В Москве стимулируют предприятия, дающие работу инвалидам

Система льгот для предприятий разных форм и численности

Государственные преференции доступны только тем организациям, которые принимают на работу лиц с ограниченными возможностями здоровья с учётом их индивидуальной реабилитационной программы.

Однако к такому предприятию выдвигается ряд требований:

  • Форма собственности;
  • Число трудоустроенных инвалидов от общего количества сотрудников;
  • Вид деятельности и пр.

Система государственных привилегий призвана мотивировать организации взять такого человека на работу и тем самым принять участие в социальной реабилитации частично трудоспособных граждан, реализуя их право на труд.

Основными её элементами являются:

  • Полное или частичное освобождение от налогообложения;
  • Пониженные тарифы по уплате взносов в систему социального страхования;
  • Субсидии для организации специфичных рабочих мест.

Тогда как освобождение от уплаты налогов имеет свои особенности.

Врач по реабилитации инвалидов (Царицынский)

Требования: Обязанности: • проведение санитарно-просветительской работы среди получателей социальных услуг по укреплению здоровья и профилактике заболеваний, пропаганде.

Дополнительная информация по вакансии Специалист по реабилитационной работе в социальной сфере профиль логопедия Ответственность Профессия Специалист по реабилитации.

Заявительный принцип

Необходимость в проведении социального опроса власти столицы обосновывают устаревшим принципом трудоустройства инвалидов, который действует сегодня. Как рассказал «Российской газете» руководитель департамента труда и соцзащиты жителей Москвы Андрей Бесштанько, сегодня таким людям помогают с трудоустройством лишь в случае, если они попросили об этом. По факту мало кто из этих людей вообще знает о потенциальной возможности получить помощь в поиске работы, еще и от столичных властей. Как говорит Бесштанько, это очень удобно для чиновников: нет обращений – нет хлопот по поиску рабочих мест. Но такой подход противоречит целям департамента, ведь он нацелен на социальную адаптацию таких граждан, способствовать которой в таких условиях удается не слишком успешно.

Новая программа позволит решить проблему с устаревшим принципом трудоустройства инвалидов.

Например, за индивидуальной социальной реабилитацией в прошлом году обратились почти 5,4 тыс. человек, 10% которых уже в работе не нуждались. Из прошедших эту программу, 3,3 тыс. получили консультации от столичных служб занятости, однако, из них трудоустроились лишь 128 человек. Почти 1,2 тыс. сразу отказались от помощи в трудоустройстве, а вот оставшиеся 2 тыс. просто решили отмолчаться. Чиновники считают, что такая пассивность обусловлена спецификой жизни инвалидов, и именно на таких людей, которые уже давно потеряли веру в возможность самореализации, рассчитано инициируемое анкетирование.

Кроме того, многие инвалиды избегают трудоустройства, поскольку оно требует переосвидетельствования их инвалидности, что требует дополнительного прохождения медкомиссии. В ее рамках может выясниться, что гражданин стал здоровее и тогда ему присвоят, например, уже не первую, а вторую группу. В таком случае он лишится многих льгот и компенсаций, теряя значительную часть полагающихся ему средств. Все это заставляет инвалидов отказываться от прохождения медкомиссий, снижая тем самым их конкурентоспособность на рынке.

Конечно, в Москве уже пытались реализовать массовые программы по трудоустройству инвалидов, одной из которых был call-центр для людей с проблемами по зрению.

Предоставление льгот для компаний

Учреждения, с работающими в них инвалидами, вправе рассчитывать на конкретные льготы. Однако система их присваивания очень трудна.

В основном нанимателям, использующим в организации труд лиц со статусом инвалида, предоставляются налоговые льготы. Смягчение в обложении налогами – это своего рода господдержка социально незащищённых граждан. Предприятием же осуществляется немаловажная социальная работа – выделение финансирования для этого.

Также предприятие получает послабление на страховые взносы.

Путем предоставления всевозможных послаблений и гарантий для компаний, применяющих работу граждан с инвалидностью, государством преследуется цель обеспечения таких лиц рабочими местами.

Послабления не действуют относительно доходов, полученных в процессе изготовления и торговли.

По больному месту

Предполагается, что собранные деньги будут аккумулированы в специальном фонде и потрачены на то, чтобы помочь людям с ограниченными возможностями здоровья найти работу. Например, на их обучение и стажировки, создание специально оснащенных рабочих мест и так далее. “РГ” выяснила, как восприняли эту идею эксперты и как сейчас обстоят дела с трудоустройством инвалидов в регионах.

– Мы слышали об этой идее и даже обсуждали ее в своем кругу, но не ждем от нее каких-либо перемен к лучшему, – рассказала “РГ” председатель воронежской городской организации Всероссийского общества слепых Наталья Городцова.

Работодатели зачастую отказывают инвалидам в трудоустройстве, предпочитая выплачивать штрафы. Они опасаются дополнительных проверок, ответственности, а также того, что незрячие и слабовидящие люди не справятся со своей работой.

Сейчас выполнить квоту по приему на работу инвалидов (в среднем 3-4 процента от общего количества рабочих мест) можно лишь одним путем – трудоустроить. Далеко не всегда это реально на практике.

По данным Министерства труда и соцразвития Новосибирской области, в 2018 году 3,6 тысячи организаций региона готовы были предоставить инвалидам 13 тысяч рабочих мест. На начало этого года в счет установленной квоты работали более 8,3 тысячи новосибирцев (то есть в полтора раза меньше). Из 524 официально зарегистрированных членов ВОС в Воронеже трудоустроены человек 30 – в основном они работают массажистами в поликлиниках, есть несколько преподавателей музыкальных школ.

Как показывает практика, работодатели чаще не готовы не только к созданию дорогих рабочих мест (например, для незрячего сотрудника специальный стол и компьютер обойдутся больше чем в миллион рублей), но и к переобучению. Не готовы и к любым дополнительным расходам, что вполне логично. И даже – к эмоциональному дискомфорту.

Как рассказала адвокат Елена Мадеева, она помогала трудоустроиться выпускнице вуза с дипломом юриста и заболеванием позвоночника. Ей не требовалось специального рабочего места – но нужно было какое-то время работать сидя, а какое-то – стоя, то есть менять положение тела. Девушка претендовала всего лишь на вакансию в канцелярии суда – сортировать почту. Но ей отказали. Потому как – мало ли что. И непривычно: чего это она будет то сидеть, то стоять… Так рассуждает государственная организация. Чего уж говорить о бизнесе.

Сейчас в Новосибирской области для средних (от 35 до 100 сотрудников) и крупных (свыше 100) предприятий действует одинаковая квота – три процента общего количества рабочих мест они обязаны предоставить людям с инвалидностью. Какие это места? По данным ведомства, люди с ограниченными возможностями здоровья, обращаясь в службу занятости, в основном ищут вакансии сторожа, диспетчера, подсобного рабочего, сборщика, охранника, упаковщика, уборщика или администратора. Но нередко предприятия готовы и обучать соискателей тем профессиям, которые требуются на производстве. Так, в одной из крупных новосибирских обувных компаний трудятся инвалиды по слуху и люди с нарушениями опорно-двигательного аппарата, которые прошли специальную подготовку при приеме на работу. Они получили профессии сборщика обуви, обработчика деталей, полуфабрикатов и изделий. При этом здесь не пришлось создавать для инвалидов специальные рабочие места, тратя на это солидные средства.

– С точки зрения бизнеса едва ли выгодно брать на работу инвалида, которому нужно создавать особые условия труда, и который имеет определенные преференции – сложнее процедура увольнения и так далее, – рассуждает уполномоченный по правам предпринимателей в Новосибирской области Николай Мамулат.

Поэтому работодатели не спешат информировать службу занятости о том, какие у них есть вакансии для инвалидов. Это основное нарушение, которое выявляют чиновники во время проверок на предприятиях. В результате у специалистов, которые занимаются трудоустройством, нет четкого представления, где мог бы быть востребован человек с тем или иным заболеванием. Понятно, что отсутствует и какая-либо стратегия на уровне региона.

Инициируемый федеральными властями эксперимент Николай Мамулат считает полезным, так как новые правила позволят бизнесу быть более гибким в принятии решений. С другой стороны, существует опасность, что подавляющее большинство работодателей решит воспользоваться предоставленной альтернативой. Тогда, по мнению председателя Ленинской районной организации Всероссийского общества инвалидов Натальи Скаредовой, будет забыто все, чего удалось достигнуть за счет действующего закона о квотировании. По ее мнению, он и так работает слабо, и в первую очередь потому, что не предусматривает серьезных санкций – штрафы для нарушителей минимальные. Да и платят их в регионе буквально единицы: в прошлом году в суд передали всего три таких административных протокола, в этом году – пять.

– Но главное, отсутствует объективный анализ рынка труда, – говорит специалист. – Мы должны знать, не только какие профессии может получить человек с ОВЗ, а где он будет действительно востребован. Реальный пример: человек с ментальными отклонениями получил диплом о высшем образовании, но при этом не может ответить на элементарные вопросы в этой сфере. Зачем он получал диплом IT-специалиста, если у него нет шансов работать по этой профессии? Однако он может приносить пользу обществу, мы помогли ему устроиться туда, где он выполняет посильные действия, и он счастлив.

Кроме того, по мнению Натальи Скаредовой, когда закон о квотировании вступил в силу, львиная доля организаций вписали в квоты людей с рабочей группой инвалидности, которые и так работали на предприятии. Таким образом, новых рабочих мест практически не добавилось. А о трудоустройстве людей с первой и второй степенью инвалидности речи практически не идет.

– Не только как общественник, но и как предприниматель я уверена: нужно стимулировать работодателей трудоустраивать инвалидов в рамках существующего закона, – говорит Наталья Скаредова. – Целью бизнеса всегда является извлечение прибыли, а работать себе в убыток никто не станет. В моей компании бухгалтером работает человек с первой группой инвалидности. Он практически не выходит из дома, но вполне справляется с обязанностями удаленно. Передвигаться ему действительно очень тяжело, развозить бумаги, забирать первичные документы он не может. Мне приходится часть его обязанностей брать на себя или нанимать еще одного сотрудника. И в такой ситуации оказывается большинство тех, кто решился взять в штат сотрудника с “тяжелой” группой инвалидности.

В Новосибирской области действует программа, по которой предприятие может рассчитывать на компенсацию зарплаты для инвалида в объеме минимального размера оплаты труда, однако, по словам эксперта, на эти цели выделяется лишь около тридцати миллионов рублей на весь регион в год. Туда же входит компенсация оплаты куратору работника с инвалидностью, но уже в размере половины от МРОТ. Это всего шесть тысяч рублей.

– Нужно повышать государственное участие в трудоустройстве инвалидов, в том числе создавать специальные госпредприятия, – уверена Наталья Скаредова. – Эта практика существовала и прекрасно зарекомендовала себя, но в 90-е была забыта. Если же будет создан очередной фонд, эти деньги просто “размоются”: еще одна структура, еще одно руководство – о целесообразности распределения средств говорить не приходится.

Читайте также:  Как учитывать зачет взаимных требований

Еще одна любопытная деталь. Государство, заботясь о людях с ОВЗ, часто усложняет им жизнь – такой вот парадокс. Как рассказала Елена Мадеева, в Новосибирске крупная торговая сеть вынуждена был уволить множество инвалидов после того, как те предъявили индивидуальные программы реабилитации. В них содержится множество запретов: глухим почему-то нельзя по состоянию здоровья работать в горячем цехе или рубить мясо. Почему, непонятно. Выход нашелся: сейчас инвалиды пишут работодателю заявления, отказываясь от того или иного пункта в программе реабилитации. И, принимая всю ответственность на себя, идут печь пироги – вопреки запретам слишком заботливого государства.

Как пояснили “РГ” в Минтруде, действительно, планируется провести эксперимент в пяти регионах. Кстати, и в Воронежской области тоже. А еще в Якутии, Орловской, Свердловской и Тверской областях.

Ожидается, что он начнется 1 января 2020 года и закончится 31 декабря 2025 года.

Сейчас по закону квота считается выполненной, когда работодатель принял на работу человека с инвалидностью. При этом действующий механизм квотирования вызывает нарекания и у работодателей, и у органов госвласти. Он неоднозначен в выполнении, не позволяет в полной мере использовать его потенциал.

На практике часто квотируемые рабочие места не соответствуют квалификационным и профессиональным возможностям инвалидов, не учитывают их психофизические и иные возможности, которые требуют специально оборудованных рабочих мест.

Эксперимент, для которого подготовлен пакет законопроектов, предлагает создавать в пилотных регионах фонды содействия трудоустройству инвалидов. Пополняться они будут за счет компенсационных выплат работодателей, если они обоснованно не могут принять их на работу. Размер этой выплаты будет зависеть от размера прожиточного минимума (ПМ) трудоспособного человека в регионе. Если он ниже федерального, значит, размер выплаты будет равен федеральному ПМ, а если выше – то региональному.

Средства фондов можно будет направить на организацию профессионального обучения инвалидов, в том числе – непосредственно на рабочих местах с выделением наставника, стажировок для них для последующего трудоустройства. На создание и оборудование специальных рабочих мест для инвалидов, на стимулирование работодателей к приему на работу инвалидов, в том числе сверх установленной квоты, на организацию дистанционного труда инвалидов. Таким образом, квота будет считаться выполненной не только, если работодатель принял на работу инвалидов, но и если он заплатил компенсацию в фонд.

Одновременно будет усилена ответственность работодателей за неисполнение квоты. Штрафы для них в пилотных регионах составят от 10 тысяч до 20 тысяч рублей, для юридических лиц – от 150 тысяч до 300 тысяч рублей.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере “РГ”

– Но главное, отсутствует объективный анализ рынка труда, – говорит специалист.

Что такое трудоустройство на квотированные рабочие места

В крупных компаниях возможно создание специально оборудованных рабочих мест для трудоустройства лиц с инвалидностью. При увеличении числа сотрудников в любой организации до 35 и выше человек работодатель вправе открыть так называемые квотируемые рабочие места. Это такие вакансии, на которые может прийти и трудоустроиться человек с инвалидностью.

При росте штата число мест по квоте увеличивается пропорционально общей численности работников. Компании со штатом от 100 человек обязаны принимать инвалидов вне зависимости от их форм собственности. Особенность таких рабочих мест заключается в том, что после создания начальник уже не может от них «избавиться», законодательно это не предусмотрено. Он обязан отсылать в центры занятости информацию о наличии таких вакансий.

Так, в Москве сведения об образовании компании с местами для инвалидов следует отправлять в государственный Центр квотирования в течение месяца после регистрации ее в налоговой службе. Кроме того, работодатель обязан регулярно представлять отчетность в службу занятости населенного пункта. Он указывает в документе:

  • данные компании и внутренние нормативные акты;
  • количество сотрудников и число мест по квоте;
  • имеющиеся вакансии для инвалидов с подробным описанием;
  • социальные гарантии.

Если должностное лицо опаздывает с подачей отчета, отказывает инвалиду в трудоустройстве или не выполняет квоту, его штрафуют. Обязательное создание квотированных рабочих мест не требуется для общественных объединений инвалидов и организаций, образованных на их средства. При сокращениях штата организации места для инвалидов нельзя предлагать сотрудникам, не имеющим группы.

В 60 случаев соискателям удается найти работу на дому или на производстве.

Порядок приема

  • справка, выданная комиссией МСЭ (медико-социальной экспертизы), в которой указывается группа инвалидности и степень ограничения трудовой деятельности;
  • ИПР (индивидуальная программа реабилитации или абилитации) — именно в соответствии с этой программой работодатель должен предоставить необходимые условия труда человеку с ограниченными возможностями. Работодатель благодаря данной программе может убедиться, что человеку, претендующему на вакантное место, условия работы не противопоказаны ему по состоянию здоровья. Если имеются какие-либо противопоказания (недопустимый уровень шума, загазованность и пр.), то работодатель на законных основаниях может отказать инвалиду в трудоустройстве. При этом в направлении службы занятости необходимо отметить причину отказа.

Но важно учитывать, что если устройство на работу инвалида происходит не в рамках квоты и для занимаемой вакансии не предъявляются особые требования к состоянию здоровья работника, то инвалиду не обязательно предоставлять вышеперечисленные два документа, он это может сделать по желанию, и в связи с этим может быть принят на работу на общих основаниях, без предоставления льгот.

всем инвалидам работодатели обязаны предоставлять ежегодный оплачиваемый отпуск не менее 30 календарных дней;.

Социальное страхование

В данном случае нет каких-либо ограничений относительно типу организации, готовой брать на работу сотрудников с ограниченными возможностями. Здесь выделяют следующие льготы:

  • в Пенсионный фонд перечисления уменьшаются на 21%;
  • тариф для ФСС снижается на 2,4%;
  • выплаты в ФООМС также уменьшаются на 3,7%.

Дополнительных льгот для компании не предусматриваются. Получить скидки можно путем подачи документов в отделение ФСС.

При этом также можно получить выплаты от центра занятости, если руководители компании пожелают создать соответствующие условия для рабочих с инвалидностью.

Работа инвалида в ночное время, по праздникам, выходным и сверхурочно

Работающим гражданам с инвалидностью устанавливаются некоторые ограничения по рабочему графику.

Законодательство разрешает привлекать инвалидов к работе по праздникам, выходным, по ночам и сверхурочно, но только при соблюдении определенных ограничений. В первую очередь, если подобная работа не противопоказана инвалиду по состоянию здоровья.

Из письма Минздрава РФ № 2510/3308-98-32 от 10.04.1998.

Данная норма остается неизменной и применяется в настоящее время. Так, к примеру, чтобы предоставить инвалиду работу в ночное время либо на выходные дни, наниматель должен также:

  1. Известить инвалида о его праве на отказ от работы в обозначенных условиях.
  2. Получить письменное согласие от него на работу ночью (либо в выходные).

Важно! Инвалид вправе отказаться от ночной, «выходной» (сверхурочной) работы. При этом наниматель не вправе понижать ему за это зарплату, а также увольнять его либо привлекать к ответственности.

Известить инвалида о его праве на отказ от работы в обозначенных условиях.

Формальная квота

Квоты для приема на работу инвалидов были установлены в России в 1995 г. По закону работодатель обязан создавать или выделять рабочие места для инвалидов, оборудовать им рабочее место и создавать им условия, совместимые с индивидуальной программой реабилитации. В квоту включаются и рабочие места тех, кто получил инвалидность в процессе работы, говорит Татьяна Николаенко из юридической компании «Хренов и партнеры».

с руководителя за каждое незанятое рабочее место для инвалида, говорит адвокат адвокатского бюро Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Ольга Тянгаева, многие работодатели предпочитают штраф созданию рабочих мест для инвалидов.

В Москве стимулируют предприятия, дающие работу инвалидам

–>

–>

–> –>Меню сайта –>
–>

В частности, компаниям, принимающим на работу инвалидов, будет легче получить госконтракты. Кроме того, им частично компенсируют расходы на зарплату.

Московские предприятия, нанимающие на работу инвалидов, смогут рассчитывать на дополнительные льготы, пишет газета «Известия». И.о. руководителя столичного департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Алексей Комиссаров сказал, что предложения будут в ближайшее время обсуждаться на координационном совете по делам инвалидов при мэре Москвы. Так, организациям, в которых работают 50 и более инвалидов, хотят облегчить получение заказов на госзакупках. Кроме того, на протяжении полугода предприятиям предлагают компенсировать 50% от зарплаты, которая выплачивается сотрудникам с ограниченными возможностями.

Также, по словам Алексея Комиссарова, будет оказываться поддержка инвалидам, решившим открыть свой бизнес:

Руководитель фонда «Качество жизни» Мария Кулик считает проблему трудоустройства инвалидов в столице актуальной:

В то же время председатель объединенного координационного совета межрегионального профсоюза предпринимателей Владлен Максимов считает, что дотации государства должны варьироваться в зависимости от того, человека с какой инвалидностью предприниматель берет на работу, чтобы избежать злоупотреблений. Он заявил:

Между тем психиатр Михаил Виноградов утверждает, что трудотерапия является основной успешного лечения и социализации инвалидов в обществе:

Как мы писали ранее, недавно президент подписал закон, устанавливающий квоты для приема на работу инвалидов. Теперь принимать на работу инвалидов в обязательном порядке придется не только большим предприятиям. Так, в компаниях с численностью менее 100 человек количество сотрудников с ограниченными возможностями должно составлять 3%.

Также мы сообщали, что в начале текущего года выросли штрафы для работодателей за нарушение трудовых прав инвалидов. Закон, подписанный президентом, вносит изменения в несколько правовых актов и возлагает на работодателей новые обязанности. В частности, им придётся каждый месяц сообщать в органы службы занятости дополнительную информацию. Докладывать нужно будет о созданных и выделенных рабочих местах для людей с ограниченными возможностями. Отчитаться придётся и о том, какие приказы издало руководство компании для реализации этих требований.

Ответственность за нарушения в данной сфере усилится. Преобразования затронули статью 5.42 КоАП РФ. Появились санкции для тех, кто игнорирует требование создать рабочие места для инвалидов. Штрафы за остальные проступки выросли в несколько раз. В новой редакции статья гласит:

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти до десяти тысяч рублей.

2. Необоснованный отказ в регистрации инвалида в качестве безработного –

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти до десяти тысяч рублей.

Напомним, государственную политику в области социальной защиты инвалидов в РФ определяет Федеральный закон от 24.11.1995 N 181-ФЗ. Её цель — обеспечение инвалидам равных с другими гражданами возможностей в реализации прав и свобод, предусмотренных Конституцией.

Государство гарантирует трудовую занятость людям с ограниченными возможностями здоровья. В частности, в организациях устанавливаются квоты для приема на работу инвалидов. Квоты касаются компаний, где трудятся более 100 человек. Власти субъекта РФ имеют право установить квоту в размере от 2 до 4% среднесписочной численности работников. Помимо этого, резервируются рабочие места по профессиям, наиболее подходящим для трудоустройства этой категории граждан. Кроме того, закон предусматривает создание для инвалидов условий труда в соответствии с индивидуальными программами реабилитации, помощь в обучении новым профессиям и организации собственного дела.

Правовые, экономические и организационные основы государственной политики содействия занятости населения определяет “Закон РФ от 19.04.1991 N 1032-1.

Добавим, что по статье 19.7 КоАП карается непредставление или несвоевременное представление в государственный орган предусмотренных законом сведений. За это граждан могут оштрафовать на сумму до 300 рублей, должностных лиц — до пятисот, организации — до пяти тысяч.

Так, организациям, в которых работают 50 и более инвалидов, хотят облегчить получение заказов на госзакупках.

Право на труд

Инвалиды наравне с остальным обществом могут зарабатывать на жизнь самостоятельно и выбирать род занятий в условиях трудового рынка. У них нет никаких ограничений в правах на труд и ни одно предприятие не может отказать им в устройстве на работу. К исключениям относится деятельность, которая требует серьезных физических усилий и наличие медицинских противопоказаний к профессии.

Кроме того, во время подписания трудового договора работодатель должен опираться на профессиональные качества. Он не вправе отдавать преимущество кандидатам без инвалидности, ссылаясь на их состояние здоровья. Поэтому если человеку необоснованно отказали в приеме на работу, руководителю предприятия выписывается штраф в размере 5000 рублей.

Кроме того, во время подписания трудового договора работодатель должен опираться на профессиональные качества.

Медицинская помощь, лекарства, услуги коммунальные

Люди с ограниченными возможностями имеют право получать бесплатное лечение, включая специализированную и высокотехнологичную помощь. Однако пользоваться этой возможностью они могут только в государственных клиниках. Также инвалидам полагаются бесплатные лекарства по рецепту врача. Перечень препаратов утверждается государством. Инвалиды всех трех групп, а также семьи, имеющие детей с ограниченными возможностями, платят за квартиру, электричество и воду только половину обычной суммы.

Однако стоит знать, что 50-процентная скидка на оплату квадратных метров сохранилась только в государственных и муниципальных домах. Если же квартира находится в частной собственности, то инвалид платит полностью всю сумму. Практически нет послаблений и при расчете за телефонные разговоры. На половинную оплату имеют право лишь слепые инвалиды 1-й группы, ветераны труда и инвалиды с детства.

Также инвалидам полагаются бесплатные лекарства по рецепту врача.

Инвалидов отправят работать законодательно: посредники помогут с вакансией и трудоустройством

Работа не волк, от инвалида не убежит

13.07.2017 в 20:34, просмотров: 14784

Министерство труда и социальной защиты России подготовило революционный законопроект. Специалисты службы занятости в инициативном порядке будут искать работу для людей с инвалидностью, сопровождать их до момента трудоустройства, выстраивать маршрут до работы, а также оказывать всестороннюю поддержку, чтобы они влились в коллектив и закрепились на рабочем месте.

Ныне официально в России работают лишь 25% людей с ограниченными возможностями. Предполагается, что к 2018 году эта цифра увеличится до 40%. А к 2020 году доля работающих инвалидов трудоспособного возраста достигнет 50%.

Насколько сложно найти работу инвалиду, в том числе с тяжелыми нарушениями здоровья? Какие им предлагают вакансии и заработную плату? И почему может не оправдаться оптимистичный прогноз властей, узнал спецкор «МК».

«Не все инвалиды готовы к переменам»

На форумах комментарии инвалидов по поводу воплощения в жизнь законопроекта сводятся к одному: «Жаль только, жить в эту пору чудесную уж не придется ни мне, ни тебе…»

— Да, инвалиду сложно найти работу. Но порой они сами не очень-то стремятся трудиться, — говорит в свою очередь председатель Московской городской организации Всероссийского общества инвалидов Надежда Лобанова. — Несколько месяцев назад, например, одна из организаций привезла нам в офис на Бахрушина комплектующие, из которых нужно было собрать гаджеты. Инвалиды за два–три месяца могли бы хорошо заработать. Вы знаете, мы с трудом нашли людей для этой работы. Предлагали инвалидам: «Давайте мы вас будем привозить на работу». Многие отказались. Мы слышали: «На улице зима, выходить на улицу сложно…» Честно говоря, я была удивлена. Я инвалид с детства, училась в советское время в интернате. Там было много инвалидов, все они потом работали и до сих пор работают. Мы соглашались на любую работу. Я, например, после декрета 9 лет проработала вязальщицей на дому и очень жалела, что фабрика в 90‑е годы закрылась. А сейчас многие хотят получить все и сразу. Нам постоянно приходят вакансии для инвалидов. Начинаем обзванивать и слышим: «Мало платят». Я говорю: «Вы сначала проявите себя, начните работать, пусть будет хоть какой-то трудовой навык».

— Может быть, они опасаются, что, устроившись на работу, потеряют дополнительные субсидии к пенсиям, которые им выплачивают согласно постановлению правительства Москвы?

— Надбавки в среднем составляют от 5 до 10 тысяч. А зарплату предлагают от 15 тысяч и выше. Почему не попробовать поработать? А надбавку к пенсии потом всегда можно вернуть. Я все больше убеждаюсь: кто хочет работать, тот работает, а не кричит и не требует: трудоустройте меня! Поверьте, вакансии есть. Недавно, например, телевизионщики искали монтажера и звукорежиссера. А в том, что нынешние инвалиды столь инфантильные, во многом виноваты их родители, которые чрезмерно опекают своих чад. Я им постоянно твержу: «Готовьте их к самостоятельной жизни. Им потом будет очень тяжело». Повзрослев, они уже боятся оторваться от дома. Нередко наблюдаю взрослых мужиков-инвалидов, которым самим уже пора иметь семьи и детей, а они везде ходят с мамами.

У эксперта московского штаба ОНФ, руководителя программ по трудоустройству людей с инвалидностью региональной общественной организация инвалидов «Перспектива» Михаила Новикова, свое мнение:

— Не так много людей с инвалидностью, которые на самом деле готовы работать. Надо ведь кардинально менять свою жизнь, рано вставать, добираться до работы, порой на общественном транспорте, скрупулезно выполнять свои обязанности. Не все готовы к этим переменам. Многие росли и воспитывались на дому, не имели возможности общаться в конкурентной среде со сверстниками. У них другая жизнь, другое восприятие.

Но в последние годы, по мнению эксперта, ситуация начала меняться. Все больше молодых людей с инвалидностью рвется работать, они уже по-другому мыслят, хотят профессионально реализоваться.

— Мы думали, что в кризис будет трудно найти людям с инвалидностью работу, но нет: достаточно много работодателей ищут сотрудников с инвалидностью, — говорит Михаил. — Другое дело, что практически нет предложений на рабочие специальности. В основном требуются специалисты с высшим образованием. Много предложений на начальные и средние позиции на административную работу, нужны IT‑специалисты, продажники. Мы устраиваем в том числе и выпускников вузов с инвалидностью. Их охотно берут, хотя на рынке труда молодым специалистам найти работу достаточно трудно. В среднем мы трудоустраиваем около 200 человек в год.

— Что движет работодателями?

— У разных компаний своя мотивация. Мы работаем в том числе и с международным бизнесом. Они придерживаются политики многообразия рабочей силы, и люди с инвалидностью в ней важная составляющая. Они хотят, чтобы подобная политика развивалась и в России. Конечно, много компаний приходит по требованию закона о квотировании рабочих мест для людей с инвалидностью. Для них важно полностью соблюдать законодательство. И таких компаний становится все больше.

— Их не страшит, что для людей с инвалидностью придется оборудовать рабочие места?

— Это один из стереотипов. Мы провели небольшое исследование. Посмотрели на затраты работодателей на обустройство рабочих мест для наших ребят с инвалидностью. 90% компаний не понесли вообще никаких затрат. У остальных они были достаточно незначительные. Например, тысяч восемь стоили специальные подушечки для кресел для инвалидов с ДЦП. Для общения с ребятами с инвалидностью по слуху внутри компаний используется специальная программа наподобие скайпа, где видны лица говорящих и можно читать по губам. Для ребят с инвалидностью по зрению сейчас есть программы экранного доступа. Они позволяют озвучивать все, что происходит на экране. Все они скачиваются бесплатно.

Счастливых историй немало. Например, инвалид по слуху Сергей после окончания МГТУ имени Баумана успешно работает инженером-программистом в Департаменте городского имущества Москвы. Еще один Сергей, у которого ДЦП и вторая группа инвалидности, трудится в крупной транснациональной компании, специализирующейся на производстве продуктов питания и бытовой химии. А Баирта, несмотря на ДЦП и вторую группу инвалидности, после окончания Российского университета дружбы народов успешно делает карьеру на позиции контент-менеджера.

Просмотрев несколько ресурсов по трудоустройству, я убедилась, что в столице людям с инвалидностью чаще всего предлагают работу оператора по обслуживанию клиентов, менеджера по персоналу, администратора интернет-магазина, помощника руководителя, секретаря, системного администратора, консультанта по страхованию.

Одни из последних вакансий: сети отелей требуются швеи для починки униформы сотрудников и выполнения заказов от гостей на подшив/ремонт одежды. Заработная плата — 25 тыс. рублей. В зоомагазин требуется продавец–консультант (25–30 тыс.), в колл-центр — оператор (20 тыс. рублей).

«Инвалиду-колясочнику просто необходимо иметь активную жизненную позицию»

В Московской области предложений для людей с инвалидностью на порядок меньше.

— Многое зависит от того, в каком регионе живет инвалид. Имеет ли он доступ на улицу и возможность добраться до работы, — говорит Иван Зарецкий из Волокаламска. — В Москве еще есть общественный транспорт с низким полом, а на периферии его совсем мало. Инвалидам-колясочникам предлагают в основном низкооплачиваемую работу. Никто как специалистов их не рассматривает. Или выставляют требование: с опытом работы от трех лет. И инвалиды, которые находились в основном дома, автоматически отсекаются от этой вакансии.

У Ивана Зарецкого ампутированы обе ноги. Сначала в 1992 году из-за заболевания сосудов он лишился одной ноги. В «лихие девяностые» не было никакой работы. Иван ушел в запой. Но взял себя в руки, устроился на местную мебельную фабрику учеником. Попал в бригаду, которая занималась разработкой студийной мебели. Позже сам встал во главе бригады, которая делала комплекты мягкой мебели. Но в начале 2000 года фабрика закрылась. Иван стал подрабатывать на дачных участках, делал заборы, лавки и столы. Болезнь между тем прогрессировала. Ему ампутировали вторую ногу. Оказавшись в инвалидной коляске, он стал работать на дому. Делал мебель на заказ, различную фурнитуру, вырезал иконостасы для храмов. Позже переехал в мастерскую при аграрном техникуме.

— Многим инвалидам не хватает ни образования, ни навыков, — говорит Иван. — И в этом плане я понимаю работодателей. Например, я тоже хотел бы нанять себе в мастерскую работников-инвалидов, но в то же время вижу их уровень подготовки. А качество изделий у меня высокое.

Недавно с подачи руководителя московской областной общественной организации «Колесница» Игоря Гундерова Ивану Зарецкому удалось устроиться на четверть ставки в Волоколамский центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов. Он работает как соцработник, размещает на сайте различную информацию, консультирует инвалидов. Зарплата — 4,5 тыс. рублей в месяц.

— Через центры занятости инвалиду-колясочнику найти работу в Подмосковье практически невозможно, — говорит Игорь Гундеров. — Только после встречи с руководством Министерства социального развития Московской области нам в «ручном режиме» удалось трудоустроить 10 инвалидов, которые передвигаются на инвалидных колясках.

В 1992 году Игорь Гундеров окончил Московский технологический техникум, а через год попал в автомобильную аварию. Врачи констатировали травму шейного отдела позвоночника.

— Шесть лет я пытался встать на ноги. Тренировался по системе Дикуля, наращивал мышцы в надежде отказаться от инвалидной коляски, — говорит Игорь. — Поняв, что жить надо в этом состоянии, решил переоборудовать автомобиль на ручное управление и начать таксовать. На фирме в подмосковном Королеве, где переделывали мой старенький «Опель Вектра», познакомился с инвалидом-колясочником Владимиром Кочарминым. Мы разговорились. И Владимир пригласил меня на работу в свою компанию, где делают инвалидные коляски. Можно сказать, что мне крупно повезло. В один день я сел за руль автомобиля и нашел работу. В «Катаржине» я работаю по сей день. Езжу на работу в Москву из Пушкино.

Инвалиды-колясочники считают, что многие их собратья остаются безработными из-за завышенных ожиданий.

— Скажем честно, квалифицированные специалисты-инвалиды востребованы, трудоустроены и неплохо зарабатывают. Они могут дать фору любому здоровому профессионалу, — говорит инвалид-колясочник Вячеслав Хмельнов. — Это, как правило, программисты, финансисты, аналитики, юристы, бухгалтеры. А молодым специалистам-инвалидам приходится соглашаться на должность с низкой заработной платой. Я сам, окончив юридический факультет с красным дипломом, пять лет отпахал в соцзащите за копеечную зарплату. В 2003 году она была 3700 рублей. Но я знал, что работаю на свое будущее. У юриста без стажа никаких амбиций быть не должно. Он должен думать о профессиональном росте. А ныне у многих инвалидов эти амбиции завышены. Например, колясочник, который получил специальность психолога, хочет сразу получать 40 тысяч рублей. Но такая зарплата у специалистов с 20-летним стажем.

Сам Вячеслав Хмельнов на коляске оказался в 19 лет. Автомобиль ГАЗ догнал и врезался в легковушку, в которой он ехал. Целый год он провел в больнице имени Боткина, а потом еще два года в санаториях и реабилитационных центрах.

— Упорно тренировался, но ходить так и не стал, — делится с нами Вячеслав. — Пришлось приспосабливаться к жизни на коляске. Решил вернуться к учебе, а «поломался» я на втором курсе юрфака. Восстановиться в прежний коммерческий вуз уже не мог, не было денег. Обратился в Российский государственный социальный университет, и меня взяли на бюджет. Я был уже на 5-м курсе, когда в Клину, где я живу, открылся Центр реабилитации инвалидов, и мне предложили устроиться туда юрисконсультом. Потом работал инструктором-методистом по адаптивной физкультуре, менеджером по продажам в коммерческом предприятии. Сейчас у меня четыре места работы. Я работаю в том числе и экспертом в правовом управлении администрации Клинского муниципального района Московской области. Инвалиду-колясочнику просто необходимо иметь активную жизненную позицию.

«Инвалиды более мотивированы в работе»

Очень редко, но все же инвалидам-колясочникам удается стать предпринимателями, организовать собственный бизнес. Один из них — подполковник в отставке Андрей Плахута. Он служил в погранвойсках, потом в ВДВ. В результате взрывной травмы лишился обеих ног. С инвалидностью первой группы открыл в Красногорске свое дело в торговой сфере.

— Найти людям с инвалидностью достойную работу действительно непросто, предлагают в основном вакансии с зарплатой 10 тысяч рублей в месяц, — говорит Андрей. — У меня работает мать ребенка — инвалида второй группы. В моих торговых палатках инвалиду-колясочнику просто не развернуться. Но если удастся расширить площадь, колясочники у меня будут в приоритете.

По данным одного из крупнейших онлайновых ресурсов для поиска работы и найма персонала, практически во всех регионах России в 2016 году значительно возросла доля вакансий с маркировкой «Доступна для соискателя с инвалидностью». Исключением стало лишь Подмосковье, где этот показатель снизился (6,4% в 2015 году и 4,1% в 2016-м).

— Практика показывает, что работодателю бывает проще заплатить штраф, чем выполнять квоту, брать на работу людей с инвалидностью, — говорит Вячеслав Хмельнов. — Раньше инвалидам устроиться на работу было проще. До 2011 года в Московской области для предприятий, которые использовали труд инвалидов, действовали льготы, в том числе и по налогу на имущество, согласно которому крупный бизнес в конце года имел хорошую маржу. И мог пустить эти деньги на развитие производства, на закупку нового оборудования. Но многие нечистые на руку предприниматели набирали инвалидов на работу чисто формально, они у них просто числились, получали какой-то минимум, а бизнесмены вовсю пользовались льготами. Потом Московская областная дума этот закон пересмотрела, льгота осталась в том же объеме, но изменились условия использования высвобожденных денег. Теперь эти средства нужно потратить на самих трудоустроенных инвалидов. Выписать, например, им премию. Понятно, что бизнесу это невыгодно. Предприниматель все равно отдаст эти деньги: либо государству, либо инвалидам. С моральной точки зрения, конечно, предпочтительны люди с ограниченными возможностями. Но мораль и бизнес, как параллельные прямые, не пересекаются.

А если бизнесмен взял на работу людей с инвалидностью, риски повышаются. К нему чаще будет приходить трудовая инспекция, чтобы проверить условия труда инвалидов. Работникам-инвалидам первой или второй группы устанавливается сокращенная рабочая неделя — не больше 35 часов — и более длительный отпуск, 30 дней.

Работодатели на условиях анонимности признались, что опасаются брать на работу людей с инвалидностью из-за большого количества больничных листов, из-за низкой мобильности. Работодателей также пугает, что инвалидов нелегко будет отчитать за допущенные промахи.

В то же время те, у кого трудятся инвалиды, отметили их заинтересованность в работе.

— Нельзя говорить, что КПД инвалидов ниже, чем у здорового работника. Порой он даже выше, — считает Вячеслав Хмельнов. — Инвалид более мотивирован держаться за свое рабочее место. Он более щепетильно подходит к работе. Иногда в ущерб своему здоровью взваливает на свои плечи дополнительный объем работы, часто перерабатывает, чтобы доказать свою профпригодность. Я это знаю по себе. Нам очень нужна работа, чтобы содержать семью, иметь увлечения и путешествовать.

Минтруд подготовил законопроект, согласно которому органы службы занятости будут активно сотрудничать с учреждениями медико-социальной экспертизы. И если инвалид выразил желание работать, будут ему подбирать подходящие вакансии, при необходимости направлять на переобучение, а также помогать адаптироваться на рабочем месте.

— Продекларированы многие хорошие вещи, но я считаю, что в условиях, когда в регионах сокращается финансирование органов службы занятости, нелогично возлагать на них новые обязательства по сопровождению людей с инвалидностью, — говорит эксперт московского штаба ОНФ Михаил Новиков. — Этих специалистов в регионах из офисов-то не выгонишь. Они по-другому видят свою работу. Надо кардинальным образом менять кадровый состав. Мне кажется, что ставка на сотрудников службы занятости не сработает. И было бы правильным отдать эту работу на аутсорсинг общественным организациям и кадровым агентствам коммерческих структур.

По мнению эксперта, у нас в стране нет организаций и специалистов, которые были бы профессиональными посредниками между бизнесом и людьми с инвалидностью. Именно они должны помогать коммерческим структурам успешно адаптировать сотрудников с инвалидностью на рабочих местах, консультировать работодателей по юридическим вопросам, связанным с трудоустройством людей с инвалидностью и созданием для них специальных условий труда. Такой службы нет, и это одна из основных причин, что люди с инвалидностью у нас в стране не востребованы в качестве трудовых ресурсов.

— Предполагается, если компания не может взять на работу инвалида, она заплатит определенную сумму в спецфонд. Эти средства пойдут на создание рабочих мест для людей с ограниченными возможностями и на поддержку предприятий, которые превысили квоту.

— У меня большой вопрос: как будут расходоваться эти деньги? Сейчас поданы многомиллионные иски к предприятиям, которые должны были трудоустраивать инвалидов, получили субсидии от государства, а свои обязательства не выполнили. Мы можем получить ту же картину, только в федеральном масштабе.

Похоже, что в этом вопросе будет сломано еще немало копий.

И пока в устах одних слова «я инвалид» звучат как «я герой Советского Союза», они смирились с участью иждивенцев, считают, что все им все должны, другие проявляют неимоверную стойкость и добиваются практически невозможного, как, например, Олеся Павлик из Ярославля. Девушка с тяжелой формой церебрального паралича освоила ноутбук. Олеся не может разговаривать и полностью контролировать свои руки, но она научилась одним пальцем управлять тачпадом, печатать и монтировать видеоролики. Освоив специальную программу — генератор речи, она стала не только общаться с окружающими, но и вести на радиостанции «Серебряный дождь» программу «Наноновости».

Заголовок в газете: Работа не волк, от инвалида не убежит
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27442 от 14 июля 2017 Тэги: Кризис, Налоги, Отставка, Пенсии, Дети Организации: Правительство РФ Места: Россия, Москва

К нему чаще будет приходить трудовая инспекция, чтобы проверить условия труда инвалидов.

Сотрудник инвалид льготы для предприятия 2020 год

При такой нехватке квалифицированных сотрудников будет расточительством пренебрегать сотнями тысяч работников.

Добавить комментарий