получить фактические данные, которые из других источников нередко получить невозможно. Этим участникам судопроизводства лучше, чем кому-либо другому, известны обстоятельства совершения преступления.

Согласно ч. 1 ст. 173 УПК следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения, а подозреваемого — не позднее 24 часов с момента его фактического задержания (ч. 2 ст. 46 УПК). Показания обвиняемого (подозреваемого) являются не только источником доказательств, но и средством защиты, он не несет уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Допрос этих лиц проводится с участием защитника.

В процессе допроса обвиняемого и подозреваемого применяются общие положения тактики допроса, а также специфические тактические приемы. Применение следователем тех или иных тактических приемов во время допроса обвиняемого и подозреваемого зависит от занимаемой ими позиции и сложившейся следственной ситуации. В связи с тем, что они нередко занимают негативную позицию, отрицают свою вину, в процессе допроса возникают конфликтные ситуации, когда обвиняемые дают показания полностью ложные, частично ложные или же вообще отказываются от дачи показаний.

В случае когда подозреваемый полностью подтверждает правильность возникшего в отношении него подозрения, а обвиняемый признает себя полностью виновным в предъявленном обвинении, на допросе возникают бесконфликтные ситуации. Тактические приемы в данном случае должны быть направлены на то, чтобы получить достаточно полные и точные показания. Однако следует иметь в виду, что допрос и в этой благоприятной ситуации должен проводиться столь же тщательно и детально, как и при отрицании допрашиваемыми своей вины. Важно не само признание, а сведения о фактах, обстоятельствах, соответствующих действительности. Признание не должно дезориентировать следователя и снижать его активность в поиске доказательств.

Некоторые внешне бесконфликтные ситуации в действительности являются мнимо-бесконфликтными. Подозреваемый и обвиняемый создают подобную ситуацию с целью обмануть следователя, с тем чтобы он потерял бдительность и снизил тактическую активность, не искал объективные доказательства, подтверждающие их признательные показания, от которых они в судебном заседании намерены отказаться. Кроме того, мнимо-бесконфликтная ситуация дает возможность обвиняемым (подозреваемым) скрыть еще не известные следствию эпизоды и сообщников преступных деяний, поскольку многие следователи и оперативные работники ограничиваются достигнутым и завершают расследование.

Во время допроса обвиняемого должны быть получены показания по каждому пункту предъявленного обвинения. Ему могут быть заданы вопросы, относящиеся к делу или его личности. В целях проверки показаний целесообразно задавать контрольные вопросы.Обвиняемый (подозреваемый) и защитник имеют право заявлять ходатайства, представлять доказательства. Не следует раскрывать перед защитником и допрашиваемым данные предварительного следствия, разглашение которых является нежелательным и может причинить ущерб расследованию.

При возникновении конфликтной ситуации все сведения, которые сообщает допрашиваемый, должны быть подробно записаны в протоколе. В этой ситуации особенно эффективна вопросно-ответная форма допроса. В целях получения правдивых показаний могут быть использованы приемы эмоционального воздействия, а также такие тактические приемы, как:

  • создание впечатления о повышенной осведомленности следователя в отношении происшедшего события;
  • побуждение к раскаянию;
  • разъяснение положительных последствий чистосердечного признания вины;
  • обращение к положительным качествам личности допрашиваемого;
  • предъявление доказательств, изобличающих его в совершении преступления (порядок предъявления доказательств следователь избирает исходя из обстановки и поведения обвиняемого) и др.

В процессе доказывания, в том числе и в ходе допроса, могут быть использованы результаты оперативно-разыскной деятельности в соответствии с положениями ч. 2 ст. 11 Закона об ОРД. Использование результатов оперативно-разыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом (ст. 89 УПК), категорически запрещены. Поэтому следователь должен умело трансформировать полученные им оперативные данные в процессуальные доказательства. Допрос обвиняемых (подозреваемых) в этом отношении предоставляет следователю большие возможности, поскольку искусно маневрируя оперативной информацией, он получает необходимые показания от допрашиваемых, которые приобретают статус доказательств и одновременно расширяют тактические возможности следствия по поиску новых доказательств, подтверждающих (опровергающих) установленные обстоятельства дела, выявляющих замаскированные эпизоды преступлений и еще неизвестных сообщников.

В процессе допроса следователь должен принять меры к тому, чтобы конспиративные источники оперативно-разыскной информации не были раскрыты. Поэтому перед допросом обвиняемого (подозреваемого) он стремится допросить лиц, о которых имеется информация в оперативных документах (справках, сообщениях и т.д.), и получить от них необходимые показания.

Необходимо объяснить обвиняемому, отказывающемуся от дачи показаний, что отказ от дачи показаний не является препятствием к продолжению paccледования, что он тем самым лишает себя возможности защищаться от предъявленного обвинения. Если обвиняемый называет мотивы, то их нужно указать в протоколе.

В тактике допроса обвиняемого и подозреваемого много общего. При их допросе, как правило, возникают одни и те же конфликтные и бесконфликтные ситуации. Для изобличения указанных лиц во лжи обычно применяются одни и те же приемы. Основное различие в тактике допроса обусловлено их разным процессуальным положением и тем, что в отношении подозреваемого, как правило, имеется меньше доказательств. Эти обстоятельства определяют преимущественно разведывательный характер допроса подозреваемого, в то время как допрос обвиняемого, который проводится в конфликтной ситуации, носит преимущественно наступательный характер.

В соответствии с законом подозреваемому объявляется, в совершении какого преступления он подозревается. В отличие от постановления о предъявлении обвинения формулировка подозрения может носить общий характер. Следователь не обязан подробно сообщать подозреваемому о характере совершенного преступления, и это позволяет более свободно маневрировать имеющейся информацией, в том числе и оперативной, а также задавать вопросы разведывательного характера.

Большинство тактических приемов в равной степени применимы для допроса как обвиняемого, так и подозреваемого. Вместе с тем тактика допроса подозреваемого имеет и ряд особенностей. Во время допроса подозреваемого всегда следует помнить, что подозрение его в совершении преступления может оказаться ошибочным, что иногда сам факт задержания может сломить его волю и подозреваемый может оговорить себя.

Если подозреваемый и обвиняемый дают ложные показания, то в процессе допроса возникают конфликтные ситуации, при которых необходимо применять тактические приемы и предъявлять доказательства, уличающие их во лжи. Однако подозреваемому следует предъявлять только такие доказательства, которые достаточны для подтверждения подозрения в совершенном им преступлении. Иные доказательства, которые относятся к обстоятельствам, расширяющим объем подозрения, на данном этапе лучше не предъявлять, с тем чтобы облегчить установление психологического контакта, не позволить подозреваемому замкнуться, уйти в себя.

На первом допросе следует воздержаться от предъявления подозреваемому таких важных доказательств, фактов, которые могут быть использованы им и его защитником в целях создания алиби, фальсификации или преданы огласке в средствах массовой информации либо иным способом.

Тактика внезапности стимулирует возможность неконтролируемого проговора , в 5 7 раз снижает способность конфликтующей стороны к ориентации;.

Тактические приемы преодоления отказа от дачи показаний:
    • убеждение обвиняемого в неправильности занятой им позиции;
    • сообщение о том, что соучастники обвиняемого дают показания, в том числе такие, которые его изобличают;
    • использование противоречий между интересами соучастников.

Для : того чтобы убедить обвиняемого в неправильности занятой им позиции, следователь должен разъяснить ему, к каким последствиям приведет его отказ: затяжка расследования, трудности в определении степени виновности соучастников, в выявлении обстоятельств, смягчающих его вину или исключающих ответственность. Сообщая обвиняемому о том, что соучастники его изобличают, знакомить его с содержанием таких показаний (до дачи показаний им самим) не следует. Наконец, обвиняемый может изменить свою позицию из опасения опоздать с признанием, если следователю удалось его убедить, что выгоднее дать показания до того, как заговорят соучастники, и во всяком случае не последним.

При хронологическом порядке повествование ведется от обстоятельств, предшествовавших преступлению, до наступления преступного результата и последующих действий обвиняемого.

Производство неотложных следственных действий

Успешность допроса подозреваемого и обвиняемого, а отсюда и значение для дела полученных показаний зависят от умелого выбора и искусного, эффективного применения выработанных теорией и практикой тактических приемов допроса.

Отказ от показаний и их изменение

Отказ от показаний или их изменение — часто распространенная практика. Человек, впервые столкнувшийся с машиной правосудия, на первом допросе часто «выдает» себя. Придя в себя, подозреваемый меняет показания или вовсе отказывается от них. Однако это не означает, что сведения, полученные на первичном допросе, не могут использоваться в суде. Показания учитываются, если они:

  • получены законным путем;
  • подтверждены другими уликами.

Подозреваемый вправе заявить, что показания были им даны под давлением или принуждением. В таком случае в дальнейшем суд обязан провести проверку заявления. Если сведения подтвердятся, то все доказательства, полученные во время допроса, будут признаны недопустимыми.

Однако это не означает, что подозреваемому будет легко доказать давление на себя при допросе. Если на нем присутствовал адвокат, то обвинение в принуждении будет отвергнуто. Поэтому следователи часто привлекают на допрос адвоката, даже если допрашиваемый от него отказался.

Ассортимент тактических приемов следователя, изобличающих во лжи, очень широк.

Физическое и психологическое насилие при допросе обвиняемого

О физическом и психологическом насилии, применяемом к обвиняемым при допросе, наверняка слышали все из различных новостей. Наше законодательство запрещает применять к обвиняемым указанные меры воздействия, однако, не смотря на отдельные случаи выявления так называемого «выбивания показаний», в правоохранительной системе мало, что меняется, тем более, что допросы производят за закрытыми дверями, каким-либо образом доказать впоследствии факт физического и психологического насилия является затруднительным.

В случае применения к обвиняемому указанных мер воздействия, можно попытаться сообщить об этом своему защитнику, чтобы последний принял какие-то меры по защите его прав, также можно в судебном заседании сообщить о данных фактах суду, обратиться к своим родственникам, чтобы последние написали жалобу в прокуратуру.

Понадобиться проявить упорство при защите своих прав, но следует быть очень осторожным и «не лезть на рожон», иначе последствия для обвиняемого могут быть очень плачевными, так как за закрытыми дверями приоритет остается за следственными органами.

ПОЛЕЗНО: на любое незаконное действие следователя — пишем жалобу, подробнее смотрите видео с дополнительными советами адвоката

Если подсудимый согласится дать показания, то он расскажет о всех обстоятельствах, которые ему известны по совершенному преступлению.

Особенности тактики допроса подозреваемых, обвиняемых.

Допрос подозреваемого характеризуется особыми психологическими моментами:

1) у подозреваемого ярко выражена оборонительная доминанта, установка на сокрытие объективной информации;

2) к следователю он относится с предубеждением и настороженностью;

3) для последующей ориентировки подозреваемый стремится получить информацию о степени осведомленности следователя;

4) он находится в состоянии возбуждения и растерянности. Подозреваемый, задержанный по горячим следам, психологически не готов к допросу.

Дача показаний подозреваемым и обвиняемым – это их право, а не обязанность, так как своими показаниями они защищаются от возникшего подозрения или обвинения. Также они не несут ответственность за дачу ложных показаний.

Если подозреваемый сознался в совершенном преступлении и дал правдивые показания, его следует допросить самым подробным образом для того, чтобы эти показания можно было перепроверить и подтвердить с помощью других доказательств.

Тактические приемы (комбинации) допроса обвиняемого заключаются в следующем. Обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установленном законом порядке вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого в совершении преступления.

Предъявив обвинение, следователь обязан немедленно допросить обвиняемого. Если с момента предъявления обвинения в деле участвует защитник, он вправе присутствовать при допросе и с разрешения следователя задавать обвиняемому вопросы. Следователь может отвести вопрос защитника, но при этом обязан занести отведенный вопрос в протокол допроса.

В зависимости от отношения к предъявленному обвинению и объективности показаний различают пять основных типичных следственных ситуаций: 1)обвиняемый полностью признает себя виновным, чистосердечно и объективно рассказывая о содеянном, что соответствует собранным по делу материалам;

2) обвиняемый полностью признает себя виновным, но в его показаниях содержатся сведения, противоречащие материалам дела;

3) обвиняемый частично признает себя виновным, и в его показаниях также содержатся сведения, противоречащие собранным материалам;

4) обвиняемый не признает себя виновным, объясняя причину этого;

5) обвиняемый не признает себя виновным и отказывается давать показания.

У обвиняемого, признающего свою вину, выясняются следующие вопросы по существу дела:

1) почему он совершил преступление, раскаивается ли в содеянном, что бы он хотел и может сделать для смягчения своей участи;

2) где, когда, какой, в результате чего у него возник умысел на совершение преступления, что им лично или другими лицами было сделано в порядке подготовки к совершению преступления;

3) когда, в какое время, каким способом, откуда прибыл на место будущего преступления;

4) какие отношения ранее связывали его с этим местом, предметом посягательства;

5) каковы обстоятельства и последствия преступления;

6) каким образом и куда убыл с места происшествия, что делал в дальнейшем вплоть до момента привлечения его к ответственности за содеянное.

В соответствии со всей совокупностью указанных обстоятельств можно выделить основные требования к следователю, а именно:

1. предварительная тщательная подготовка к допросу, анализ имеющихся в деле улик против обвиняемого или подозреваемого и объяснений, которые они уже дали;

2. объективность при проведении допроса подозреваемого и обвиняемого, внимательное рассмотрение всех представляемых ими оправдывающих доводов, ссылок и объяснений; отсутствие какой бы то ни было предвзятости в отношении указанных лиц;

3. наблюдение в ходе допроса за нюансами поведения допрашиваемого, его реакцией на определенные вопросы, его спокойствием или раздражительностью, уверенностью или страхом, волнением или апатией, озлобленностью или раскаянием;

4. своевременный учет индивидуальных особенностей личности обвиняемого или подозреваемого, характера совершенного преступления, линии, которую допрашиваемый занимает на следствии;

5. спокойствие и уверенность (но не самоуверенность) следователя, его настойчивость, внимательность и такт в поиске истины.

В общих правилах допроса обвиняемого (подозреваемого) нужно подчеркнуть значение целеустремленности допроса. Следователь всегда должен четко знать, какие именно обстоятельства он хочет выяснить у допрашиваемого, для чего они ему нужны, каких показаний он ждет и какое значение эти показания будут иметь для дальнейшего хода расследования.

Проводя допрос обвиняемого или подозреваемого, следователь исходит из установленных уголовно-процессуальным законом норм, определяющих их права и гарантии. Важно помнить, что допрос указанных лиц является следственным действием, реально обеспечивающим их право на защиту, на предоставление оправдывающих или смягчающих вину доказательств.

Дополнительно к сказанному необходимо отметить особенности допроса ранее судимого. Такой обвиняемый обычно хорошо знаком с процедурой допроса и со своими правами; ему могут быть знакомы и многие тактические приемы.

Известным ориентиром для следователя могут служить данные, почерпнутые из архивных уголовных дел:

    • о позиции, которую он занимал;
    • о его личности и связях;
    • реакции на предъявление уличающих доказательств;
    • ухищрениях, к которым обвиняемый прибегал для дезориентирования следствия, маскировки содеянного, преуменьшения степени своей вины.

Эти данные полезно выписать на отдельную карточку, которая позволит оперативно их использовать при допросе. Существенным подспорьем может оказаться и схема связей допрашиваемого с его соучастниками или иными лицами, проходящими по делу, составленная при компоновке плана расследования.

Готовясь к допросу, следует изучить протоколы осмотра вещественных доказательств и заключения экспертиз, особенно уличающие допрашиваемого в присутствии на месте происшествия или в совершении тех или иных действий. Подбираются все те доказательства, предъявление которых может потребоваться по ходу допроса (подготавливаются требуемые вещественные доказательства, выписываются номера листов дела, относящихся к доказательствам или содержащих те или иные показания и т. п.). При этом заранее следует предусмотреть меры обеспечения сохранности доказательств, т. е. не допустить попыток допрашиваемого насильственно их уничтожить, повредить и т. д. Для этого изготавливают ксерокопии нужных документов и предъявляют их, а не подлинники.

Свою специфику при допросе обвиняемого имеет и установление психологического контакта.

Лицо, впервые совершившее преступление, нередко еще до допроса испытывает угрызения совести, чувство стыда, сожаления о содеянном. Видя в лице следователя человека сопереживающего, такой обвиняемый проникается доверием к нему и его словам, что чистосердечное признание вины и правдивый рассказ о случившемся явится смягчающим вину обстоятельством. Идея обоюдной заинтересованности в даче правдивых показаний является в подобных случаях основой установления контакта.

Важную роль играет и эмоциональное состояние следователя, его настроенность и обусловленный ими тон допроса. Беспристрастность, которая должна определять действия следователя, вовсе не означает бесстрастности. В литературе совершенно правильно отмечалось, что гнев и презрение, испытываемые следователем при допросе преступника, — закономерные чувства. Речь должна идти о форме их проявления, о недопустимости унижения обвиняемого, грубости, оскорблений. Ровный, спокойный тон — лишь один из тактических приемов, применяемый чаще всего тогда, когда обвиняемый преднамеренно стремится создать конфликтную ситуацию. В остальных случаях следователь вправе в разумных пределах пользоваться всей гаммой интонаций, а в исключительных случаях — и повышенным тоном. Проявление следователем своего отношения к обвиняемому и им содеянному не только не препятствует установлению нужного контакта, но подчас активно способствует этому, ибо допрашиваемый видит в следователе не сухого чиновника, а живого человека, принимающего к сердцу то, с чем его столкнули служебные обязанности. Повторяем, что все дело в форме проявления переживаемых следователем эмоций.

Более сложным может оказаться установление контакта с обвиняемым, настроившимся на дачу заведомо ложных показаний, да еще и ранее судимым. Иногда в подобной ситуации контакт установить не удается. Допрос приобретает характер противоборства, и в таких условиях психологическая задача следователя — лишить обвиняемого надежды обмануть следствие.

Свободному рассказу предшествует вопрос о том, признает ли он себя виновным в предъявленном ему обвинении. Свободный рассказ, по существу, и начинается с ответа на этот вопрос.

Обвиняемый может признать себя виновным полностью, частично или не признать вообще. Следует сразу оговориться, что признание вины вовсе не означает, что его показания правдивы, как и непризнание вины еще не позволяет во всех случаях оценить показания как ложные.

Допрос обвиняемого, полностью признающего себя виновным, как правило, носит бесконфликтный характер, за исключением случаев самооговора или попыток скрыть от следствия или преуменьшить вину кого-либо из соучастников. Однако бесконфликтность ситуации не сводит роль следователя к простой фиксации. Обвиняемый должен дать подробные показания по всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию по делу. Это не должны быть общие заявления о виновности и о характере совершенного преступления. Активно ведя допрос, следователь получает детальные данные не только о самом преступлении, но и о его причинах, мотивах, подготовке, обстоятельствах, способствовавших его совершению, способах сокрытия следов преступления и преступника.

Известно, что последовательность (порядок) изложения обвиняемым обстоятельств преступления может быть различной. При хронологическом порядке повествование ведется от обстоятельств, предшествовавших преступлению, до наступления преступного результата и последующих действий обвиняемого. Если избран логический порядок, то рассказ ведется от причин совершения тех или иных действий к их следствиям (по фактам или эпизодам). Наконец, если следователь избрал для свободного рассказа тактический порядок (последовательность), то он предлагает обвиняемому сначала рассказать о том факте, который, по мнению следователя, тактически целесообразнее осветить вначале. Затем речь идет о других фактах.

Читайте также:  Договор об оказании информационных услуг

Направляющая роль следователя на этом этапе допроса обвиняемого и заключается в определении порядка изложения допрашиваемым обстоятельств дела во время свободного рассказа; без особой необходимости он не должен прерывать допрашиваемого, торопить его, делать замечания.

По окончании свободного рассказа следователь задает вопросы. При этом очень важно не только восполнить и уточнить полученные показания, но и получить данные, с помощью которых они могут быть проверены, подтверждены иными доказательствами. Это необходимо уже в силу того, что признание, не подтвержденное иными доказательствами, не может лечь в основу обвинительного приговора. Такими контрольными данными могут быть сведения:

    • о лицах, подтверждающих показания обвиняемого;
    • о местах сокрытия орудий преступления, похищенных ценностей, документов и иных объектов, обнаружение которых подтвердит показания;
    • упоминание о таких обстоятельствах, которые объективно подтверждают показания (например, о скандале в кинотеатре, при котором присутствовал обвиняемый, или об аварии автомашины), так как эти факты во всех деталях могли быть известны допрашиваемому только в том случае, если он действительно находился в указанном месте.

Следует иметь в виду, что вопросы, задаваемые обвиняемому, должны быть сформулированы так, чтобы исключить предположительный ответ, а также простое утверждение или отрицание. Нужно внимательно отнестись и к последовательности вопросов.

Допрос обвиняемого, признающего вину частично, отличается от описанного тем, что наряду с правдивыми показаниями следователю приходится иметь дело в рамках одного допроса и с показаниями ложными, а значит, решать задачу изобличения допрашиваемого во лжи, как и при допросе обвиняемого, полностью отрицающего свою вину. Особенности тактики допроса в этих случаях будут рассмотрены в следующем параграфе. Здесь же остановимся на другой форме противодействия — отказе от дачи показаний.

Закон не обязывает обвиняемого давать показания, как и не запрещает ему давать ложные показания. Этим законодатель, как представляется, возлагает на следователя обязанность установить истину независимо от показаний обвиняемого, учитывая вероятность ложных показаний, в том числе и самооговора. Но следователь должен всегда помнить, что обвиняемый, как правило, лучше чем кто бы то ни было знает обстоятельства подготовки, совершения и сокрытия преступления, его мотивы и цель. Содержащиеся в его показаниях доказательства могут оказаться незаменимыми, и тогда их отсутствие отразится на полноте расследования. Кроме того, получение полных и правдивых показаний обвиняемого существенно ускорит расследование, так как из них следователь узнает о существовании других источников доказательств, на розыск которых ему не потребуется тратить силы и время. Все это определяет задачу не только изобличить обвиняемого во лжи, если он избрал такой способ противодействия следователю, но и преодолеть отказ от дачи показаний.

Тактические приемы преодоления отказа от дачи показаний:

    • убеждение обвиняемого в неправильности занятой им позиции;
    • сообщение о том, что соучастники обвиняемого дают показания, в том числе такие, которые его изобличают;
    • использование противоречий между интересами соучастников.

Для : того чтобы убедить обвиняемого в неправильности занятой им позиции, следователь должен разъяснить ему, к каким последствиям приведет его отказ: затяжка расследования, трудности в определении степени виновности соучастников, в выявлении обстоятельств, смягчающих его вину или исключающих ответственность. Сообщая обвиняемому о том, что соучастники его изобличают, знакомить его с содержанием таких показаний (до дачи показаний им самим) не следует. Наконец, обвиняемый может изменить свою позицию из опасения опоздать с признанием, если следователю удалось его убедить, что выгоднее дать показания до того, как заговорят соучастники, и во всяком случае не последним.

Тактика допроса обвиняемых.

Тактика допроса обвиняемого имеет определенные особенности, обусловленные следующими факторами:

1) в отношении данного лица собраны доказательства, дающие основание утверждать, что преступление совершено им;

2) обвиняемому предъявлено обвинение и он, сопоставляя формулировку обвинения и реальное событие преступления, может сделать вывод о том, какими доказательствами располагает следователь.

Кроме того, допросу данного лица в качестве обвиняемого нередко предшествовал допрос в качестве подозреваемого, и следователь располагает определенной информацией о личности обвиняемого. Тактика допроса обвиняемого в условиях конфликтной ситуации сходна с тактикой допроса подозреваемого в такой же ситуации. Отличие состоит, главным образом, в применении тактических приемов, основанных на предъявлении доказательств и психическом воздействии на обвиняемого. Если в совокупности доказательств имеются пробелы, которые в целом не влияют на вывод следователя о совершении преступления обвиняемым, то в ходе допроса доказательства необходимо предъявлять таким образом, чтобы обвиняемый не только не догадался об этом, но и в своих показаниях сообщил сведения о недостающих доказательствах. Для этого применяются различные приемы, в том числе тактический прием, основанный на создании преувеличенного представления об объеме имеющихся доказательств. Специфика тактики допроса обвиняемого заключается также в более широком применении психологического воздействия. К моменту допроса лица в качестве обвиняемого следователь, как правило, имеет достаточно полное представление о личностных свойствах допрашиваемого. В зависимости от их характеристики и складывающейся в ходе допроса ситуации, он применяет приемы психологического воздействия: активизирует положительные качества допрашиваемого (например, анализирует положительные характеристики, приводит данные личного наблюдения за поведением обвиняемого и делает выводы о том, что обвиняемый может исправиться и стать полноправным членом общества и т. п.); разъясняет правовые последствия деятельного раскаяния и активной помощи в раскрытии преступления.

Тактика допроса обвиняемого по уголовному делу о преступлении, совершенном группой лиц, имеет особенности, обусловленные характером отношений между соучастниками. С одним из соучастников обвиняемый может быть связан узами дружбы, с другими его отношения основаны на чувстве страха, на подчиненности или зависимости и т. п. Если соучастники преступления изолированы друг от друга, то отношения между ними со временем меняются, особенно когда обвиняемый, находящийся под стражей, не получает помощи, которая ему была обещана теми, кто остался на свободе. Поэтому в ходе подготовки к допросам следователь пытается определить, у кого из обвиняемых появилась неприязнь к соучастникам и по какой причине. Он выбирает того, кто считает себя обиженным или обделенным со стороны своих соучастников, раскрывает перед ним в ходе допроса систему отношений, существовавших в преступной группе, и место обвиняемого в сложившейся иерархии отношений.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

В соответствии со всей совокупностью указанных обстоятельств можно выделить основные требования к следователю, а именно.

Особенности тактики допроса подозреваемого и обвиняемого в конфликтной ситуации

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 01.12.2016 2016-12-01

Статья просмотрена: 5494 раза

предъявление доказательств, опровергающих показания подозреваемого или обвиняемого.

ТАКТИКА ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО И ОБВИНЯЕМОГО

Общий процессуальный порядокдопроса подозреваемогоне отличается от порядка допроса обвиняемого. Однако тактика его допроса имеет особенности, которые обусловливаются процессуальным положением подозреваемого, степенью доказанности его вины и наличием доказательств по делу. Допрос подозреваемого характеризуется и особыми психологическими моментами. Он обычно находится в состоянии сильнейшего возбуждения и растерянности, у него ярко выражена оборонительная доминанта, установка на сокрытие объективной информации. К следователю подозреваемый относится с предубеждением и настороженностью, стремится получить от него информацию о степени его осведомленности.

Перед допросом подозреваемому должны быть разъяснены его права, объявлено, в совершении какого преступления он подозревается. Дача показаний — это право подозреваемого, так как посредством их он защищается от возникшего подозрения. Цель допроса — проверить обстоятельства, вызвавшие подозрение.

Допрос — первая встреча подозреваемого с представителем дознания или следствия. Подозреваемый еще не знает, какими доказательствами располагает допрашивающий, надеется, что следователь не имеет доказательств, изобличающих его, поэтому к моменту допроса точно не выстраивает линию поведения.

Характерной особенностью допроса подозреваемого, задержанного в момент совершения преступления, являетсятообстоятельство, что подготовка к допросу ведется в более короткие сроки. Следователь нередко располагает самыми минимальными сведениями о личности подозреваемого и /’же в ходе допроса определяет, какие из тактических приемов целесообразно применить.

Тактика допроса подозреваемого во многом обусловливается личностью допрашиваемого, степенью доказанности его участия в совершении преступления, ролью и взаимоотношениями с другими подозреваемыми.

Допрос начинается с установления личности подозреваемого. Следственной практике известны многочисленные случаи, когда задержанные за преступления называют вымышленные фамилии. Поэтому их личность должна быть удостоверена документами, предъявлением для опознания лицам, хорошо знающим подозреваемого, а также с помощью специальных учетов МВД.

При очевидности преступления или наличии большого числа доказательств, уличающих подозреваемого, целесообразно допросить его немедленно. Такой прием, основанный на факторе внезапности, не дает подозреваемому возможности придумать ту или иную ложную версию. Показания подозреваемого, допрошенного сразу же после задержания, без предварительного обдумывания обстоятельств, послуживших причиной его задержания, и оснований подозрения, существенно отличаются от тех, которые он дает во время допроса, производимого спустя некоторое время.

Допрос обвиняемого проводится с целью получения правдивых показаний по всем обстоятельствам, имеющим значение по делу и позволяющим проверить достоверность данных, на которых основано обвинение, установить причины, приведшие обвиняемого к преступлению, и условия, способствовавшие его совершению, а также выяснения данных, характеризующих личность обвиняемого. Признание им своей вины в процессуальном значении является доказательством, не имеющим преимущественного значения перед другими. Получить от лица, совершившего преступление, признание, правдивые показания очень важно в тактическом плане: обвиняемый лучше, чем кто-либо другой, знает обстоятельства, мотивы совершенного им преступления, может сослаться на лиц, подтверждающих его показания, назвать доказательства, еще не известные следователю.

Допрос проводится вслед за предъявлением обвинения и начинается с выяснения, признает ли обвиняемый себя виновным в предъявленном обвинении. Затем ему предлагается дать показания по существу обвинения. От того, как ответит обвиняемый на поставленный вопрос о признании себя виновным, зависит последующая тактика допроса.

Обвиняемый может признать себя виновным полностью, частично или отвергнуть обвинение.

В том случае, если он полностью признает себя виновным, следователь выясняет истинность признания. Ложное признание вины может быть уловкой обвиняемого, направленной на то, чтобы избежать ответственности за более тяжкое преступление. Обвиняемый полагает, что коль скоро он согласен с содержанием постановления о предъявлении обвинения, следователь не станет выявлять обстоятельства, уличающие его в совершении другого преступления. Один из основных приемов, применяемых при допросе обвиняемого, признающего свою вину,—детализация показаний, которая позволяет выявить соучастников, подстрекателей, установить, где находится похищенное, имущество обвиняемого, подлежащее возможной конфискации, и получить новые доказательства. подтверждающие правдивые показания обвиняемого. Другим тактическим приемом, который может быть применен для проверки показаний обвиняемых, служит повторный допрос обвиняемого. Детализация показаний при повторном допросе часто позволяет выявить их несоответствие первоначальным.

Вслед за ответом на вопрос, признает ли себя обвиняемый виновным в предъявленном ему обвинении, выслушиваются его показания в форме свободного рассказа, в процессе которого он излагает свое отношение к обвинению, приводит доводы, оправдывающие его или смягчающие вину, т. е. осуществляет свое право на защиту. Выслушивая показания обвиняемого, следователь анализирует имеющиеся у него фактические данные, сравнивает их с показаниями других лиц, узнает о деталях происшествия, которые ранее ему не были известны, и получает представление о личности обвиняемого.

После изложения обвиняемым показаний следователь в случае необходимости задает ему уточняющие, напоминающие, дополняющие или контрольные вопросы (наводящие не допускаются). Вопросы формулируются кратко, ясно, конкретно и ставятся в такой редакции, которая предполагает развернутые показания, а не односложные ответы «да» или «нет». Вопросы задаются обвиняемому с целью получения от него сведений о тех фактах, которые недостаточно им освещены, уточнения отдельных положений и специфических выражений обвиняемого, восстановления в памяти обвиняемого забытых фактов, проверки показаний обвиняемого и его изобличения, если он не дает правдивых показаний. Вопросы ставятся в определенной последовательности: один должен вытекать из другого, более общего, и быть логическим продолжением предыдущего. Допрос от выяснения общих обстоятельств к частным не позволяет допрашиваемому сориентироваться в тактике допроса и имеющихся доказательствах. Следователь фиксирует показания по каждому заданному вопросу и может сразу же дать их обвиняемому. Логически правильно поставленные вопросы и своевременное предъявление доказательств способствуют тому, что обвиняемый вынужден в ходе допроса признать ложность своих утверждений.

Следственной практике известны два основных приема предъявления доказательств обвиняемому, не признающему себя виновным. Первый заключается в постепенном предъявлении доказательств — вначале менее значительных, косвенно подтверждающих его вину, а затем все более и более веских. Второй прием — в самом начале допроса предъявление основного доказательства. Выбор тактического приема зависит от обстоятельств дела, личности обвиняемого, характера имеющихся доказательств.

Иногда обвиняемый, прежде отрицавший свою вину, в конечном счете говорит правду о содеянном. Приближение этого момента можно заметить по физическому и моральному состоянию обвиняемого, по исчезновению уверенности в его показаниях, появлению пауз — симптомов внутренней борьбы обвиняемого. Часто в такой момент обвиняемые просят перенести допрос на следующий день либо демонстративно отказываются давать показания. При отказе давать показания допрос следует прервать и дать возможность обвиняемому взвесить все доказательства, которые убедят его в необходимости рассказать правду. Если обвиняемый просит перенести допрос на следующий день, предоставить ему возможность «подумать» и он обещает рассказать правду завтра, то допрос целесообразно не прерывать, а ввести новые доказательства, подойти к оценке предъявленных. Перенести допрос на следующий день означает начать все сначала. Обвиняемый после перерыва, как правило, не дает правдивых показаний, а лишь приспосабливается к тем доказательствам, которые его изобличают, и преподносит затем их в выгодном для себя свете.

Иногда опытные преступники на случай задержания заранее подготавливают доказательства своего алиби, ссылаются на вымышленные события или на те, которые действительно произошли, но в другое время.

Проверка алиби обвиняемого проводится следующим образом.

Во-первых, обвиняемый подробно допрашивается по обстоятельствам, связанным с его алиби. Если обвиняемый, не смотря на значительный промежуток времени, отделяющий допрос от момента преступления, последовательно и обстоятельно описывает, что он делал на всем протяжении дня, это должно насторожить следователя. Человек не в состоянии досконально запомнить все факты своей жизни. Запоминаются лишь наиболее яркие, необычные. К числу таких относятся и впечатления, связанные с совершением преступления. Преступник не может быстро забыть их и поэтому к придуманному рассказу в подтверждение ложного алиби с неизбежностью примешивает факты, имевшие место в действительности. Так образуются пробелы и несовпадения в деталях рассказа.

С целью изобличения обвиняемого тщательно фиксируются его показания о дне, когда произошло преступление. Эта часть протокола дается обвиняемому на подпись. Затем предлагается развернуто описать, как он провел один из дней, предшествовавших преступлению или последующих. Показания обвиняемого будут менее определенными. После этого следователь выясняет, почему день, когда было совершено преступление, он запомнил до тонкости, а как провел дни, прошедшие недавно, не помнит.

Во-вторых, необходимо немедленно допросить лиц, названных обвиняемым, показаниями которых алиби последнего может быть подтверждено или отвергнуто.

При их допросе следует соблюдать ряд требований:

1) по пунктам у свидетеля выясняется, где находился обвиняемый и чем занимался в тот момент, когда было совершено преступление, какое расстояние отделяло его от места преступления, кто еще может подтвердить показания данного свидетеля, почему ему так хорошо запомнился этот день и т. д. Этот прием основан на всем известном положении, что ложь до конца продумать нельзя;

2) допрос подобных лиц ведется по правилу: от общего к частному, вопросы ставятся в такой последовательности, чтобы допрашиваемый не мог догадаться о том, какой ответ наиболее выгоден для обвиняемого;

3) наряду с допросом свидетелей, названных обвиняемым, устанавливаются и допрашиваются другие свидетели, чья объективность не вызывает сомнений;

4) следователь предпринимает меры для того, чтобы свидетели не смогли договориться между собой и с обвиняемым.

В-третьих, для проверки показаний обвиняемого можно рекомендовать проведение ряда повторных допросов по обстоятельствам, связанным с алиби, меняя последовательность в изложении фактов. Сопоставление показаний обвиняемого даст возможность выявить неточности и противоречия, изобличающиеего.

В результате проведения оперативно-розыскных мероприятий орган дознания располагает важной для следствия информацией, относящейся непосредственно к обстоятельствам преступления. Эта информация может быть использована следователем для проверки сведений, сообщенных обвиняемым, и получения от него правдивых показаний. Оперативная информация может иметь ориентировочную направленность, относиться к характеристике личности допрашиваемого. Она важна для правильного выбора тактики допроса. Оперативная информация может указывать пути проверки показаний. Но как бы ни была велика роль данных, выявленных в результате оперативно-розыскной деятельности, они не являются доказательствами, не могут быть положены в основу обвинения, так как получены из источников и в порядке, не предусмотренных уголовно-процессуальным законом, установлены без соблюдения процессуальной формы, не содержат в себе необходимых гарантий их достоверности и поэтому имеют лишь вспомогательное значение для расследования. Оперативно-розыскная информация реализуется практически лишь через тактические приемы допроса, используется только, в совокупности с судебными доказательствами, дополняя их, ориентируя следователя. Тактические приемы применения оперативной информации всегда обусловлены приемами предъявления процессуальных доказательств.

Тактика изобличения допрашиваемого с помощью информации, полученной оперативным путем, во-первых, характеризуется тем, что при допросе с ее использованием необходима более тщательная подготовка и особая осторожность в формулировке вопросов, чтобы не раскрыть перед допрашиваемым источника информации. Во-вторых, всегда следует предполагать, что она может быть ложной. Отсюда — обязательное для следователя правило: использовать только основательно проверенную надежную оперативную информацию. В-третьих, допрос, в процессе которого находит применение оперативная информация, ведется от общего — к частному, от известных фактов — к неизвестным, вопросы ставятся так, чтобы допрашиваемый не догадался об объеме знаний следователя. В свою очередь, тактика допроса должна обеспечивать наиболее эффективное проведение оперативно-розыскных мероприятий, создавать благоприятные условия для их осуществления.

5.ФИКСАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ДОПРОСА

Результаты допроса фиксируются в протоколе. Протокол допроса — процессуальный документ, который отражает ход и результат допроса, служит источником сведений, содержащихся в показаниях допрашиваемого и записанных в виде свободного рассказа и ответов на вопросы: это письменная информация, изложенная допрашиваемым устно. Протокол составляется лицом, проводившим допрос, должен быть объективным, по возможности полным, точно и ясно отражать показания допрашиваемого. По просьбе последнего ему может быть предоставлена возможность изложить показания собственноручно, что не избавляет следователя от необходимости предварительно его допросить, а после ознакомления с письменными показаниями и в случае их неполноты задать вопросы.

К протоколу допроса прилагаются планы, схемы, рисунки, о чем делается соответствующая ссылка.

Несовершенство протоколирования допроса, как способа фиксации судебных доказательств, привело к необходимости использовать научно-технические средства, позволяющие фиксировать доказательства по сравнению с протокольной записью более точно и подробно.

К числу таких средств фиксации относится магнитофонная запись. Применение магнитной записи обеспечивает полноту фиксации показаний, способствует опровержению необоснованных утверждений со стороны обвиняемого о том, что протокольная запись не соответствует показанию; дает возможность следователю вести допрос более собранно и целеустремленно, не отвлекаясь на немедленную запись показаний, дисциплинирует как следователя, так и допрашиваемого. Магнитофонная запись позволяет реализовать фактическую сторону допроса, проследить степень убежденности допрашиваемого, т. е. установить не только, что говорил последний, но и как.

Необходимость использования магнитной записи диктуется обстоятельствами дела, значимостью допроса данного лица, личностью допрашиваемого и в каждом случае решается следователем. Магнитофон целесообразно применять для записи показаний:

Читайте также:  Взять займ на другого человека

1) несовершеннолетних, когда важно проверить не только фактическую сторону показаний, но и тактику допроса, способ установления контакта с ними;

2) лиц, явившихся с повинной;

3) тяжелобольных или раненых, когда процесс протоколирования может отрицательно сказаться на здоровье допрашиваемого;

4) лиц, допрашиваемых при выполнении отдельного поручения (магнитофонная запись позволяет проверить, насколько уверенно отвечал допрашиваемый на вопросы, в какой последовательности они ставились и правильно ли были сформулированы);

5) лиц, возможность вызова которых в суд исключена;

6) лиц, в психической неполноценности которых следователь сомневается (прослушивание таких записей экспертами-психиатрами имеет большое значение для их заключений);

7) лиц, не владеющих языком, на котором ведется следствие (запись позволяет проверить, насколько правильно сделан перевод, исключить ссылки обвиняемого на то, что показаний, записанных в переводе, он не давал);

8) лиц, допрашиваемых на очной ставке;

9) лиц, причастных к делу, расследование по которому ведет группа следователей (записи нужны для прослушивания следователями, не присутствовавшими на допросе, чтобы иметь о нем полную и объективную информацию).

Второй прием в самом начале допроса предъявление основного доказательства.

Тактика, особенности, порядок допроса

Допрос обвиняемого и подозреваемого достаточно сложен тем, что фигурант редко дает признательные показания сразу, часто он пытается выкрутиться, придумывает оправдывающие его обстоятельства. Перед следователем стоит задача правильно изобличить ложь, добиться озвучивания реальных обстоятельств дела. Сложности могут возникать по следующим причинам:

  • Фигурант боится мести со стороны подельников или родственников потерпевших.
  • Стремление к сокрытию факта совершения противоправных деяний.
  • Желание смягчить вину или вовсе уйти от ответственности со стороны обвиняемого, подозреваемого.
  • В некоторых случаях имеет место самооговор, когда подозреваемый берет на себя виду за чужие преступления, так как ему угрожают или заплатили.

Длиться она может 48 часов без соответствующего решения судебного органа.

Тактические особенности допроса подозреваемого (обвиняемого)

Побуждение допрашиваемого к искренности и раскаянию происходит, как правило, посредством обращения следователя к положительным качествам его личности правонарушителя; разъяснение противоправности содеянного и его последствий для жертвы и общества. Убеждение обвиняемого в необходимости сообщения правдивых сведений в начале находит свое выражение в виде ознакомления его с перечнем прав и обязанностей, где дача показаний является неотъемлемым правом подследственного, имеющим не только информационное значение как источник доказательств, но и являющимся необходимым средством его защиты. В этом случае следователю необходимо разъяснить, что правдивые показания обвиняемого, его деятельное способствование раскрытию преступления являются обстоятельствами, смягчающими ответственность, которые могут быть учтены судом при определении меры наказания.

Если такие разъяснения не дают результата, то сильное впечатление на допрашиваемого производит разоблачение первых же ложных сведениях, создавая у него впечатление, что следователь располагает довольно обширной и достоверной информацией по делу, а поэтому запирательство и введение его в заблуждение бесполезно. Хорошо использовать звуко- и видеозаписи, производящие на недобросовестного допрашиваемого, сильное психологические впечатление. Допрашиваемый более строго начинает подходить к выбору линии поведения на допросе, стремясь, как правило избежать конфликта. Оставление допрашиваемого в неведении относительно объема доказательств, которыми располагает следователь, обычно применимо в той ситуации, когда в системе доказательственной информации имеются существенные пробелы. Тактически правильными будут действия следователя, если он примет все меры к “зашифровке” дефицита информации по делу, создаст преувеличенное представление у подследственного о своей осведомленности. Здесь же со приемлемы, в частности, так называемые, “следственные хитрости”, исключая любые формы обмана и удостоверения несуществующих фактов. Решив использовать данный прием, следователю необходимо знать, что некоторые обвиняемые являются прекрасными знатоками людей, умеющими выискивать слабые места и в позиции.

Детализация показаний с целью выявления противоречий в показаниях обвиняемого осуществляется следователем после окончания свободного рассказа допрашиваемого в виде дополнительных, конкретизирующих и доходящих до мельчайших деталей (с фиксированием их) вопросов. Допрашиваемый, скрывающий истину, как правило, лицо, не в состоянии детализировать, а если он все же обвиняемый заполняет свои показания вымышленными сведениями, повторные допросы его об одних и тех же фактах позволяют выявить несоответствие одних показаний другим. Особенно часто данный тактический прием находит применение при заявлении подследственным алиби и в случае самооговора. Важно использование выявленных противоречий при повторных допросах. Независимо от степени подготовленности обвиняемого к ним, он помимо воли путает вымышленные факты с достоверными, порой раскрывая перед следователем обстоятельства, представлять которые не был намерен. Фиксируя такие сведения, следователь имеет реальную возможность использовать их в процессе допроса, предлагая подследственному уточнить ряд затронутых им моментов.

В том случае, когда следователь знает, что на интересующий его вопрос не получит от обвиняемого достоверной информации, он может провести косвенный допрос Задается ряд побочных, второстепенных по отношению к существу дела вопросов, которые подследственным воспринимаются как менее опасные. В то же время информация, идущая от обвиняемого, внимание которого отвлечено этими вопросами, помогает следователю найти ответ на вопрос, подвергнутый маскировке. Данный тактический прием рассчитан на проговорку допрашиваемого, когда незаметно для него следователь переводит допрос из одной сферы интересов в другую.

Изложение допрашиваемому вероятного хода событий должно находить место в виде высказывания соображений, изложения неполных, второстепенных фактов, которые, по мнению следователя, имели или могли иметь место в определенный период времени, интересующий его. Происходит нечто вроде передачи мыслей вслух, приглашение заполнить изложенное недостающими фактами. Для использования этого тактического приема следователь должен обладать необходимым объемом проверенной информации.

Разъяснение значения предъявленных доказательств, их процессуальной силы во взаимосвязи с иными материалами по делу предопределяет порой дальнейшую позицию обвиняемого как на допросе, так и в ходе всего расследования по делу. Это действие уместно, когда при наличии неоспоримых доказательств виновности допрашиваемый продолжает все отрицать, считая, что его виновность может быть доказана лишь в случае собственного признания. Со стороны следователя целесообразно предоставлять возможность обвиняемому знакомиться с соответствующими нормами закона, комментируя их требования. Принято различать следующие способы предъявления доказательств: по их нарастающей силе, в начале самого веского доказательства и предъявления более серьезных улик; одновременно всех имеющихся доказательств виновности в их совокупности. К использованию данного тактического приема при допросе следователю нужно подходить весьма осторожно, предъявляя доказательства, которые проверены, представляют собой замкнутую цепь улик, а их точность и достоверность не вызывает сомнений. В противном случае обвиняемый как лицо, непосредственно имеющее отношение к преступлению и хорошо знающее подлинную картину его совершения, сразу сможет сориентироваться в недостаточности улик у следователя.

Энциклопедия юридической психологии. — М.: ЮНИТИ-ДАНА . Под общей редакцией профессора А. М. Столяренко . 2003 .

Если такие разъяснения не дают результата, то сильное впечатление на допрашиваемого производит разоблачение первых же ложных сведениях, создавая у него впечатление, что следователь располагает довольно обширной и достоверной информацией по делу, а поэтому запирательство и введение его в заблуждение бесполезно.

Тактические особенности допроса подозреваемых и обвиняемых (допрос в условиях конфликтной ситуации).

Очень часто подозреваемый или обвиняемый считают, что не в их интересах говорить правду или, по крайней мере, всю правду. Поэтому в своих показаниях они обычно рисуют искаженную картину происшествия, о чем-то умалчивают или рассказывают не так, как было в действительности.

Задача следователя при допросе состоит не в том, чтобы допрашиваемый обязательно признал свою вину, а в том, чтобы получить от него полные и правдивые показания. Заведомо обвинительный уклон, тенденциозность следователя в ходе допроса, когда он, еще не располагая необходимыми доказательствами, демонстрирует недоверие к каждому слову допрашиваемого, может только повредить делу.

Следует также помнить, что, хотя показания подозреваемого или обвиняемого и не являются исключительным доказательством, не имеют формального преимущества перед другими видами доказательств, они очень важны с точки зрения установления всех обстоятельств события. Если подозреваемый или обвиняемый начинает говорить правду, он обычно сообщает какие-то новые факты, называет такие детали события, которые ранее не были известны следователю; в дальнейшем, когда эти показания подтверждаются, виновность данного лица оказывается неопровержимо доказанной.

Из всего сказанного следует вывод: допрос в условиях конфликтной ситуации должен проводиться при строгом соблюдении законности, без какой-либо тенденциозности, но в то же время активно, наступательно, с установкой на получение правдивых показаний.

Один из основных тактических приемов допроса в условиях конфликтной ситуации – выявление мотивов дачи ложных показаний и устранение этих мотивов. Такими мотивами могут быть, например, стремление уйти от ответственности или добиться менее сурового наказания, боязнь мести соучастников, жалость к ним и т.д.

В подобных случаях следователь должен убедить допрашиваемого, что уйти от ответственности таким путем невозможно – его вина все равно будет доказана и наказание, напротив, будет более суровым; что правоохранительные органы в состоянии предоставить ему необходимую защиту; что соучастники, со своей стороны, не пожалеют его и будут руководствоваться только собственными интересами. Возможно, не сразу, но в конечном счете допрашиваемый обычно соглашается с этими доводами и отказывается от установки на ложь.

Нередко весьма эффективной оказывается максимальная детализация и конкретизация показаний, при необходимости – в сочетании с повторным допросом. При этом следователь добивается, чтобы допрашиваемый как можно подробнее рассказал о самом событии, о том, что ему предшествовало, что было после. Если допрашиваемый дает ложные показания, он может запутаться в деталях; к тому же подробные показания гораздо легче проверить и опровергнуть, предъявив при повторном допросе соответствующие доказательства.

В отдельных случаях правдивые показания удается получить с помощью стимулирования положительных качеств подозреваемого или обвиняемого. Для этого необходимо выявить и активизировать, например, такие качества допрашиваемого, как чувство собственного достоинства, смелость, гуманность (в частности, его желание исправить или уменьшить вред, причиненный преступлением). Конечно, использовать этот прием можно лишь в отношении тех подозреваемых или обвиняемых, у которых соответствующие положительные качества еще сохранились.

Основной прием, применяемый при допросе в конфликтной ситуации, – предъявление доказательств. Доказательства можно предъявлять двумя способами: либо по нарастающей последовательности (от более слабого к более вескому), либо начиная сразу с наиболее важного доказательства. Первый способ практикуется, когда доказательств сравнительно много, но ни одно из них не является особенно веским, решающим. Расчет следователя строится на том, чтобы продемонстрировать допрашиваемому ряд доказательств в виде стройной цепи, убедить его в бессмысленности запирательства и в необходимости сказать правду. Второй способ применяется, когда доказательств сравнительно немного, но среди них есть какое-то одно весьма веское или такое, к опровержению которого допрашиваемый психологически не подготовлен.

Необходимо отметить, что в методических целях бесконфликтные и конфликтные ситуации четко разграничиваются; однако в реальной жизни нередко случается так, что в ходе одного и того же допроса приходится сталкиваться сразу с обеими ситуациями (когда допрашиваемый дает правдивые показания по одному эпизоду и пытается обмануть, дезориентировать следователя в другом).

В подобных случаях следователю необходимо и проявить должную гибкость, и использовать различные приемы, сначала направленные на оказание помощи допрашиваемому в припоминании забытого, а затем (в ходе того же допроса) – на изобличение допрашиваемого в даче ложных показаний.

Дата добавления: 2019-09-13 ; просмотров: 204 ;

Задача следователя при допросе состоит не в том, чтобы допрашиваемый обязательно признал свою вину, а в том, чтобы получить от него полные и правдивые показания.

Особенности допроса подозреваемого и обвиняемого

§ 4. Психологические особенности допроса при изобличении допрашиваемого во лжи

Ложные показания дают не только подозреваемые, но и сви­детели, и потерпевшие. Допрашиваемый может давать ложные по­казания как в своих интересах, так и в ущерб им (например, при самооговоре).

Мотивами дачи ложных показаний свидетелем могут быть сле­дующие:

— боязнь мести со стороны подозреваемого, обвиняемого, их родственников и знакомых;

— опасение испортить отношения с другими лицами, прохо­дящими по делу;

— желание выгородить или смягчить вину подозреваемого (об­виняемого) в силу родственных, семейных, дружеских побуждений либо из корыстных соображений, а также противоположное наме­рение усугубить вину указанных лиц — из мести, ревности и т. д.;

— нежелание в дальнейшем выступать в качестве свидетеля, опознающего или участника иного следственного действия, быть вызванным в суд и т. д.;

— стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступ­ки, аморальное поведение и т. д.

Мотивы дачи ложных показаний потерпевшим сходны с пе­речисленными, к ним можно добавить только такие мотивы, как: 1) желание преуменьшить вред, причиненный преступлением по­терпевшему, чтобы скрыть источник приобретения утраченных цен­ностей; 2) стремление приувеличить причиненный преступлением ущерб как из чувства мести, так и из корысти и иных побуждений (ревность, злоба и т. д.).

Что касается мотивов дачи ложных показаний подозреваемым и обвиняемым, то они весьма разнообразны. В следственной прак­тике наиболее часто встречаются следующие:

1) желание избежать ответственности за содеянное или пре­уменьшить свою вину, либо понести наказание не за совершенное, а за менее тяжкое преступление — действительное или мнимое;

2) стремление выгородить или смягчить вину соучастников в силу дружеских, семейных или родственных связей, из корыстных соображений;

3) стремление оговорить соучастников из мести или в целях обеспечения собственной безопасности в будущем, а также огово­рить себя в силу болезненного состояния психики либо из бахваль­ства и т. д.;

4) стремление оговорить себя, чтобы скрыть неблаговидное, в том числе и преступное, поведение близкого человека 1 .

Лицо, дающее заведомо ложные показания, оказывает проти­водействие следствию, вступает со следователем в противоборство, в результате чего создается конфликтная ситуация.

Чтобы изобличить допрашиваемого в даче ложных показаний, следователю необходимо использовать тактические приемы.

При изобличении во лжи свидетеля и потерпевшего можно прибегнуть к таким приемам:

— убеждение в неправильности занятой позиции, ее антиграж­данском характере;

— разъяснение правовых последствий дачи ложных показа­ний;

— разъяснение вредных последствий дачи ложных показаний для близких допрашиваемому лиц из числа потерпевших, подозре­ваемых, обвиняемых;

— воздействие на положительные стороны личности допра­шиваемого (чувство собственного достоинства, смелость, благород­ство, принципиальность и т. д.).

Следственная тактика располагает целым арсеналом приемов изобличения подозреваемого и обвиняемого в даче ими ложных показаний, а также оказания на них правомерного психологическо­го воздействия с целью получить правдивые показания. Рассмот­рим основные.

1. Убеждение. Этот прием заключается в обращении следова­теля к здравому смыслу допрашиваемого, побуждении его к раска­янию и чистосердечному признанию путем разъяснения как вред­ных последствий запирательства и лжи, так и благоприятных по­следствий признания своей вины и активного содействия рассле­дованию совершенного преступления, а также преступлений про­шлых лет, оставшихся нераскрытыми.

2. Использование положительных свойств личности допра­шиваемого. Обращение следователя к положительным качествам собеседника во многих случаях приносит пользу. Каждому челове­ку свойственно стремление к самоуважению, и поэтому, апеллируя к честности, порядочности допрашиваемого, к его заслугам в про­шлом, авторитету в коллективе, среди товарищей, его личному и социальному статусу, его можно убедить быть откровенным, прав­дивым.

3. Пресечение лжи. Данный прием применяется тогда, когда нет необходимости давать возможность подозреваемому или обви­няемому “развертывать” ложь, когда у следователя имеется досто­верная информация по поводу обстоятельств, выясняемых во время допроса. “В этом случае лживые показания допрашиваемого немед­ленно отклоняются, ложь пресекается в “зародыше” путем предъяв­ления имеющихся доказательств или других средств воздействия. Потеряв надежду на возможность дезинформировать следователя, изобличенный фактами допрашиваемый часто переходит от лжи к правде” 2 .

4. Выжидание. Этот прием применяется к лицам, у которых происходит борьба мотивов, один из которых побуждает к даче лож­ных показаний или отказу от дачи показаний, а другой — к при­знанию своей вины, раскаянию в содеянном. Такая борьба мотивов не затухает и может проявиться достаточно сильно при умелом так­тическом воздействии следователя и в процессе допроса. Учитывая колебания допрашиваемого, следователь, сообщая определенные сведения, умышленно “закладывает” в его сознание такую инфор­мацию, которая должна обеспечить победу позитивных мотивов, и затем делает перерыв в допросе, выжидая, когда допрашиваемый сам откажется от мотивов, побуждающих его к даче ложных пока­заний.

5. Допущение легенды. Нередко следователь, зная либо дога­дываясь о том, что подозреваемый или обвиняемый дает ложные показания — легенду, предоставляет ему возможность изложить ее. Вступив в своего рода игру с допрашиваемым, он исходит из намерения выудить у того как можно больше деталей, конкретики, подробностей и как можно точнее и обстоятельнее зафиксировать рассказ в протоколе допросов. Дав возможность допрашиваемому высказать все, что ему вздумается, следователь предъявляет весо­мые доказательства, опровергающие, развенчивающие легенду. За­стигнутый врасплох и не подготовленный к созданию новой лжи, допрашиваемый может дать правдивые показания.

6. Внезапность. Данный прием заключается в неожиданном для допрашиваемого решении следователя провести после допроса то или иное следственное действие, в то время как допрашиваемый, убежденный в неосведомленности следователя о тех или иных об­стоятельствах дела, считает это действие невозможным. Например, следователь заявляет обвиняемому, дающему ложные показания, о намерении провести очную ставку с лицом, которого, по мнению допрашиваемого, уже нет в живых.

Разновидностью использования фактора внезапности на доп­росе является такой распространенный прием изобличения, как неожиданное предъявление доказательств. Эффективность этого приема зависит также от того, допускает ли подозреваемый или обвиняемый, что данные доказательства могут оказаться у следо­вателя. А. В. Дулов назвал такой прием, оказывающий сильное пси­хологическое воздействие на обвиняемого (подозреваемого), “эмо­циональным экспериментом”. Он пишет: “Это действие является экспериментом по той причине, что следователь специально создает условия, при которых резко изменяется эмоциональное состояние допрашиваемого, часто влекущее за собой и определенные физиологические реакции. Эмоциональным же эксперимент именуется в связи с тем, что цель его — выявление изменений в эмоциональном состоянии, последующий анализ и использование в допросе этого выявленного изменения. Чем больше событие преступления пере­живается, сохраняется в памяти обвиняемого (в силу раскаяния или в силу страха перед разоблачением), тем большее эмоциональное воздействие на него будет оказывать информация, напоминающая об этом событии, особенно в том случае, если он не знает о наличии ее в распоряжении следователя, если считает, что эта информация начисто разрушает его линию защиты от предъявленного обвинения” 3 .

В качестве примера можно привести одно из уголовных дел из практики американского Федерального бюро расследования пре­ступлений.

Безжизненное тело Мэри Стоунер, 12 лет, было обнаружено в 16 километрах от ее дома в пригородных зарослях. В последний раз ее видели за несколько дней до исчезновения, когда она вышла из школьного автобуса возле своего дома.

Причиной смерти стал удар камнем, расколовший череп. Ок­ровавленное орудие убийства обнаружили и изъяли полицейские, производившие осмотр места происшествия.

Подозрение пало на Даурела Девьера, 24 лет. Проверка его на полиграфе не дала никакого результата. О том, как развивались события дальше, рассказал сотрудник ФБР Джон Дуглас, консуль­тировавший местных сыщиков.

“Я сказал полицейским, что теперь, когда он понимает, что детектор лжи ему не страшен, остается лишь один путь уличить его — допрос. Прежде всего его следует провести ночью. Поначалу преступник будет ощущать себя более комфортно, поскольку ноч­ной допрос будет означать, что он не станет добычей прессы. Одна­ко допрос после окончания рабочего дня также будет свидетель­ствовать о серьезных намерениях полиции.

В допросе должны участвовать как агенты ФБР, так и мест­ная полиция. Он поймет, что против него обращена вся мощь пра­вительственных структур.

Далее, советовал я, оборудуйте комнату для допросов. Исполь­зуйте нижнее освещение, создающее атмосферу таинственности. Сложите на виду стопку папок с его именем. Самое главное, нужно положить на стол окровавленный камень с места происшествия, но так, чтобы увидеть его он мог, только повернув голову.

Читайте также:  Кто имеет право на внеочередное получение жилья

Ничего не говорите об этом камне, посоветовал я полицейским, но внимательно наблюдайте за мимикой Девьера. Если он и есть убийца, то он не сможет не обратить на него внимания.

Из своего опыта я знал, что на преступника, наносящего удар тупым предметом, неизменно попадает кровь жертвы.

Мой сценарий был выполнен в точности. Когда полицейские ввели Девьера в комнату, подготовленную для допроса, он сразу же посмотрел на камень, покрылся испариной и начал тяжело ды­шать. Он вел себя нервно и настороженно и явно был подавлен при упоминании о крови. В конце допроса он признался не только в убийстве Мэри Стоунер, но также и в совершении другого изнаси­лования”.

Даурел Джин Девьер был обвинен в изнасиловании и убий­стве Мэри Стоунер и приговорен к смертной казни. Он был казнен на электрическом стуле 17 мая 1995 г. 4 .

7. Последовательность. Этот прием по своему характеру противоположен предыдущему. Считается, что иногда бывает целесообразно предъявлять доказательства последовательно (по примеру нарастания доказательной силы) и систематически, подробно останавливаясь на каждом из них, чтобы дать обвиняемому “прочувствовать” всю силу отдельного доказательства и всего их комплекса. Вообще в следственной тактике существует целый арсенал приемов предъявления доказательств:

1) раздельное предъявление различных доказательств в той или иной последовательности;

2) одновременное предъявление всех имеющихся доказательств;

3) предъявление вначале косвенных, а затем прямых доказа­тельств;

4) внезапное предъявление доказательства (о чем речь шла выше);

5) предъявление доказательств по нарастающей их весомости;

6) предъявление комплекса доказательств после предваритель­ного сообщения обвиняемому о наличии доказательств, их перечис­ления с указанием источников их происхождения (либо без указа­ния);

7) предъявление доказательств как бы невзначай, между де­лом;

8) предоставление обвиняемому возможности самому изучить доказательство и оценить степень его убедительности;

9) фиксация внимания на отдельных признаках доказатель­ства;

10) сопровождение процесса предъявления доказательства пояснением механизма его образования, обстоятельств его обнару­жения;

11) предъявление доказательств с демонстрацией возможнос­ти технико-криминалистических средств по выявлению и расшиф­ровке скрытой информации, содержащейся в этом источнике 5 .

8. Снятие напряжения. Нередко во время допроса обвиняемый не отказывается от разговора, но и не может его вести, так как чувствует себя скованным, чрезмерно напряженным. В этом случае следователь, воздействуя на допрашиваемого определенным образом, иногда только интонациями голоса, отдельными фразами старается снять эту напряженность. Успешное снятие напряжения довольно часто влечет за собой откровенное признание. Облегчение, наступившее после снятия напряжения, вызывает у допрашиваемого стремление “излиться в беседе”, “поговорить по душам”.

9. Использование “слабых мест” личности обвиняемого. Под “слабым местом” личности следует понимать такие ее особенности, используя, которые можно добиться правильных, правдивых пока­заний на допросе. “Слабым местом” допрашиваемого может быть склонность к меланхолическим переживаниям, вспыльчивость, тщес­лавие и т. д. Так, в запальчивости и гневе обвиняемый расскажет то, чего не высказал бы в обычном состоянии (например, выдаст своих соучастников). В то же время следственная этика запрещает апеллировать к низменным качествам допрашиваемого (жадность, стяжание и др.).

10. Инерция. Это своеобразный прием, сущность которого сво­дится к тому, что следователь, беседуя с обвиняемым, незаметно переводит разговор из сферы отвлеченного, постороннего разгово­ра в сферу разговора по существу. При этом обвиняемый, говоря о “постороннем”, “по инерции” проговаривается о том, о чем не хо­тел бы говорить. Для получения большего эффекта необходимо бо­лее часто осуществлять такие переходы от одного предмета беседы к другому.

11. Отвлечение внимания. Обвиняемый всегда чутко и при­стально следит за ходом допроса с целью уловить, что для следо­вателя важно и что представляется ему второстепенным. В связи с этим допрашиваемый стремится сосредоточить свое внимание на чем-то одном, по его мнению, главном. “Учитывая это обстоятельст­во, — отмечают Л. Б. Филонов и В. И. Давыдов, — следователи ис­кусственно переводят внимание допрашиваемого на участки, не име­ющие первенствующего значения, и тем самым отвлекают его внима­ние от более важных участков. Все это предпринимается в расчете на то, что допрашиваемый будет относиться с меньшей осторожно­стью, небрежнее к тем обстоятельствам, о которых следователю было бы желательно получить более детальную информацию” 6 .

12. Создание впечатления хорошей осведомленности следо­вателя. Сущность этого приема заключается в том, что следова­тель, не обманывая допрашиваемого, в то же время убеждает его в своей осведомленности. Это может достигаться, во-первых, умени­ем вести себя определенным образом, во-вторых, с помощью досто­верной информации, в то время как обвиняемый не предполагает, что это за сведения (отдельные детали биографии, факты из дела и т. д.). В результате у допрашиваемого создается впечатление, что следователь знает не только отдельные подробности дела, но и все остальное. Это в итоге может заставить обвиняемого прекратить за­пирательство.

13. Создание “незаполненности”. Этот прием применяется в тех случаях, когда при отсутствии достаточного количества дока­зательств следователь ведет свои рассуждения, опираясь на ряд достоверных фактов. Он только показывает обвиняемому “незапол­ненные” места в деле. В то же время, рисуя в основном достаточно ясную и полную картину события, он вместе с допрашиваемым прослеживает логику отдельных фактов и предлагает ему заполнить неясные места. Эти незаполненные места и неясности, отмеченные следователем, вызывают у допрашиваемого беспокойство и есте­ственную потребность освободиться от нелогичности, привести все сказанное в соответствие с логикой.

14. Форсированный темп допроса. Этот прием состоит в том, что следователь, используя активную позицию, берет инициативу в свои руки и опережает мысль “противника” заранее заготовлен­ными ходами в форме вопросов или суждений. При высоком темпе подачи вопросов допрашиваемый, приняв этот темп, окажется не в состоянии тщательно обдумывать и “растягивать” ответ.

Существует ряд других тактических приемов допроса обвиня­емого, более подробно рассмотренных Л. Б. Филоновым и В. И. Да­выдовым в упомянутой работе.

1 Лившиц Е. М., Белкин Р. С. Указ. соч. С. 114-115.

2 Доспулов Г. Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976. С. 77.

3 Дулов А. В. Судебная психология. С. 322-323.

4 См.: Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. М., 1997. С. 163.

5 Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. М., 1997. С. 157—158.

6 Филонов Л. Б., Давыдов В. И. Психические приемы допроса обвиняемо­го // Вопросы психологии. 1966. № 6. С. 117.

Дулов назвал такой прием, оказывающий сильное пси хологическое воздействие на обвиняемого подозреваемого , эмо циональным экспериментом.

1.1 Понятие, задачи и виды допроса

Допрос можно определить как следственное действие, состоящее в личном общении следователя с допрашиваемым с целью получения у него сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Формируемые в рамках криминалистической тактики научные основы допроса не могут не учитывать достижений смежных отраслей знаний. Поскольку допрос является специфической формой межличностных отношений, большое значение имеют закономерности психической деятельности людей, изучаемые общей и социальной психологией. Так, общая психология раскрывает сущность и механизм таких важных для понимания допроса психических процессов, как восприятие человеком окружающей действительности с помощью органов чувств, запоминание воспринятого, воспроизведение воспринятой информации. С учетом достижений социальной психологии разрабатывается проблема психологического контакта следователя с допрашиваемым и другие. Важным в тактике допроса является организационный аспект, учитывающий достижения таких наук, как теория управления, научная организация труда.

По процессуальному положению допрашиваемого различают допрос потерпевшего, допрос свидетеля, допрос подозреваемого или обвиняемого. Такая классификация удобна при рассмотрении процессуальных аспектов этого следственного действия, а также некоторых его тактических приемов.

В зависимости от возраста допрашиваемого выделяют допрос взрослого, несовершеннолетнего или малолетнего лица. Допросы делятся на первичные, дополнительные, повторные. Исходя из личной позиции, занятой допрашиваемым, различают допросы лиц, дающих правдивые показания, и допросы лиц, заведомо не желающих говорить правду. Могут быть предложены и иные основания для классификации допросов и, соответственно, их виды.

Для отдельных обвиняемых типична боязнь утраты достигнутого им социального, служебного и материального положения.

Особенности допроса подозреваемого и обвиняемого

Допрос подозреваемого несовершеннолетнего.

При выборе момента и тактики допроса необходимо учитывать психологическое состояние подростка. Обычно это — эмоциональное возбуждение в сочетании с угнетенностью от непривычной обстановки. Начать следует с. беседы об условиях жизни, учебы (работы) и воспитания подростка, о круге его интересов, увлечений. Подросток может охотно рассказывать о себе и своих друзьях, полагая, что эти вопросы не имеют отношения к совершенному преступлению. После подробной беседы по биографическим данным ему необходимо очень подробно и доходчиво объяснить, в совершении какого преступления он подозревается.

Очень важно правильно формулировать вопросы. Они должны быть конкретны, не сложны и не содержать фактических данных, способных что-то подсказать подростку. Не следует забывать о такой его черте, как внушаемость.

Немаловажным при допросе будет демонстрация следователем своей осведомленности об обстоятельствах совершенного преступления. Однако это должны быть подлинные сведения, полученные из протокола осмотра места происшествия, показаний очевидцев и т. п. Использование элемента внезапности при предъявлении подозреваемому пусть не очень значительного, но убедительного доказательства способно склонить к необходимости говорить правду. При ссылке на алиби следует учитывать, что подростки обычно заранее его не подготавливают. Поэтому детализирующие вопросы и ответы на них подозреваемого о месте, времени, свидетелях, совместных действиях и т. п. сведения, зафиксированные в протоколе допроса, помогут в дальнейшем выявить несостоятельность его ссылок на алиби.

Допрос несовершеннолетнего обвиняемого.

К моменту предъявления обвинения позиция подростка уже известна, поэтому, планируя допрос, следователь учитывает его отношение к обвинению. Перед допросом следователь оглашает постановление о привлечении несовершеннолетнего в качестве обвиняемого. После этого подростку в доступной форме необходимо разъяснить сущность предъявленного обвинения, обоснованность квалификации, содержание процессуальных норм, упомянутых в постановлении, его права как обвиняемого, значение смягчающих и отягчающих вину обстоятельств.

В соответствии с УПК следователь в начале допроса выясняет, признает ли обвиняемый себя виновным в предъявленном обвинении. Отрицательный ответ сразу фиксировать нецелесообразно, так как в ходе допроса подросток может изменить свою позицию под влиянием доказательств.

Если подросток признает свою вину, допрос все равно должен быть проведен детально, без спешки, обстоятельно. Тактическими приемами такого допроса является максимальная детализация обстоятельств преступления и роли каждого из участников. Для этого должны быть выявлены обстоятельства, предшествовавшие преступлению, действия каждого из участников, их взаимоотношения, когда и как возник преступный умысел, кто был его инициатором.

Если подросток, признавая свою вину, путается в деталях, то необходимо особо разобраться в том, происходит ли это в силу его психофизиологических свойств (эмоциональное возбуждение, отсталость в развитии и др.) или он сообщает сведения, известные ему из других источников.

Если несовершеннолетний не признает себя виновным, то помимо тактических приемов, используемых при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, могут быть использованы и другие. В первую очередь необходимо доходчиво раскрыть подростку общественную опасность совершенного преступления, отношение к этому людей, ущерб, который он причинил семье, близким. Показать при этом, к чему может привести отрицание вины и как важно для него дать правильную оценку происшедшему, чистосердечно раскаяться и активно сотрудничать со следствием; объяснить, что это будет иметь значение как смягчающее обстоятельство.

Второй тактический прием — порядок предъявления доказательств. Доказательства целесообразнее, предъявлять по нарастающей, в логической последовательности и без большого разрыва во времени. При этом значение каждого доказательства необходимо разъяснять

Тактика допроса несовершеннолетнего свидетеля.

Очевидцы преступления или лица, ставшие свидетелями каких-либо связанных с ним событий, обычно дают правдивые показания. Данная категория свидетелей обычно доверяет Следователю и, может быть и бессознательно, готова помочь в установлении истины. Вопросы, задаваемые несовершеннолетнему свидетелю (очевидцу), формулируются очень продуманно. Они должны быть краткими, четкими и не содержать в себе никакой подсказки, никакого внушения.

При допросе свидетелей из ближайшего окружения несовершеннолетнего обвиняемого следует учитывать факт их дружеских отношений. Нередко они образуют устойчивые группы, сформировавшиеся по признаку совместного проживания, по месту учебы (работы), проведению досуга.

Проявляемая свидетелем скрытность может быть результатом запугивания его обвиняемым или иными членами группы. Свидетель может “отмалчиваться и потому, что опасается возмездия за совершенные им проступки, которые еще не известны следствию. Все эти скрытые до поры до времени обстоятельства необходимо иметь в виду при допросе, стараясь проверить обоснованность таких предположений. Если в ходе допроса будут выявлены факты противоправного поведения свидетеля, следователь должен разъяснить ему, что хотя в его действиях нет состава преступления, но к нему могут быть применены меры воспитательного воздействия.

Несовершеннолетние потерпевшие обычно объективны в своих показаниях. Однако, готовясь к допросу и осуществляя его, необходимо помнить, что они заинтересованы в исходе дела, так как им причинен моральный, физический или имущественный вред. К тому же на правдивость показаний может влиять то обстоятельство, что в момент преступного посягательства они находились в состоянии стресса, испытывали чувство страха, неадекватно воспринимали происходящее. К тому, же они думали не о том, как запомнить происходящее, а о самообороне и защите от посягательства.

Если было совершено половое преступление, то потерпевшая(ший) может умалчивать о некоторых обстоятельствах или даже отрицать их.

Нельзя не учитывать также и то, что на потерпевшего оказывают влияние (угрожают, стараются подкупить) родные, близкие, друзья обвиняемого. Все это определяет формулировки задаваемых ему вопросов и помогает наметить пути последующей проверки его показаний.

Данная категория свидетелей обычно доверяет Следователю и, может быть и бессознательно, готова помочь в установлении истины.

Допрос подозреваемого

При допросе подозреваемого, который производится на ограниченной исходной информационной базе и в условиях острого дефицита времени на его подготовку, следователь еще не располагает достаточными изобличающими доказательствами Это обязывает его применять многовариативную тактику допроса.

Однако допрос подозреваемого сразу после его задержания или ареста имеет и некоторое преимущество: противодействующий правосудию подозреваемый не в состоянии детально обдумать, всесторонне обосновать ложную версию, его ложные показания содержат обычно явные противоречия.

Допрос подозреваемого может предваряться беседой с целью выявления его личностных особенностей. При этом следователь может использовать известные ему факты, создавая у допрашиваемого впечатление о хорошей своей информированности. В ряде случаев следователь раскрывает перед подозреваемым эвристические возможности отдельных следственных действий.

В процессе допроса перед подозреваемым ставятся прежде всего те вопросы, ответы на которые уже известны следователю. При этом выявляется позиция подозреваемого в отношении правосудия.

Существенную роль при допросе имеет адекватная интерпретация динамики текущих эмоционально-волевых состояний подозреваемого. Известно, что внешние проявления эмоционального состояния человека не имеют никакого доказательственного значения. Однако проявление эмоциональных состояний может дать оперативно-ориентирующую информацию. Так, волнение при определенных вопросах, “уход” от тех или иных тем, “застревание” на определенных обстоятельствах должны побудить следователя к более тщательному анализу причин такого поведения.

Следователь должен проявлять большую осторожность в использовании фактического материала, ибо малейшие ошибки резко ослабляют его позиции. Следует помнить, что подозрения в отношении конкретного лица могут возникнуть в силу неблагоприятного стечения обстоятельств, ошибки, заблуждения, оговора.

Основная задача следователя – получить сведения, позволяющие проверить причастность подозреваемого к расследуемому событию. При этом необходимо выделять такие обстоятельства, которые могут быть известны только лицу, совершившему преступление. Особенно чутко следователь должен реагировать на умолчание о фактах, уже выявленных следствием.

Большое значение в допросе подозреваемого имеет метод косвенных вопросов. Он состоит в том, что вопросы, существенные для расследования, маскируются среди внешне “безопасных”, как бы далеких от интересующего следователя события. При этом анализируется осведомленность подозреваемого об участниках преступления, о времени, месте и способах его совершения, применявшихся орудиях и других обстоятельствах.

Необходимо своевременно блокировать возможные ложные утверждения подозреваемого с целью ослабления значения имеющихся доказательств. Так, по поводу найденной при обыске у подозреваемого ценной вещи, принадлежавшей убитому, он может сказать, что купил ее у неизвестных лиц Если же вначале подозреваемому будут заданы вопросы о покупках, сделанных им в последнее время, и в перечне этих покупок данная вещь не будет указана, то такой косвенный вопрос предупредит возможное ложное утверждение допрашиваемого.

Как уже говорилось, при допросе подозреваемого следователь еще не располагает необходимой совокупностью доказательств; в системе доказательств обычно имеются пробелы. По повышенному одностороннему интересу следователя к отдельным эпизодам события подозреваемый может догадаться о дефиците доказательственной информации. Поэтому косвенные, второстепенные вопросы уместны и как средство маскировки подлинных устремлений следователя.

Исходя из своей гиперзащитной позиции, подозреваемый ориентируется на информацию о возможностях получения следователем изобличающих доказательств. В связи с этим избирательно-психологическое воздействие на допрашиваемого оказывает демонстрация следователем возможностей следствия. При этом он как бы опережает те вопросы, которые возникают в сознании подозреваемого. Но отдельные факты, которые могут укрепить подозреваемого в нежелании признаться в преступлении, предпочтительно скрывать (например, гибель жертвы).

Поспешное и неумелое предъявление доказательств снижает их изобличительную направленность, позволяет противодействующему лицу выдвинуть ложные объяснения. Следователь должен предвидеть все то, что может снизить изобличающую силу доказательств, предварительно нейтрализовать все возможные контраргументы допрашиваемого лица.

Доказательства следует предъявлять с учетом их взаимосвязи. Логика раскрытия доказательств должна способствовать тому, чтобы психологическое воздействие на допрашиваемого по мере их предъявления нарастало.

При допросе нескольких подозреваемых по делам о групповых преступлениях целесообразно использовать психологические феномены межличностного взаимодействия – разнонаправленные интересы членов группы, соперничество, антагонизм, нарушая согласованность групповых позиций, а также стремление отдельных членов группы приуменьшить свою роль в совершенном преступлении.

В случае отказа подозреваемого от дачи показаний (психологически это наиболее сложная ситуация допроса) следователь разъясняет, что тем самым допрашиваемый лишается возможности самозащиты, а следствие – возможности выяснить смягчающие его ответственность обстоятельства.

Предъявляя доказательства, изобличающие подозреваемого во лжи, следователь максимально активизирует его эмоциональные переживания, формирует у него чувство неизбежности установления истины.

Подозреваемые нередко прибегают к ложному алиби. В таких случаях детальный допрос помогает выявить незнание подозреваемым тех подробностей, которые связаны с его утверждениями о месте пребывания (например, “сидел дома, смотрел телевизор”, “был в театре”, но на вопросы о названии и содержании увиденного ответа не дается) Детальная проработка “легенды” также демонстрирует ложность алиби, поскольку детали второстепенных обстоятельств люди обычно не запоминают. Однако не следует спешить с изобличением всех противоречий и ложных утверждений подозреваемого. Это может насторожить допрашиваемого, повысить его самоконтроль или привести к отказу от дачи показаний.

Необходимо помнить, что коммуникативный контакт может быть нарушен из-за проявления со стороны следователя крайнего недоверия к показаниям подозреваемого, злорадства при первых незначительных противоречиях в его показаниях. Кроме того, это косвенно свидетельствует об отсутствии у следователя других веских доказательств виновности подозреваемого.

При допросе подозреваемого по обстоятельствам, хорошо известным следствию, целесообразно подправлять, детализировать показания, расходящиеся с истиной, – это создает впечатление хорошей осведомленности следователя.

Иногда следователь сталкивается с трудной тактической ситуацией – самооговором подозреваемого. Это может быть связано с психическим перенапряжением в результате длительных допросов, с грубыми нарушениями прав личности, с тактическими просчетами следователя, с желанием скрыть другое, более тяжкое преступление.

О самооговоре могут свидетельствовать навязчивые уверения в “честности” признания, схематичность, заученность показаний, неспособность сообщить факты, которые обязательно должны быть известны лицу, совершившему преступление.

Методика разоблачения самооговора та же, что и разоблачения других ложных показаний, – детальный повторный допрос, проверка показаний на месте, очная ставка, следственный эксперимент, анализ соответствия показаний совокупности имеющихся доказательств.

Необходимо помнить, что коммуникативный контакт может быть нарушен из-за проявления со стороны следователя крайнего недоверия к показаниям подозреваемого, злорадства при первых незначительных противоречиях в его показаниях.

Добавить комментарий